Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Россияне все больше боятся неопределенности и раздражаются

А вот несчастными или одинокими они себя в основном не считают

«Левада-центр» решил узнать, с каким настроением россияне заканчивали 2020 год. С результатами опроса ознакомились VTimes. Оказалось, что 36% россиян испытывали за последний месяц раздражительность или агрессию, еще у 30% это чувство возникало редко, 33% говорит, что у них подобных чувств не было. Страх перед неопределенностью был у 33% россиян, еще 26% испытывали такое чувство изредка, а у 39% его не было. Еще 37% опрошенных чувствовали в последний месяц, что трудностей накопилось так много, что они не в состоянии с ними справиться. 28% говорили, что изредка и у них были такие ощущения, а 33% ничего подобного не испытывали.

Горечи от жизни россияне в основном не ощущают: 49% говорят, что за последний месяц не чувствовали себя несчастными или подавленными, и лишь 29% говорят, что периодически испытывали это чувство. Также не было у россиян и ощущения изолированности от других — так говорят 62%, еще 50% говорят, что у них не было ощущения, что им не хватает общения.

Условия опроса

Опрос проведен методом телефонного интервью 21–23 декабря 2020 г., выборка 1617 человек в возрасте от 18 лет, погрешность не превышает 2,4%.

Ксения Агапеева, социолог «Левада-центра»:

— По сравнению с 2017 г. заметен рост доли тех, кто часто чувствует нехватку общения и изолированность, причем рост этого показателя наблюдается за счет увеличения доли молодых людей в этой группе. Три года назад об этом говорили в основном люди в возрасте 55 лет и старше. Кроме того, женщины чаще чувствовали, что им не хватало общения в последние четыре недели (17% оценили, что им часто/очень часто не хватало общения), чем мужчины (10%). В 2017 г. значимых различий в зависимости от пола не наблюдалось.

Оксана Гребень, социолог «Левада-центра»:

— Что касается вопросов об эмоциональном состоянии, то есть когда люди чувствовали себя несчастными и считали, что не могут справиться с трудностями, то за три года значимых отличий нет. Но изменилась специфика ответов представителей различных социально-демографических групп. Так, если в 2017 г. гендерные различия были незначительными, то в декабре 2020 г. можно отметить, что женщины чаще мужчин отвечали, что чувствовали себя несчастными (61% мужчин ответили «никогда», среди женщин — 39%; только 5% мужчин ответили, что часто или очень часто испытывали такое чувство, вместе с тем среди женщин такие ответы дали 13%). Возрастные различия, наоборот, стали менее явными. По сравнению с 2017 г., когда чувство подавленности было более характерно для представителей старшей возрастной группы, в нынешних условиях оно распространено и среди более молодых возрастных групп примерно в равной мере.

Если говорить об оценках респондентами того, как часто они испытывали чувство, что не могут справиться с трудностями, то изменения — по сравнению с 2017 г. — наблюдаются в том же ключе: женщины отмечают это чувство чаще, чем мужчины, а отличия по возрастным группам стали не значительны за счет того, что среди молодых возрастных групп выросла доля тех, кто сталкивается с таким ощущением. Кроме того, для данного показателя сильнее, чем для остальных вопросов блока, наблюдается связь с оценкой уровня дохода и потребительского статуса, чего нельзя было сказать для данных 2017 г.

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий:

— С 2014 г. в России нет экономического роста. Наверное, если бы не крымский фактор 2014–2016 годов и эмоции того времени у большинства людей, когда вырос оптимизм, то все было бы еще сложнее. Так что крымский фактор тут сыграл положительную роль. Плюс сейчас на настроения людей наложилась пандемия. Понятно, почему женщинам сложнее. У нас общество по преимуществу мужское, женщины ведут семейный бюджет, а он в последние годы все урезается. Поэтому у них и больше таких чувств.

Накапливаемые негативные эмоции могут добавить протестных настроений в предвыборный год. Люди хотят определенности в жизни. Но вместо этого усиливается неопределенность и фрустрация, а это ведет к тому, что люди становятся критичнее. Все это может наложиться на выход из пандемии ближе к лету, когда настроения будут как раз менее протестными. В такое время люди больше ориентированы на выживание и сохранение уровня дохода. А вот если появится какой-то раздражитель — как это было с протестами в Хабаровском крае после ареста губернатора Сергея Фургала — то эмоции могут выплеснуться. Будут ли парламентские выборы этого года таким раздражителем для выплеска эмоций — вопрос. Но риски для власти по ведению кампании повышаются, поскольку политизация перед выборами будет нарастать, оппозиция, чтобы бороться за голоса, должна будет актуализировать  политическую тематику. Избирательная кампания выведет политику из спящего или полусидящего состояния. Поэтому подавленные эмоции могут раскрыться, но в какой форме — сказать сложно.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.