Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 4 мин
Обновлено:

Мнение. Ковидное правосудие: хочется надеяться, что это не навсегда

Как по мотивам безопасности нарушаются важнейшие принципы судопроизводства

Только что я вернулась с заседания апелляции, которое продлилось минуту, — и за эту минуту суд вынес постановление. Не буду углубляться в суть спора, важно, что за минуту правосудное решение невозможно вынести ни по какому делу.

Коронавирус серьезно изменил все сферы нашей жизни. Не стала исключением и сфера судебная. Закрыть суды на длительный срок оказалось невозможным, но, увы, невозможным оказалось и вести судебные процессы в прежнем режиме. Появились новые правила, которые, конечно, не зафиксированы в процессуальных кодексах. Эти правила даже с натяжкой сложно назвать законными и не нарушающими права участников процесса. О чем идет речь? Давайте разберемся.

Маска — обязательный участник процесса

Напомню, что на всей территории Российской Федерации официально действует «масочный режим». В соответствии с постановлением главного государственного санитарного врача c 28 октября 2020 года масочный режим действует во всех общественных местах. Заметьте, не «масочно-перчаточный».

Без маски вам не удастся пройти дальше крыльца. Исключений нет: какой бы важный судебный процесс ни был назначен, ни один из участников не войдет в здание суда без этого средства индивидуальной защиты. В большинстве случаев здания судов расположены несколько особняком, и аптек или продовольственных магазинов в шаговой доступности от них часто нет. Так что забытая/порванная маска грозит недопуском не то что в процесс, а в само здание суда. А суды (естественно) масок для участников процесса не предоставляют.

Что касается перчаток, то с ними все очень по-разному. Чем дальше суд от Урала, тем меньше вероятность, что они потребуются. Но, например, в Арбитражном суде г. Москвы без перчаток работать нельзя. А листать в перчатках многостраничный документ — это отдельный навык.

Онлайн, такой онлайн

Когда история с распространением ковида только начала набирать обороты, арбитражные суды и Верховный суд бодро рапортовали, что готовы рассматривать дела и онлайн. Что получилось в итоге? Во многих судах страны до сих пор нет «технической возможности» для их проведения. Принципиально не проводит онлайн-заседания Арбитражный суд г. Москвы (на сайте уже более полугода сиротливо висит объявление о ведении и тестировании работ по обеспечению дистанционного участия сторон в процессе). Не проводят онлайн в Арбитражном суде Республики Алтай (интересно, что летом, до начала второй волны онлайн-заседания там проводились, но с октября техническая возможность внезапно «исчезла»!), во многих других судах.

В судах общей юрисдикции картина похожая — техническая возможность для проведения онлайн-заседаний есть не у всех. И обычная практика судов — отказ в проведении онлайн-заседания за 1–2 дня до процесса, особенно прекрасная в тех случаях, когда суд находится на другом конце страны от представителя.

Подача документов через канцелярию сейчас невозможна ни в одном арбитражном суде. Все только по почте либо через электронную картотеку арбитражных дел — kad.arbitr.ru или «Мое правосудие» для судов общей юрисдикции. И все бы ничего, но только за прошлый месяц лично у меня было минимум пять эпизодов, когда kad.arbitr.ru лежал по нескольку часов и невозможно было направить в суд ни один документ. Естественно, если вы пропустите процессуальные сроки из-за сбоя системы, доказать это будет непросто (хотя и не невозможно). Сдать документы нарочным можно только без подтверждения сдачи — то есть буквально бросить в специальную коробку для корреспонденции у входа в здание суда. Уверенности, что документы из этой коробки не пропадут, лично у меня нет.

В каждой избушке — свои погремушки

Самое интересное — это, конечно, порядок ведения процесса в эпоху ковида. Этот порядок отличается не просто от одного региона к другому, а буквально от суда к суду.

Но можно выделить общее.

Ограничение на количество представителей. Суды рекомендуют (например, есть такая рекомендация на сайте Арбитражного суда г. Москвы) минимальное личное участие в процессе. Идеальная ситуация описывается формулой «одна сторона — один представитель» либо «прошу рассмотреть дело без моего участия». Отмечу, что это правило действует далеко не во всех судах — за Уралом ограничений на количество представителей мне встретить пока не довелось. Но никто не учитывает, что несколько представителей от одной стороны часто не роскошь, а необходимость. Например, при рассмотрении многоэпизодных налоговых дел эпизоды часто распределяются между представителями.

Ограничение на время присутствия в суде. Буквально. Во многих судах — и арбитражных, и общей юрисдикции — войти в здание суда можно не раньше чем за 15 минут до времени судебного заседания, обозначенного в определении. И если вы не сторона процесса или у вас на руках нет распечатанного определения суда с датой и временем заседания, перспективы входа в здание также весьма сомнительны. Исключаются возможности присутствия в судебных процессах стажеров юристов, помощников адвокатов, студентов (с одной стороны, логично — пусть учатся онлайн, а с другой — сложно представить, какие знания процесса будут у тех же студентов через несколько лет). Также исключаются и возможности присутствия в судебном процессе иных слушателей (часто такими бывают, например, представители кредиторов), представителей СМИ. Я уж не говорю о том, что процесс благодаря этим «новшествам» становится закрытым, а это прямо нарушает один из основных принципов судопроизводства, принятый как в российском, так и в международном праве, — принцип гласности судебных заседаний. Наконец, такое ограничение (и проверка определений и прочих документов) неминуемо создает очереди. В том же Девятом арбитражном апелляционном суде люди стоят на холоде по 30–40 минут.

Во многих судах, расположенных в суровых климатических условиях Сибири и Дальнего Востока, в здание суда впускают всех желающих, но к залам судебных заседаний могут пройти только представители с полным комплектом документов (после многократной обработки рук, проверки температуры и подписания расписки — о ней ниже).

Отдельная боль — суды общей юрисдикции. Электронная система «Мое правосудие» работает далеко не так хорошо, как хотелось бы, и часто не дает необходимых сведений. Дозвониться до суда общей юрисдикции практически невозможно (шанс примерно один из тысячи), а попасть в здание не в день заседания — невозможно. Это создает дополнительные (и ненужные) трудности участникам судебных процессов.

Ограничение на время судебного заседания. Во избежание «скоплений людей» в коридорах и зданиях судов многие суды устанавливают регламент: не больше 15 минут на выступление каждой стороны. Увы, такой метод подходит далеко не для всех. Например, при рассмотрении многоэпизодных налоговых дел такой «лимит времени» выглядит как издевательство. В судах апелляционной и кассационной инстанций все бывает и того интереснее: заседание длится не более 2 минут и сводится к формальному проведению процесса и «засиливанию» ранее принятых судебных актов. «Жалобу поддерживаете?» — «Да». — «Доводы те же?» — «Да». — «Суд удаляется на принятие судебного акта». Суды второй и третьей инстанции часто даже не раскрывают дело, а на попытки сторон обратить их внимание на то или иное доказательство отвечают: «Суд с делом ознакомился».

Ограничение на работу с документами. Выше я говорила, что сдать документы в суд через канцелярию нельзя. Крайне сложно представить что-то и в судебном заседании: судьи боятся прикасаться даже к доверенностям и паспортам. Что уж говорить о документах! Зачастую во время заседания самого дела даже нет в зале, перед судьей лишь ноутбук или чистый лист с протоколом.

Ограничение на ознакомление с делами. Опять же — «во избежание скопления людей» время на ознакомление с делами ограничено 15–20 минутами (в Арбитражном суде Москвы — 20 минут и не более трех представителей сторон в одном помещении). Если у вас рассматривается многотомное дело, то 20 минут хватит в лучшем случае на один том.

Расписки. Без шуток, уже в нескольких арбитражных судах и одном суде общей юрисдикции при входе в здание суда мне предложили подписать расписку о том, что у меня не диагностирован COVID-19, я не имела контактов с лицами, у которых он диагностирован, и в последние 14 дней я не была за рубежом. Расписку просят заполнить сотрудники службы охраны суда перед входом в здание. Конечно, никакого правового смысла в этих расписках нет, но заполнять их приходится. Зачем — история умалчивает.

На мой взгляд, все эти ковидные ограничения превращают правосудие если не в фарс, то в пустую формальность, ритуальный танец, в котором нет смысла, но который все же зачем-то нужен. А ведь в соответствии с Конституцией каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод. Но о какой судебной защите может идти речь в таких условиях? Суд защищается от инфекции, а не защищает жаждущих справедливости. Надеюсь только, что это не навсегда.

Хотя в голове крутится поговорка о том, что ничто не бывает таким постоянным, как временное.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.