Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 4 мин

Глобальные риски для каждого

Какие глобальные угрозы люди считают наиболее актуальными лично для себя

Какие глобальные угрозы люди по всему миру считают наиболее актуальными лично для себя, готова ли Европа к введению паспортов вакцинации, как разовый грант для молодежи может способствовать сокращению неравенства: главное в блогах экономистов.

Статья впервые опубликована на сайте «Эконс».

Ухудшение здоровья, потеря работы или дохода и природные катаклизмы — более 60% людей по всему миру считают, что в течение года они и их семьи могут столкнуться с этими угрозами, показал опрос Ipsos и Всемирного экономического форума (ВЭФ), о котором рассказывают редакторы ВЭФ. В опросе, который проводился онлайн в конце декабря 2020 г. — начале января 2021 г., приняли участие более 23 000 человек из 28 развитых и развивающихся экономик, включая Россию (впрочем, выборка для России не репрезентативна и смещена в сторону более образованного и обеспеченного населения, уточняют авторы опроса). Причины беспокойства ожидаемо в первую очередь связаны с пандемией COVID-19 и ее экономическими последствиями, отмечает ВЭФ: так, 48% респондентов считают, что могут столкнуться с обострением неравенства, 44% беспокоят возможные трудности в доступе к образованию.

Итоги опроса перекликаются с выводами исследования ВЭФ, посвященного глобальным рискам, с 2006 г. ежегодно публикуемого в преддверии форума в Давосе, который в этом году откроется 25 января и впервые будет проведен в онлайн-режиме. Обзор ВЭФ о глобальных рисках также составляется на основе опроса, но в нем принимают участие представители бизнеса и неправительственных организаций, чиновники и ученые, отмечающие наиболее значимые риски планетарного масштаба. Впервые за 15-летнюю историю «рейтинга» глобальных рисков инфекционные болезни попали в топ-5 наиболее вероятных рисков и возглавили рейтинг угроз с наиболее значимыми последствиями.

Большинство глобальных рисков в топ-5 этого года, как и в прошлом, связаны с изменением климата и негативным воздействием на окружающую среду. Опрос населения тоже показал, что людей беспокоит изменение климата: 60% ожидают, что природные катаклизмы будут более частыми и что есть риск лично с этим столкнуться, а 38% отметили, что изменение климата может ускориться. Среди наиболее вероятных глобальных рисков эксперты назвали и цифровое неравенство. В то же время участники массового опроса смотрят на технологии куда оптимистичнее: так, лишь 33% респондентов считают, что могут столкнуться с дополнительными трудностями в доступе к технологиям и цифровым сервисам, а 36% верят, что ситуация улучшится.

Представления российских респондентов о наиболее актуальных угрозах отличаются от глобального топ-3. Так, природные катаклизмы не вошли в число наиболее реалистичных, с точки зрения россиян, угроз: лишь 45% российских респондентов считают, что могут столкнуться с этим бедствием, против 60% в среднем в мире. Более актуальной угрозой российские граждане назвали вероятность конфликтов и торговых споров страны с другими государствами: 63% считают, что могут столкнуться с их последствиями, против 55% в среднем в мире.

Перспективы введения вакцинных паспортов в Европе будут зависеть от того, насколько справедливой и эффективной общество сочтет кампанию по вакцинации от COVID-19, рассуждают эксперты европейского исследовательского центра Bruegel в блоге организации. Пандемия привела к ограничению таких базовых прав, как право на свободное передвижение, напоминают авторы. Впрочем, ограничительные меры были обоснованны, поскольку свободное передвижение индивида могло повлечь за собой распространение инфекции и, как следствие, значимые издержки для общества, то есть, если использовать экономическую терминологию, имело негативные экстерналии. Вакцинация позволяет сократить эти негативные экстерналии свободного передвижения, поскольку снижает риски распространения вируса. Таким образом, оснований так жестко ограничивать в правах тех, кто сделал прививку, не остается. За введение специальных паспортов или сертификатов о вакцинации от COVID-19 для отмены ограничений передвижения уже высказывались представители многих европейских стран (в том числе Испании, Греции, Кипра, Дании, Польши, Эстонии), а также глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Главный контраргумент — риски новых расколов в обществе, поскольку обеспечить всеобщий доступ к вакцине пока не удается. Из-за ограниченного количества доз в обращении странам приходится отдавать приоритет тем или иным группам населения, неизбежно дискриминируя остальных. В Италии даже появилось предложение в приоритетном порядке поставлять вакцины более экономически успешным северным регионам, поскольку восстановление экономической активности в них поддержит рост всей итальянской экономики. Сомнениям может быть подвергнут и принцип распределения доз между странами Евросоюза, продолжают авторы. Так, сейчас дозы вакцины распределяются согласно численности населения, но без учета его демографической структуры. Возможно, имело бы смысл давать больше вакцин тем странам, где выше доля пожилых — наиболее уязвимых для COVID-19. Например, сейчас Италия получит 13,5% всех закупленных для ЕС доз, а с учетом доли пожилых могла бы получить 15,2%.

На глобальном уровне проблема доступа к вакцинам стоит еще острее. Прямая зависимость между размером ВВП на душу населения и вероятностью получить вакцину будет лишь усиливаться в ближайшие месяцы, считают авторы, так что если заграничные путешествия будут разрешены лишь при наличии вакцинного паспорта или сертификата, то жители бедных стран надолго останутся за бортом. Простых решений нет, но национальная политика в отношении вакцин должна основываться на демократических принципах и пользоваться общественной поддержкой, призывают эксперты Bruegel: важно помнить, что речь идет не о привилегиях для части общества, а о возвращении людям их базовых прав.

Всеобщий базовый капитал мог бы не просто сократить неравенство, но и кардинально изменить судьбы людей, пишет в блоге Лондонской школы экономики Джулиан Ле Гранд, в прошлом — советник премьера Тони Блэра по социальным вопросам, а сейчас — профессор социальной политики Лондонской школы экономики. В мире широко известна и активно обсуждается идея безусловного базового дохода (ББД), который фактически выступает элементом системы социальной защиты. В отличие от ББД всеобщий базовый капитал — это не вопрос социальной защиты, а, скорее, трамплин, чтобы продвинуться к лучшим условиям жизни и более равноправному обществу, пишет Ле Гранд, который впервые выдвинул эту идею в 1990-е гг. Тогда Ле Гранд предлагал выдавать каждому гражданину Великобритании по достижении им совершеннолетия единовременный грант в размере 10 000 фунтов.

Исследования показали, что обладание активами в юности предопределяет большие успехи в дальнейшем — более высокий доход, более высокую занятость и даже более стабильное семейное положение. И чем больше сумма, тем меньше соблазн растратить ее, считает Ле Гранд: грант должен быть таким большим, чтобы он сразу воспринимался как шанс изменить свою жизнь — получить достойное образование или открыть собственное дело. Источником финансирования такой программы по его замыслу могли бы стать поступления от налога на наследование. Таким образом, богатство старших поколений можно использовать для поддержки молодежи. Идея базового капитала для молодых особенно актуальна в пандемию, которая крайне негативно сказалась на перспективах молодежи, считает Ле Гранд.

Проблема злоупотребления персональными данными пользователей онлайн-платформ — следствие недостатка конкуренции, пишет в блоге Школы Бута при Чикагском университете Томмазо Валлетти, профессор Имперского колледжа Лондона, а в прошлом — главный экономист по вопросам конкуренции в Европейской комиссии. Обычно на рынке, где конкуренция недостаточно сильна, устанавливаются более высокие цены и/или снижается качество продукции. В случае с Facebook и Google речи о повышении цен не может быть: их бизнес-модели построены на том, что их сервисы бесплатны для пользователей. Зато происходит снижение их качества, которое выражается в том, что персональные данные пользователей защищены все хуже, считает Валлетти.

В середине 2000-х, когда Facebook только стремился завоевать аудиторию, социальная сеть делала упор на защиту приватности, стараясь выгодно отличаться от конкурентов. Пользователям понравилась эта идея, и Facebook вскоре обошел лидера рынка, сеть Myspace. Но после покупки социальной сетью Facebook фактического конкурента — Instagram, а также мессенджера WhatsApp защита приватности ослабла, условия для пользователей изменились и стали сводиться к формуле «соглашайся или уходи». Впрочем, уходить тоже стало некуда, продолжает Валлетти: меняя социальную сеть или мессенджер, пользователь рискует лишиться имеющихся контактов, да и реальных конкурентов остается все меньше.

Знаменитый экономист и нобелевский лауреат Пол Ромер предлагал обложить доходы онлайн-платформ от рекламы, которые растут как раз за счет использования персональных данных, специальным налогом — по аналогии с платой промышленных компаний за негативное воздействие на окружающую среду. Это может снизить негативные последствия, но не решит проблему защиты данных, считает Валлетти: нужна конкуренция, обеспечивать которую должна активная антимонопольная политика, предотвращающая покупку перспективных стартапов технологическими гигантами, причем конкурировать с лидерами рынка можно именно за счет более тщательной защиты пользовательских данных.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.