Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Мнение. Антипутинский поход детей

Государство объявило гражданскую войну молодому поколению

История с отравлением Алексея Навального обнаружила большой возрастной разрыв в политических предпочтениях населения. Политических — потому что вера или неверие в реальность того, что государство травит неугодных граждан, — это отражение прежде всего политических убеждений и предубеждений. В фокус массовых опросов «Левада-центра» попадают совершеннолетние граждане, но категория 18–24 года — это все-таки люди, ближе примыкающие к юношеству, чем к пожилым слоям населения. Притом что вся, абсолютно вся, полусознательная и бессознательная жизнь этого поколения прошла исключительно при Путине; моя генерация, например, в этом возрасте пережила полный пакет «гонки на лафетах» (Брежнев, Андропов, Черненко) и Горбачева с уже маячившим на горизонте Ельциным — все-таки была какая-то перспектива.

Отравление сознания

Так вот, различия в отношении кейса Навального между когортами 18–24 года и 55+ — ошеломляющие. По декабрьскому опросу «Левада-центра», в категории 18–24 года поддерживают версию об отравлении Навального властями ради устранения политического конкурента 34% респондентов, в категории 55+ — всего 9%. 40% представителей возрастной когорты считают, что отравления не было и это инсценировка, среди молодых респондентов этой точки зрения придерживаются 9%. 

Вроде бы за последние годы несколько стерлись различия между «партией интернета» и «партией телевидения», а здесь они опять заметны: опцию правдоподобности политического убийства поддерживают те, кто пользуется интернетом, версию о неправдоподобности — телезрители. Такая же зависимость от другого фактора: одобрения — неодобрения деятельности президента.

Стоит ли удивляться после этого, что государство, объявившее войну гражданскому обществу обнулением Владимира Путина и мощным выбросом репрессивного законотворчества, заодно объявило войну и детям. И дело не только в готовности устраивать провокации и винтить тех, кому даже нет 18 лет, но в попытках массированной индоктринации молодых своими архаичными доктринами и пещерным сталинизмом. Отравление сознания немногим лучше физического отравления.

Смена портрета

Если посмотреть на ситуацию с кейсом Навального и — еще уже — митингом 23 января с высоты социально-политического и культурологического полета, станет видна картина того, что недавно скончавшийся выдающийся демограф Анатолий Вишневский называл противостоянием модерна и традиции, модернизации и контрмодернизации. В теории Анатолия Григорьевича модернизация — процесс, идущий не по воле либералов и космополитов, а объективный ход демографических, экономических, культурных процессов. Естественно, «партия традиции» этому процессу сопротивляется. Отсюда подъем и популистов, и белых супрематистов, и радикальных исламистов, и постсоветских традиционалистов, отправляющихся воевать на Донбасс. Но и появление адептов новой этики и политкорректности тоже (со своей новой и приглуповатой тоталитарностью, выдаваемой за либертарианство как правило для всех).

Архаика объявляет войну безжалостному ползучему наступлению модернизации. И по ходу этой войны архаичность методов и слов, а также выдвигающегося на передовую антропологического материала (по-прежнему желающего жить, как Абрамович, а управлять, как Сталин) лишь усугубляется и становится слишком заметной. Архаика борется за молодежь своими «Юнармиями» и псевдоволонтерскими организациями, но — всех не индоктринируешь. Молодой человек рвется на улицу и вешает в классе портрет Навального вместо портрета Путина, пришедшего к власти в качестве «молодого»: «Кириенко — в Думу, Путина — в президенты! Молодых надо!»

Предсмертный румянец

Широко объявляемые военными пенсионерами, оказавшимися в российской власти, закат Запада, конец либерализма и исповедование доктрин раздела сфер влияния в мире, характерных для начала и середины XX века, — это тоже банальное архаичное мышление. Но контрмодернизация с точки зрения вечности всего лишь эпизод уже проигранной войны. По определению того же Вишневского, это румянец на щеках агонизирующего. Но, добавим, не сдающегося.

Кстати, «молодые» в этом контексте — не только новые генерации. Среди ровесников представителей нашего истеблишмента, состарившихся за 20 лет вместе с Путиным, множество умных, образованных, либеральных в собственном смысле этого слова людей. На улицы-то собираются выходить и вполне себе пожилые граждане из еще советских урбанизированных образованных слоев. Их мало, но это достойная сила, и с когортой 18–24 года они составляют, в сущности, одно политическое поколение. Вспомните, сколько милых дам в интересном возрасте прогуливалось во время протестных дней по Бульварному кольцу и Тверской. Отковав себя от «Эха Москвы», «Дождя», «Новой газеты», они выходят на улицу, чтобы показать своим ровесникам на Красной, Лубянской, Старой и прочих руководящих площадях столицы, насколько они, эти дамы, моложе, смелее и умнее вцепившихся в свои кожаные кресла и шесты в кальянных пожилых фундаменталистов-циников.

Образцы плесневелого прошлого

Кстати, о кальянной. Стиль — это человек. И вся эта плесневеющая позолота так называемого «дворца Путина» и есть памятник пошлости, монумент архаики, которая еще и обнаруживает чудовищный вкус.

Архаизируясь, та разнообразная масса, которую мы называем властью, строит свою утопию на материале прошлого. Из будущего у власти есть только цифровизация и технологии. Но оцифровать можно жуткую архаику, и передовые технологии — это и инструменты авторитарных режимов, в том числе в надзоре над обществом и в подавлении его.

Архаика маркирует себя образами из прошлого. Благодаря пещерному судилищу над Навальным в отделении полиции мы узнали, что идолища сегодняшних полицейских — это нарком Ягода и министр Круглов. А для «Росатома», такого всего передового и продвинутого, родовой тотем — две заказанные им для павильона на ВДНХ фигуры Лаврентия Берии. Это — инволюция, демодернизация, архаизация, ретроутопия. И это все они делают сами. Никакой Путин им не дает команды молиться на стенд с нереабилитированным любителем резиновых членов Ягодой и на тотемы с изображением убийцы и насильника Берии.

У архаики нет будущего, нет и проекта этого будущего. Есть прошлое и последовательные действия превращения этого прошлого в будущее. Однако существует базовая проблема — в отсутствие модернизации невозможно развитие. В том числе экономическое. В том числе рост доходов населения. О чем говорить, если эта власть вошла во вкус регулирования цен — добро пожаловать в эпоху дефицита товаров и все равно неизбежной стагфляции. Эта власть не верит в энергопереход, молясь углеводородице. Старый тотем мешает взглянуть реальности в глаза.

Соблюдайте Конституцию

Архаика пожирает саму себя. Да и приятного аппетита, если бы не объявленная ее адептами война нашим детям и их все еще молодым родителям. Архаика намеренно провоцирует антипутинский поход детей, а затем перекладывает ответственность на тех, кто реализовывает свои конституционные права. И не надо рассказывать о нарушениях закона. Конституция 1993 г. — Основной закон не архаики, а эпохи модерна, во всяком случае глава 2 о правах и свободах человека и гражданина. Нормы ее, если еще кто-то помнит об этом в силовых структурах, имеют прямое действие, то есть не опосредованное иными актами. В частности, статья 31-я: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».

Российская власть, одеревенев за два последних десятилетия, вернулась в состояние более чем полувековой давности. И снова актуальным — вот он, визит в прошлое, — стал лозунг советских диссидентов: «Соблюдайте свою Конституцию!»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.