Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 2 мин

Мнение. Новый лидер в старых обстоятельствах

Что уход Ангелы Меркель будет означать для Европы и Германии

Вне зависимости от того, насколько успешно он справляется с обязанностями, любой суперуспешный и очень долго находящийся у власти государственный деятель рискует оставить после себя не политику, а выжженное поле, где сложно рассчитывать на появление новых сравнительно ярких деятелей. Исключений для этого правила не бывает. Ангела Меркель занимает пост федерального канцлера Германии 15 лет, и ее уход, который ожидается в 2021 г., поставит немецкую и европейскую политику перед серьезным вызовом.

История не повторяется

Проблем хватает и без этого, последние годы от самой Меркель требовался в полном смысле этого слова регулярный подвиг. Начиная с 2008 г. в среднем раз в шесть месяцев ей приходилось придумывать и продавливать на разных уровнях решения, спасающие ситуацию на краю пропасти. У нового главы партии и правительства времени на раскачку не будет. Тот же президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, можно не сомневаться, подкинет европейцам очередной сюрприз. Сама же Меркель приучила его, что от обязательств европейцы неплохо откупаются — по настоянию Берлина ЕС уже выплатил Турции несколько миллиардов евро.

Последний раз так долго занимал пост главы германского кабинета Гельмут Коль — 16 лет, с октября 1982 г. по октябрь 1998 г. Тогда на смену консерваторам пришли социал-демократы со своей четко артикулированной программой и ярким лидером Герхардом Шредером. Сейчас социал-демократы разгромлены — партия в руинах благодаря собственной неспособности найти решения для новой эпохи и, опять же, участию в коалиции с Меркель. Да и общая ситуация во времена ухода Коля была совсем другая. После завершения холодной войны европейская интеграция была на подъеме — в Маастрихте сделан решительный шаг в сторону единой валюты и действительно общего рынка, падение СССР освободило для ЕС большие пространства ресурсного освоения на востоке Европы. Китай еще не вошел в силу и не представлял собой конкурента. Все, в принципе, было хорошо.

Сейчас так не скажешь. Самое большое внешнеполитическое достижение Меркель — она смогла заставить всю Европу плясать под германскую дудку и работать на обеспечение развития ФРГ. Те, кто был с этим категорически не согласен, британцы, — ушли. Остальные остались, рассудив, что лучше передать власть Берлину, чем брюссельской бюрократии. После того как стало нормой голосование квалифицированным большинством в Совете ЕС (орган, принимающий все акты вторичного законодательства Евросоюза), Германии удается без труда скупать коалиции союзников для того, чтобы провести любую свою инициативу. Так было в 2011 г., когда принимались решения о бюджетной экономии ради выхода из кризиса неплатежей в зоне евро. В 2015 г., когда вся Европа согласилась с политикой принятия беженцев, так же придуманной Ангелой Меркель. В 2020 г., когда на июльском саммите ЕС решили создать фонд поддержки восстановления экономик стран, пострадавших от пандемии. Первые пять лет своего правления Меркель посвятила усмирению конкурентов внутри Германии, остальные 10 лет — завоеванию лидерства в Европе.

Неравноценная замена

Новый лидер Христианско-демократического союза Армин Лашет избран в конкуренции с несколькими не менее прозаическими кандидатами и вообще-то пока не вызывает ни у кого уверенности в полной способности справиться со страной. С самого начала его сопровождают обвинения, что он — какой кошмар — сторонник диалога с Россией не только с позиции ультиматумов. Но здесь от него вряд ли стоит ожидать прорывов. «Северный поток — 2» будет, конечно, достроен — он слишком выгоден Германии, которая станет газовым хабом для всего ЕС, особенно если наконец избавится от транзита через Белоруссию и Украину. Но во всем остальном необходимость покупать голоса поляков и прибалтов не позволит новому канцлеру оживить отношения с Москвой.

Лашет не выглядит бесспорным харизматичным лидером, но такого и не могло появиться после 15 лет неограниченной власти Ангелы Меркель. Немедленно оживятся региональные «курфюрсты» — избранные главы германских земель, среди которых есть такие, как баварец Маркус Зедер: он и сам может претендовать на место канцлера. Европейские партнеры, особенно Франция и Италия, начнут требовать больших прав и привилегий внутри ЕС. При Лашете, да и при любом другом новом канцлере, немецкое экономическое могущество никуда не денется и Германия по-прежнему будет способна «задушить векселями» все остальные страны Евросоюза вместе взятые. Но приход в офис канцлера нового политика неизбежно станет поводом пересмотреть обещания, которые давались его великой предшественнице.

Цель не достигнута

То, что сделала в германской и европейской политике Ангела Меркель, могло бы стать фундаментом для великого будущего, если бы международная ситуация и положение дел внутри Европы оставались теми же, что и в середине 1990-х гг. Но все ее достижения были совершены под давлением обстоятельств, а не как движение к большой цели. Обстоятельства останутся, а люди придут другие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.