Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Мнение. Десятилетие разочарований для молодежи

Почему люди поколения 25–35 стали ядром нынешнего протеста

Статистические исследования участников протестов, озвученные политологом и экономистом Алексеем Захаровым в выступлении на телеканале «Дождь» и опубликованные им в Facebook, показали очень интересную картину. Ядром протестов в этот раз стало поколение возраста 25–35 лет. Я слежу за этой возрастной группой довольно давно, поскольку к нему принадлежит моя старшая дочь, а также многие из моих бывших студентов. Лет 8–10 назад, общаясь со сверстниками дочери, я отметил их чрезвычайную аполитичность. Их интересовало многое — бизнес, культура, путешествия, музыка, но только не политика. И вот сейчас, неожиданно, именно это поколение резко вошло в политику. Но так ли неожиданен этот поворот?

Десять лет назад молодым людям, вступавшим во взрослую жизнь, казалось, что все вокруг них идет вверх. Стремительно появлялись новые технологии. Россия, казалось, возвращала себе утраченные мировые позиции. Москва хорошела, а вместе с ней и многие крупные города страны. Впереди была Олимпиада, в оборонку хлынули деньги, бизнес развивался. Студенты наперебой делились со мной своими бизнес-идеями. Многие из них хотели начинать свое дело. В этих условиях интерес к политике воспринимался в молодежной среде как удел фриков, неспособных к настоящему интересному делу. Впереди много других социальных лифтов — наука, спорт, искусство, бизнес, госслужба, наконец.

Но прошло 10 лет, и оказалось, что многое из того, на что надеялось молодое поколение, осталось на бумаге. Олимпиаду «замочили», бизнес «загнобили», науку «выхолостили», а искусство связали по рукам и ногам. Мировые технологии стали менее доступны. Где-то там, в далеких краях, красавец Маск запускает ракеты в космос, а российская молодежь в это время читает о коррупционных скандалах в «Роскосмосе», дырках в МКС и нищенских зарплатах инженеров.

Все без исключения социальные лифты оказались блефом. Спортивная карьера уперлась в допинг и коррупционные деньги, искусство и музыка — в отсутствие нормального рынка с четкими правилами игры, бизнес оказался нужен государству только в качестве бесплатной дойной коровы, наука осталась без денег и штатов. Единственный возможный путь карьеры сейчас — это госслужба. Но это — роль мальчиков на побегушках, высочайшая коррупция и невозможность пробиться наверх, поскольку верхние эшелоны заняты детьми, да уже и внуками элиты, сидящей наверху.

И если не брать во внимание копеечные должности почтальонов или библиотекарей, то самая реальная работа в регионах — это Росгвардия, МВД и контрактная служба в армии. На долю девушек остается тяжелая профессия продавцов. Удел остальных — неформальный сектор.

Самое печальное заключается в том, что впереди, по большинству прогнозов, многолетняя стагнация, дальнейшее отставание от развитых стран и полное отсутствие каких-либо перспектив. И большинство молодых людей в нашей стране все больше и больше это осознают. Сильнейший фильм Навального и его задержание послужили мощным спусковым крючком для всего того негатива, который накопился у молодого поколения.

К сожалению, наверху это осознается очень плохо. Иначе бы накануне выхода людей на улицы городов не было бы опубликовано предложение Владимира Путина отменить предел по возрасту для назначаемых им чиновников. Но верхушка страны живет по собственным календарям, как любит говорить политолог Екатерина Шульман, и это решение для них никак не было связано ни с протестами, ни с Алексеем Навальным, ни с будущим нашей молодежи. Только вот молодежь все это видит — и отсутствие социальных лифтов, и чудовищную коррупцию, и будущую геронтократию.

И на улицы выходит не только за Алексея Навального, но и за свое будущее, которого их лишили.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.