Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Мнение. Можно ли «решить рынок»

Какие выводы может сделать инвестор из опыта лучшего фонда в истории

«Человек, решивший рынок» — так называется книга, описывающая успех нашего героя и его компании. Джим Саймонс и Renaissance Technologies не просто стояли у истоков квантовых финансов, они уже три десятилетия остаются лидерами алгоритмического управления активами при помощи методов численного анализа.

Баффетту и не снилось

Саймонс пришел в финансы уже на пятом десятке, будучи светилом математики. Созданная им структура, наподобие научного института, позволяет партнерам сосредотачиваться на исследованиях рынков, а не на борьбе за ресурсы и привлекает лучшие умы. Еще 10 лет ушло на поиск оптимального подхода и постепенный отказ от фундаментального анализа предложенных торговых идей, чтобы оставить решающее слово за алгоритмами и автоматизированной торговлей. В результате в 1988 г. Саймонс закрыл венчурную часть своего инвестбизнеса и запустил легендарный хедж-фонд Medallion, за 31 год заработавший 66% годовых (39% после комиссий) и принесший прибыль более $100 млрд — результат, остающийся недостижимым для конкурентов. Именно на примере лучших из лучших я хочу показать границы возможного на финансовых рынках и степень их непредсказуемости.

Начальный фонд в $100 млн при росте на 39% каждый год в течение 31 года должен был превратиться в $2,7 трлн, а учитывая, что инвесторы в основном были партнерами фонда и комиссии поступали им же, реинвестирование комиссий обратно в фонд под рост на 66% годовых превратило бы $100 млн в $660 трлн. Последнее в 6 раз больше стоимости глобального рынка акций. Однако в начале 2020 г. активы Medallion составляли всего $10 млрд — почему?

Только для своих

Проблема, оказывается, не только в том, чтобы определить самые высокодоходные методы, но и в том, что они работают только в очень ограниченном масштабе и доходы просто физически нельзя реинвестировать в тот же рынок. С таким же ограничением столкнулась, например, основанная другой группой математиков во главе с Александром Герко XTX Markets, ставшая за несколько лет одним из крупнейших посредников на мировых финансовых рынках. В результате партнеры ограничили Medallion 10 млрд, отдавая все доходы инвесторам.

Полученные доходы тоже нужно куда-то инвестировать, а славу лучших управляющих можно превратить в прибыль. Так, Renaissance Technologies запустили еще несколько фондов, открытых для внешних инвесторов и с существенно меньшими комиссиями, суммарные активы которых превышали $100 млрд на начало 2020 г. Они показывали доходности хорошие, но далекие от звездных.

Прошлый год показал, насколько кардинально отличаются принципы управления, лежащие в основе закрытого фонда Medallion, и публичных фондов. Medallion продолжал впечатлять даже на беспрецедентном падении: к середине апреля он заработал на колебаниях рынков 24%. В то же время публичные фонды получили масштабные убытки:

  • Фонд акций Renaissance Institutional Equities Fund потерял за 2020 г. 22,5%, в то время как его бенчмарк S&P 500 вырос на 17,6%.
  • Хедж-фонды Renaissance Institutional Diversified Alpha и Renaissance Institutional Diversified Global Equities, ставившие целью максимизацию дохода при волатильности между 8 и 16%, упали на -33 и -32%, уничтожив рост более чем пяти лет.

Что же из этого следует

На опыте Renaissance Technologies можно сделать несколько выводов, не требующих глубокого понимания математики и финансовых рынков и в то же время полезных для массового инвестора.

Во-первых, доходность 30–60% годовых с низкими рисками — результат, показанный пока лишь одним фондом, причем сторонних денег он не принимает. Те же Renaissance Technologies и XTX Markets демонстрируют прекрасные результаты за счет сверхкомпетентной команды, уникального процесса поиска новых инвестиционных идей, собственных баз данных, дорогостоящих систем и прав доступа — всего, чего нет у рядового игрока.

Во-вторых, даже для этих уникальных игроков рынок, на котором они зарабатывают, весьма неглубок, поэтому чужие деньги под управление они не принимают. Если вам предлагают за комиссию в пару процентов сказочные доходности с малым риском, главный вопрос — почему вместо этого чудо-управляющий не торгует на заемные деньги, ни с кем не делясь сверхприбылями?

В-третьих, в основе успеха подобных стратегий лежит множество малосвязанных сделок: так, средний процент успеха сделок Millenium Fund составил лишь 50,75%, но накапливание этих 0,75% на миллионах сделок создает миллиарды. Это вовсе не типичные обещания сомнительных управляющих делать «верную прибыль на каждой сделке». Также очевидно, что реализуется такая стратегия без участия людей-трейдеров и их обещания наторговать клиентам высокую доходность на рынке можно игнорировать.

В-четвертых, когда даже подобная сверхпрофессиональная команда выходит на широкий рынок, она сталкивается с совершенно иными рисками, которые в 2020 г. не смогли предотвратить даже высоколобые гении Renaissance Technologies. Аналогично слабые результаты показал и ряд фондов других гуру — Bridgewater Рэя Далио (-16,7%) и AQR Management Клиффа Эснесса (-21%). Это не значит, что нет профессионалов, способных обыграть рынок, но на широком рынке лучшие методы дают лучшие результаты на горизонте десятилетий, а не дней, а прошлый успех может быть перечеркнут одним маловероятным разрушительным событием — «черным лебедем», не учтенным в моделях.

Поэтому, в-пятых, реалистично подходите к оценке доходности, риска и инвестиционного горизонта, а также критично оценивайте компетентность инвестиционных советников по их предложениям.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.