Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 3 мин

Самый тяжелый кризис для Путина

Эксперты о влиянии фильма Алексея Навального на политическую ситуацию в России

На арест оппозиционера Алексея Навального его сторонники ответили фильмом-расследованием «Дворец для Путина. История самой большой взятки» — за сутки его посмотрели почти 27 млн раз, рекорд в политическом сегменте российского YouTube. Многие изложенные в фильме факты уже были известны, но собранные воедино и дополненные новой информацией о краснодарской резиденции президента они стали настоящим политическим событием в России. Эксперты сходятся во мнении, что у Навального, судя по всему, есть еще не один козырь в рукаве и, даже находясь в тюрьме, он будет серьезно влиять на повестку в выборный год.

Александр Кынев, политолог: «Все, что они принимают, работает против них»

— То, что Навальный контратакует, будучи арестованным, говорит о том, что он заранее предполагал такое развитие событий. С высокой долей вероятности можно говорить о том, что будут ходы два, три, четыре. Теперь его физическое устранение невозможно, это будет фактически явка с повинной. Этими разоблачениями он обеспечил себе безопасность, хотя степень ненависти к нему переходит все разумные пределы.

Во-вторых, эта ситуация должна показать властям, что больше ничего скрыть нельзя, и это ведь даже не первое разоблачение. Они постоянно усложняют какие-то вещи: право на забвение, сокрытие данных силовиков, но в современном мире ничего скрыть нельзя, все так или иначе становится публичным. Когда героем расследования стал президент — это уже просто вишенка на торте. Все истории типа наворовали, записали на левых людей, быстро становятся достоянием публичности. Элита живет в 1990-х, а сейчас 2020-е. Попытки запретить прогресс выглядят абсурдно и бессмысленно. Это сигнал для тех, кто до конца этого не понимал, — все что они принимают, работает против них, все, что где-то хранится, может утечь. Тот же закон Яровой помог расследователям.

Еще одна очевидная вещь, которую понимают в верхах, — все скандалы невозможны без внутренних утечек, указаний, где искать. А это сильно развивает паранойю. Когда вы входите в идеальный шторм, никто не знает, выйдете вы из него или не выйдете. Режим Путина будет испытывать самый тяжелый кризис за всю историю. О беспроблемных выборах в Госдуму говорить уже не приходится.

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий: «Теперь никому не будет комфортно»

— Фильм, безусловно, стал политическим событием с таким огромным количеством просмотров. Это связано с персоналиями, речь идет о президенте, соответственно, внимание выше, неслучайно до этого самым популярным был фильм о Медведеве, он все-таки бывший президент. Прибавило просмотров и то, что Навальный арестован, внимание к его фигуре в интернете повышенно. Мне кажется, фильм можно рассматривать как событие с отложенным эффектом — делегитимация власти. На это и был расчет — не было надежды, что люди посмотрят и побегут на улицу. Ближайший прицел — парламентские выборы. Дело даже не в том, что сторонники Навального туда пойдут. Просто теперь никому не будет комфортно. Будут скандалы вокруг отказов в регистрации. Парламентские лидеры, которые еще вчера на заседании Госдумы один за другим выразили власти клятву верности против Америки и Навального, все равно должны будут мягко поднимать темы пенсий, здравоохранения и прочего, а дальше к ним будут вопросы. Будет много разговоров про влияние «Умного голосования». Расчет фильма на то, чтобы усилить степень делегитимации власти.

Раньше у власти была схема Навального игнорировать — он ничего из себя не представляет, даже имени не имеет. Сейчас игнорировать уже невозможно, пошел совсем другой подход. Без перерыва высказываются политические ветераны. Для наблюдателей это странно — то говорили, что полное ничтожество, а теперь опасный враг? У людей появляются вопросы.

Михаил Виноградов, глава фонда «Петербургская политика»: «Могло возникнуть ощущение «измены»

— Безусловно, фильм стал серьезным событием повестки дня — он вызвал живой зрительский интерес и дискомфорт высшего руководства. Вследствие этого дискомфорта не последовало внятного официального ответа и могло возникнуть ощущение «измены», слива информации кем-то внутри элит. Но пока неясно, можно ли этим политически распорядиться. Если все сведется к акциям в выходные дни, это будет скорее выплеск эмоций, нежели попытка создания стратегии по наступлению на власть и развитию успеха.

Екатерина Шульман, политолог: «Навальному удавалось конвертировать просмотры в политические действия»

— Фильм, безусловно, стал политическим событием. Хотя Навальный и его соратники уже приучили нас к рекордным просмотрам — например, предыдущее видео его разговора с [сотрудником ФСБ] Кудрявцевым набрало 23 млн просмотров на сегодняшний день, — 26 млн просмотров в первые сутки впечатляют и поражают воображение. Это большие цифры для кириллического сегмента: российский ютуб смотрят не так много, количественно нас не сравнить ни с английским, ни с китайским. Но такими результатами гордилась бы любая Тейлор Свифт.

Конвертируются ли просмотры в политические действия? Например, 23 января мы сможем оценить, повлияло ли видео на выход на митинг. На примере той же Тейлор Свифт мы видим, что не происходит прямой конвертации активности в соцсетях в политическое поведение. Раньше считалось, что, если у тебя много подписчиков, то ты можешь не только предложить им купить помаду, но и пойти проголосовать. После 2016 г. в США выяснилось, что это не совсем так работает:  сетевое и электоральное — разные типы поведения. Навальному, однако, удавалась эта конвертация: например, в 2016 г. после фильма «Он вам не Димон». Посмотрим, что будет на этот раз.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.