Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 5 мин
Обновлено:

ЦБ ответил на претензии банков к цифровому рублю

Доводы о росте ставок по кредитам и перетоку средств из депозитов несостоятельны и преувеличены

Банкиры напрасно опасаются оттока средств и потери доходов из-за конкуренции с Центробанком и зря пугают ростом ставок по кредитам в связи с введением цифрового рубля, считает регулятор. Он подробно ответил на все «пункты обвинения» и объяснил, почему доводы банков против цифрового рубля несостоятельны и преувеличены.

Публикация ЦБ осенью доклада о возможном появлении в России цифрового рубля вызвала переполох в финансовом сообществе. Зампред правления Сбербанка Анатолий Попов оценивал отток средств из банков в 2–4 трлн руб. в течение трех лет. Их переток в цифровой рубль может привести к дефициту ликвидности и, как следствие, росту ставок по кредитам, опасался он.

Что на кону

Самые выгодные для банков деньги — остатки на расчетных и текущих счетах компаний, зарплатные счета или карточки. По ним платятся в лучшем случае символические проценты, а размещаются эти средства по рыночным ставкам, например, в ЦБ. По мере развития безналичных платежей таких пассивов у банков становится все больше, отмечает ЦБ. 

Потери именно этих денег опасаются банкиры в связи с появлением цифрового рубля: часть из них может перетечь в цифровые кошельки. Зарабатывать же на таких деньгах очень легко, пишет ЦБ: банки по своей практике хорошо знают суммы устойчивых остатков таких денег, которые можно разместить с минимальными рисками (ликвидности и кредитными).

Как защититься

Защита дохода, получаемого с высоколиквидных пассивов, является частью стратегии наиболее крупных игроков по созданию экосистем на основе банка. Это попытка удержать свои дешевые пассивы в периметре экосистемы, если этим пассивам все же суждено покинуть банк и тем самым сохранить банку в экосистеме данный источник дохода. Если клиента не устраивают низкие ставки по депозитам, он обращается к продуктам того же банка — его брокеру, пенсионным фондам, ПИФам и т. д. В результате вкладчики остаются в банке (но в форме депозитов/счетов и инвестиций аффилированных с банком брокерской компании, ПИФа, НПФ), сохраняется и часть доходов экосистемы от высоколиквидных пассивов (остатков на брокерских счетах и т. п.).

Другая часть ранее дешевых пассивов остается в банковском секторе в виде средств на корпоративных счетах и депозитах компаний — эмитентов ценных бумаг, которые купили бывшие вкладчики, ПИФы, НПФ и т. д. Стоимость этих пассивов выше, так как они, как правило, размещаются на краткосрочных депозитах с процентной ставкой несколько ниже ставок денежного рынка. 

Введение цифрового рубля сократит эти безрисковые доходы банков в той части, которая перетекает в цифровой рубль. Так как все электронные кошельки цифрового рубля находятся на балансе Банка России, остатки в кошельках не могут быть использованы в качестве пассивов для получения процентного дохода банками. 

Придется делиться

Пытаясь избежать излишнего перетока высоколиквидных пассивов в цифровой рубль и сохранить возможность заработать на таких пассивах, банки вынуждены будут поднять ставки по остаткам на таких счетах (зарплатных, расчетных, текущих), считает регулятор и делает вывод: появление цифрового рубля перераспределит часть процентного дохода в пользу клиентов и вкладчиков. 

Стоит ли воспринимать такое перераспределение части процентного дохода от банков к их клиентам как нарушение работы рыночного механизма или какое-то проявление неэффективности функционирования рыночной экономики, спрашивает ЦБ.

Его ответ: наоборот, такое перераспределение устраняет существующую неэффективность рынка. 

Она заключается в невозможности физлиц или компаний заставить их денежные остатки крутиться даже ночью и при этом без какого-либо риска приносить процент на уровне рыночного (для овернайт это ставка, близкая к ключевой — 4,25% годовых). Дело в том, что наличие у банков такой возможности — извлекать безрисковый доход из своих высоколиквидных пассивов в овернайт-операциях размещения денежных средств в ЦБ — следствие сложившейся институциональной структуры банковского сектора. В ней только коммерческие банки имеют доступ к операциям центрального банка и доминируют на денежном рынке.

Центральные банки дали коммерческим возможность получать безрисковую прибыль, чтобы эффективно управлять ставками денежного рынка, то есть вынужденно. Поэтому доход банков, получаемый от размещения дешевых пассивов на денежном рынке, можно считать рентой, которую банки извлекают из своей монополии на оказание банковских услуг, хранение средств клиентов, в том числе под гарантии АСВ. Источником этого рентного дохода для банков служит частный нефинансовый сектор, недополучающий доход на свои остатки средств. Такое монопольное право банков во всем мире сохранялось до тех пор, пока не стали появляться участники рынка, прежде всего в сфере платежей, которые имеют технологическую возможность получать рыночную доходность по своим высоколиквидным средствам и готовы делиться этими доходами с клиентами (в частности, для захвата доли рынка).

Финтех-индустрия показала обществу, что сохранение ренты, возникающей у банков из-за существования дешевых пассивов, никак не обосновано законами рынка, и готова перераспределить ее частично клиентам, частично — себе. Тенденция к обнулению такой ренты — уже сформировавшаяся реальность, с которой банкам во всем мире, в том числе в России, придется считаться, независимо от того, появятся цифровые валюты центральных банков или нет.

Сокращение процентного дохода банков от дешевых пассивов снизит чистую процентную маржу и прибыльность банков, признает ЦБ, но это подтолкнет банки быстрее проводить цифровую трансформацию бизнеса, оптимизировать расходы, повышать комиссионные доходы от расширения оказываемых услуг.

Возникнет ли дефицит фондирования

Другой миф (по мнению регулятора) – это дефицит фондирования у банков из-за перетока депозитов в цифровой рубль.

В нормальной ситуации вкладчики вряд ли предпочтут беспроцентный цифровой рубль вкладам, по которым выплачивается ненулевая ставка и которые застрахованы АСВ, указывает ЦБ. Частично перейти в цифровой рубль могут короткие высоколиквидные пассивы, признают авторы доклада, но и тогда дефицит фондирования не возникнет благодаря операциям ЦБ по предоставлению ликвидности, с помощью которых он регулирует ставки денежного рынка. Если при перетоке средств в цифровую форму банк потеряет ликвидность, у него есть несколько вариантов ее пополнения:

  1. сократить объем депозитов в ЦБ, на которые он получает ключевую ставку с помощью  недельных депозитных аукционов, либо занять ликвидность у ЦБ по ставке, близкой к ключевой, с помощью недельных аукционов репо;
  2. поднять ставки по высоколиквидным пассивам, например текущим счетам. Банки уже поступают так, отказываясь от нулевых ставок и вводя программы кешбэка, из-за конкуренции на рынке;
  3. поднять ставки по срочным депозитам. Это ограничит перетоки в цифровой рубль и стимулирует приток денег на депозиты из наличных рублей и иностранной валюты.

Конечно, в период кризиса переток депозитов в цифровой рубль будет усиливаться, так как клиенты могут воспринимать его как менее рискованный, по аналогии с тем, как сейчас вкладчики в кризис бросаются снимать наличные в банкоматах. Но чтобы снять большую сумму наличных, требуется ее предварительно заказать, напоминают авторы доклада, и точно так же можно будет в разумных пределах ограничивать скорость перетока депозитов в цифровую валюту. Это позволит банкам адаптироваться к колебаниям ликвидности. 

Поэтому дефицита фондирования в банковском секторе не возникнет, а способность банков выдавать долгосрочные кредиты не пострадает, хотя распространение цифровых валют, возможно, подтолкнет их к большей опоре на собственные средства (narrow banking), допускает ЦБ.

Станут ли кредиты дороже?

Процесс формирования стоимости кредитов не изменится, уверен регулятор: в условиях конкуренции между банками и неизменности процентных ставок денежного рынка кредиты не должны стать дороже.

Выдавая кредиты, банки ориентируются на трансфертную кривую (т.е. рыночную стоимость фондирования), а не на стоимость дешевых пассивов, которая близка к нулю. Принимая решение о том, какую ставку установить по кредиту, банк сравнивает процент, который получит по этому кредиту, с альтернативным доходом, который может получить вместо выдачи кредита. Минимальный альтернативный доход в нормальной ситуации на рынке представлен безрисковой рыночной доходностью соответствующей кредиту срочности: обычно это уровень доходности ОФЗ такой же срочности. Раздельное принятие решений банками о стоимости кредитов и депозитов — основа современного управления активами и пассивами в банках.

Переток депозитов в цифровые рубли скажется главным образом на депозитных ставках банков, также может возрасти стоимость банковских услуг, так как банки переложат часть потерянных доходов на комиссии, в том числе, возможно, за обслуживание счетов, прогнозирует регулятор. В таком случае на первый план выйдет задача поддержания достаточной конкуренции в банковском секторе, чтобы стимулировать повышение банками эффективности своей деятельности и снижение расходов. Важно отметить, что даже без введения цифрового рубля банки столкнутся с этой необходимостью из-за растущей конкуренции с финтех- и бигтех-компаниями.

Вместе с тем постепенно, по мере расширения использования цифрового рубля, может произойти переход от структурного профицита ликвидности к ее устойчивому структурному дефициту, когда у банков есть устойчивая потребность в привлечении ликвидности за счет операций с ЦБ. Это способно привести к изменению среднего спреда ставок денежного рынка относительно ключевой ставки и, как следствие, повлиять на ставки на других сегментах финансового рынка.

Центробанк учтет эти эффекты при принятии решений по денежно-кредитной политике: траектория ключевой ставки будет выбираться таким образом, чтобы сформировать условия, способствующие поддержанию ценовой стабильности (т.е. инфляции вблизи 4%), — аналогичные тем, которые имели бы место и без введения цифрового рубля.

Станет ли больше рисков в кредитовании

Не согласен ЦБ и с тем, что банки будут принимать на себя больше риска в кредитовании, чтобы компенсировать выпадающие процентные доходы. Принятие рисков как отдельными банками, так и на макроуровне можно регулировать, да и самим банкам это будет стоить большей нагрузки на капитал, напоминает ЦБ. Кроме того, это нерационально с точки зрения успешности бизнеса, считает регулятор: накопление рисков приведет к снижению финансовой устойчивости, а при неблагоприятном развитии событий — и выходу с рынка.

Что такое цифровой рубль

Пока что цифровой рубль — лишь предложение ЦБ для обсуждения. Это все тот же российский рубль, который будет эмитироваться ЦБ, но выпускаться он будет в цифровой форме дополнительно к существующим формам валюты — наличным деньгам и безналичным рублям на счетах. Как и они, цифровой рубль будет служить средством платежей, мерой стоимости и средством сбережения, то есть выполнять все основные функции денег. Цифровой рубль объединит преимущества наличных и безналичных денег: быстроту и дешевизну расчетов (с применением онлайн-банкинга, банковских карт и сервисов мгновенных платежей) независимо от наличия связи, да к тому же бóльшую безопасность.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.