Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 3 мин

Вакцина «Спутник V» воспринимается как государственный проект

И отношение к ней зависит от того, насколько человек одобряет власть

Эпидемия коронавируса — самое тяжелое бедствие, с которым Россия столкнулась за долгое время. По данным Росстата, за апрель — ноябрь 2020 г. от всех причин умерло почти на 250 000 человек больше, чем за тот же период в прошлом году; за весь год избыточная смертность может составить более 2,25 человек на 1000 населения, это будет одним из самых высоких значений для европейских стран. Основная часть избыточной смертности — ковид, остальные умершие стали жертвами перегруженного здравоохранения, недополучив медицинскую помощь. По экспертным оценкам, на декабрь 2020 г. переболело не больше четверти россиян, так что, возможно, худшее еще впереди.

Прививка есть, желания нет

Многие страны смогли избежать столь катастрофических последствий, успешно вводя ограничительные меры. Однако единственным долгосрочным решением проблемы видится массовая (и, возможно, регулярная) вакцинация. В мире создано уже несколько вакцин от коронавируса. Одна из них — «Спутник V», разработанная Институтом им. Гамалеи, — активно предлагается в России. Тем не менее в нашей стране — одной из наиболее пострадавших от эпидемии — ажиотажа вакцинироваться пока не видно. Например, согласно репрезентативному опросу, проведенному «Левада-центром», 58% россиян не готовы сделать себе бесплатную прививку отечественной вакциной. В чем же причина нежелания россиян прививаться от коронавируса?

На этот вопрос можно ответить при помощи интернет-опроса 3064 россиян, проведенного автором этой статьи в сотрудничестве с Институтом анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики. Почти половина наших опрошенных — 47% — ответили, что не собираются делать прививку; 27,5% сказали, что готовы сделать прививку, но лишь спустя несколько месяцев и после того, как вакцина докажет свою эффективность; и всего 10,2% изъявили желание сделать прививку как можно скорее. Опрос проводился по интернету, так что выборка не вполне репрезентативна (например, в ней в процентном отношении представлено меньше пожилых людей); тем не менее с ее помощью мы можем посмотреть, какие вещи сильнее всего связаны с готовностью вакцинироваться.

Президент и его вакцина

Самый важный фактор здесь — эмоциональное отношение к властям. Среди тех опрошенных, кто полностью доверяет президенту, не готовых вакцинироваться всего 22,1%; среди тех, кто совсем не доверяет, — 68,2%. Зависимость сохраняется почти на том же уровне, если учитывать возраст, доход, образование и другие факторы. Схожим образом влияют на отношение к вакцине доверие к губернатору или представление о том, в каком направлении — правильном или неправильном — движутся дела в стране. Вакцина, очевидно, воспринимается как государственный проект, и отношение к ней зависит от одобрения власти.

Если говорить о социально-демографических характеристиках, то готовность делать прививки растет с возрастом. Если, например, среди 18–24–летних в нашей выборке не собирались прививаться 50,6%, то среди людей старше 65 лет таких было всего 28,5%. Это отчасти объясняется тем, что люди старшего возраста придерживаются более провластных взглядов. Если провести многофакторный статистический анализ, учитывающий доверие к действующей власти, источники новостей (телевизор, социальные сети и т. д.), а также другие характеристики (например, доход или образование), то зависимость готовности вакцинироваться от возраста хоть и сохраняется, но становится заметно меньше. Возможно, что нежелание молодых вакцинироваться можно объяснить тем, что им болезнь угрожает существенно меньше, чем пожилым, и молодые знают об этом. Стоит отметить, что из-за того, что в нашей выборке люди пожилого возраста менее представлены, чем молодые, доля не готовых делать прививку будет несколько ниже, чем 47%.

Также верно, что среди женщин наблюдается существенно больше не желающих делать прививку, чем среди мужчин (52% и 41% соответственно). Эта разница сохраняется (или даже усиливается), если учитывать другие факторы — такие как политические взгляды, боязнь заразиться коронавирусом, пользование интернетом и т. д. Это ожидаемо: мужчины более склонны рисковать и ставить над собой эксперименты, чем женщины. (Схожие результаты наблюдаются и в исследованиях, проводимых в других странах.)  

Сыворотка правды

Как и ожидалось, больше готовы прививаться те, кто больше доверяет науке, меньше полагается на собственную интуицию и не придерживается конспирологических взглядов на устройство мира; эти вещи влияют на отношение к прививкам и к доказательной медицине вообще. А вот наличие высшего образования не особо влияет на готовность вакцинироваться. Также не особенно важен так называемый социальный капитал, то есть готовность людей взаимодействовать друг с другом для решения общих задач. Важнейшим свойством социального капитала является готовность доверять другим людям, а она, как выяснилось, не связана с отношением к вакцинации, если учитывать отношение к действующей власти.

Удивительно, что никакого влияния на желание вакцинироваться также не оказывает личный опыт ковида или даже госпитализации по этой причине. Те, у кого есть переболевшие (или тем более госпитализированные) родственники или знакомые, были более готовы вакцинироваться, однако по сравнению с политическими взглядами влияние личного опыта было невелико (из тех, у кого не было переболевших родственников или знакомых, 44,8% не готовы вакцинироваться, из тех, у кого они были, — 50,1%). Также нельзя сказать, что готовность вакцинироваться выше в регионах, более подверженных эпидемии (если судить об этом по избыточной смертности в октябре или ноябре). Из этого следует не самый приятный вывод — не следует слишком сильно полагаться на то, что дальнейшее распространение эпидемии само по себе побудит людей делать прививки. Это косвенно подтверждается и опросами «Левада-центра»: по их данным, процент готовых сделать отечественную прививку от коронавируса остается примерно на одном уровне с лета, несмотря на то что пик эпидемии пришелся на конец года.

Конечно же, по мере роста числа получивших прививку доверие к вакцине будет расти — так идет диффузия всех инноваций: сначала новый продукт пробуют немногие, потом пользователей становится все больше и больше. Но в случае с вакциной государству придется либо прибегать к принудительной вакцинации, либо искать способы ускорить этот процесс, ведь цена каждого месяца промедления измеряется многими тысячами жизней.

Надо искать способы восстановить доверие людей к вакцине — например, в первую очередь публиковать и популяризировать результаты клинических исследований. Открытость и правдивость не являются сильными сторонами нашего государства, но именно эти качества сейчас востребованы больше всего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.