Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 3 мин

Мнение. Может ли российский политик выглядеть по-человечески

Отвечает бывший мэр Якутска Сардана Авксентьева

В России всего семь городов, где еще действуют прямые выборы мэра. Градоначальников избирают в Абакане, Анадыре, Улан-Удэ, Якутске, Хабаровске, Новосибирске, Томске, а также в городах федерального значения — Москве и Санкт-Петербурге. И в этот понедельник одним независимым избранным главой города стало меньше: мэр Якутска Сардана Авксентьева досрочно уходит в отставку из-за проблем со здоровьем. 

На почти вымершем российском политическом ландшафте Авксентьева сильно выделялась и быстро стала известна всей России. «Я с Санкт-Петербурга, вся страна вами восхищается». «Вы лучшая не только для Якутска! Но и для многих по всей стране! Ярославль с вами!» «Я с Хабаровска… Хочу сказать, что пока есть такие как вы и наш С. И. мы держимся и надеемся на перемены» (орфография и пунктуация авторов сохранены) — типичные комментарии под постами Авксентьевой в «Инстаграме» (215 000 подписчиков, из российских мэров больше только у Сергея Собянина). Что там Россия — Авксентьева стала первой из региональных мэров, о ком The New York Times сделала портретный материал.  

Конечно, в первую очередь Авксентьева прославилась делами. В том числе редкими для российского чиновника сокращениями расходов на администрацию города: на информационную деятельность, внешние и общественные связи, на прием делегаций, командировочные расходы. В 2020 г. она даже объявила о продаже здания мэрии — в целях экономии. Авксентьева стала единственной из глав крупных городов, кто выступил против поправок к Конституции. Весной 2019 г. во время протестов в Якутске из-за преступления, совершенного мигрантом из Киргизии, именно Авксентьевой на встрече с горожанами, больше похожей на митинг, удалось успокоить людей. Ее слушали и ей аплодировали.

Но не последнюю роль в ее популярности сыграл образ — редкая по нынешним временам для политика готовность выглядеть и общаться не как функция, а по-человечески. 

По мере того как от госслужащих все меньше требовались инициативность, способность решать и действовать самостоятельно, а главное — необходимость ориентироваться в первую очередь на людей, а не на начальство, официальные лица постепенно сливались в одно: одинаковые темные костюмы с белыми рубашками и красными галстуками для мужчин и твидовые двойки в стиле Chanel для женщин. В определенном смысле это, конечно, стандартная униформа для чиновников всего мира, и понятно почему: костюм помогает создать образ уверенного руководителя, который знает, что делает, и управляет ситуацией. Проблема в том, что для России он сейчас стал почти единственным — как-то повелось считать, что людям нужна только сила, причем такая, что сама решит, как им, людям, будет лучше. Исключены любые вариации, осталась только руководящая и направляющая роль партии и правительства.

Но жизнь же меняется. Люди, конечно, хотят руководителя, который знает, что делать. Но не меньше этого они хотят, чтобы перед тем, как делать, их бы спросили, а что, собственно, им нужно.         

Поэтому неудивительно, что редкие исключения из общего ряда моментально привлекают внимание. Так было, например, с Евгением Ройзманом в джинсах и футболках. Так же случилось с Сарданой Авксентьевой, которая и до, и после избрания больше походила на среднестатистическую горожанку, чем на высшего чиновника. 

Гардероб Авксентьевой — это гардероб обычной женщины ее возраста и социального статуса. В меру демократичный, в меру строгий. Главные отличия от одежды большинства чиновников — разнообразие и жизнь. Есть место костюмам, а есть — ярким цветам, рисункам, элементам национального костюма. Но нет никаких брендов и вызывающей дороговизны, обычно дающих понять, что мэр (губернатор, депутат — неважно) принадлежит к совсем другой социальной страте, чем избиратели. И в этом пункте не надо путать нарочитый лоск с аккуратностью и хорошим вкусом: костюм может быть посаженным по фигуре, но встречаться с пенсионерами с мизерным прожиточным минимумом в дорогой шубе — совсем другое. Это кажется очевидным, но ошибка неуместности для наших чиновников — одна из самых частых.

Сардане Авксентьевой удавалось ее избегать.

Что важно, манера общения Сарданы Авксентьевой образ человечного политика не разрушает, а только укрепляет. С людьми она общается в том числе напрямую через свой Инстаграм — сама его ведет, отвечает на комментарии. Все знали, что, если в ответ на обращение в комментарии она отметит соответствующий департамент, это равносильно официальному поручению. В интервью много раз подчеркивала, что ее задача как градоначальника в том, чтобы люди услышали, что их слышат. «Я не претендую на государственную или политическую должность — например, руководителя субъекта или что-то еще. Вижу свою жизнь «после» достаточно прозаично, как большинство российских женщин: пирожки, дача, с внуками в бассейн или на каток. Главное — чтобы по итогам работы мэром не было стыдно смотреть людям в глаза», — рассказывала Авксентьева в интервью Максиму Товкайло для «Ведомостей» в 2019 г. Как и в случае с брендами, казалось бы, очевидная вещь — да любой политик в интервью скажет, что думает об избирателях. Но нет, сейчас все больше говорят, что нужно выполнить поставленную президентом задачу.

По сути, ни в ее образе, ни в словах или делах нет ничего сверхъестественного. Авксентьева и сама подчеркивала, что она не оппозиционер, а Якутск не протестный город и Навальных там нет. После новости о ее отставке многие перечисляли не только достижения, но и промахи. Дмитрий Гудков предположил, что уход может быть просто политическим маневром, чтобы избраться самовыдвиженцем в Госдуму. Если это так, мы скоро узнаем. Если нет, то получим еще одно подтверждение, что простой здравый смысл и человечность для системы уже столь же непереносимы, как и открытое противостояние.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.