Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 3 мин

Переломный год для образования: не только цифровизация

Образовательному сообществу нужно заново сформулировать длинную повестку

Система образования в прошедшем году столкнулась с существенными структурными преобразованиями, однако осмысление этих процессов в полной мере пока не произошло. Общий тезис образовательного дискурса в 2020 году звучал так: переждем пандемию и как только она закончится, привычный мир восстановится. Но пора признать, что этого не произойдет.

Социолог Элвин Тоффлер во второй половине прошлого века предложил концепцию «футурошока», с помощью которой он описал процесс принятия обществом значительных изменений, связанных с развитием новых технологий. В начале этого процесса людям необходимо смириться с потерей прошлого и принять тот факт, что так, как раньше, больше не будет. И только после этого возможно освоить новую реальность и найти в ней свое место. Последовательность этих этапов имеет критическое значение: подружиться с новым миром невозможно, не отгрустив потерю прошлого.

Образовательный дискурс прошлого года был сконцентрирован вокруг проживания шоковых вызовов настоящего, но похоже, что в этом году российскому образовательному сообществу придется решать, как оно будет жить дальше в долгосрочной перспективе. И для того чтобы сформировать стратегическую, а не ситуативную повестку в будущем, его участникам придется разбираться с вызовами, которые предложила новая реальность. Технологизация — лишь один из них.

Технологии конкурентоспособности

Технический и технологический аспект перевода процесса обучения в дистанционную форму был главной темой всех дискуссий, проводившихся образовательным сообществом в прошлом году. Однако содержательно эти обсуждения строились в основном вокруг вопроса о том, как оперативно и эффективно организовать образовательный процесс в онлайн-среде. Лейтмотивом дискуссий была идея о конечности этого процесса и ожидании скорого возвращения в офлайн. Тем более что фактически общепризнанным был тезис, что качество образования при переводе в дистант пострадало. В конце года это был вынужден признать и министр науки и высшего образования России Валерий Фальков: «РИА Новости» процитировало его слова о том, что «в целом по стране качество удаленного обучения хуже, чем качество очного».

Решение главной задачи образовательной системы — обеспечения приемлемого для всех сторон качества обучения — невозможно без ответа на вопрос, что именно вкладывать в понятие «цифровизация». Ключевой вызов для образовательного дискурса этого года будет заключаться в том, перейдет ли дискуссия из модели ситуативного решения проблем в модель формирования долгосрочной стратегии в новой цифровой реальности. На практике это будет означать переход от обсуждения цифровизации как средства «тушения пожара» к ее осознанию в качестве фактора неизбежной трансформации университетов.

Одним из возможных сценарных поворотов этого обсуждения может стать вопрос конкурентоспособности. То, в какой степени вузы будут обращаться с новым объемом онлайн-обучения, определит их конкурентоспособность в новом мире. Уже сейчас понятно, что такой формат образования очень удобен по крайней мере в нескольких областях: в частности, это подготовка абитуриентов и дополнительное образование взрослых. Оба эти направления приносят университетам значительный доход, и проиграть здесь конкурентную гонку будет означать для них лишиться существенной части своего финансирования в будущем. Однако это новое состояние конкурентной среды потребует от вузов и иного качества принятия управленческих решений.

Вакцина самостоятельности

В прошедшем году Минобрнауки России пошло на беспрецедентный шаг: в условиях пандемии регулятор делегировал вузам возможность принимать ключевые решения по организации их работы в дистанте. Министерство «сделало ставку на самостоятельность и компетентность вузовских управленческих команд, обеспечив нормативное „прикрытие“ и интенсивную коммуникацию по вертикали и горизонтали», говорилось в июльском докладе ректоров российских вузов «Уроки „стресс-теста“. Вузы в условиях пандемии и после нее». Анализируя логику принятого решения, авторы доклада отмечали, что регулятор мог бы и настоять на использовании одинаковых регламентов, протоколов деятельности и цифровых платформ. По их мнению, с одной стороны, это могло бы помочь вузам со слабой инфраструктурой и кадровым ресурсом, но с другой, замедлило бы темпы адаптации для ведущих вузов, уже имевших опыт и ресурсы.

Предоставленная свобода действий не могла не привести к большей открытости процесса принятия решений и публичности образовательного процесса. На это обратили внимание и авторы доклада: они указывают, что «предоставив широкую автономию университетам, Минобрнауки также попыталось усилить информационную прозрачность системы высшего образования, инициировав ряд мониторингов и обследований процесса трансформации деятельности вузов в условиях пандемии». При этом признается, что «эти данные не обсуждались достаточно широко и публично, чтобы стать фактором автокоррекции системы».

В этой фразе — «фактор автокоррекции системы» на самом деле заложено несколько смысловых вопросов для будущей повестки российской высшей школы. Формируя стратегическую повестку на несколько лет вперед, университеты будут наблюдать за тем, останется ли переход на дистант единственным примером того, как регулятор поделился управленческими полномочиями с вузами, или эта практика получит развитие в изменившихся условиях. Будет ли и дальше система самостоятельно проходить «автокоррекцию» без участия регулятора? И если смотреть еще шире, готово ли Минобрнауки и дальше перенастраиваться с иерархической вертикальной на партнерскую горизонтальную коммуникацию? А с другой стороны, должно проясниться, в какой степени сами университеты будут готовы и смогут эту ответственность принять.

Коммуникативные разрывы

Кризисная вспышка публичности проявила и запросы непосредственных участников образовательного процесса — преподавателей и студентов, — учитывать и прорабатывать которые административным командам вузов придется в долгосрочной перспективе. Весной прошлого года широко обсуждалось исследование РАНХиГС «Преподаватели российских вузов о развитии онлайн-среды в условиях пандемии». В апреле вуз опросил почти 34 000 преподавателей российских вузов — это около 15% общей численности профессорско-преподавательского состава отечественной высшей школы. Авторы опроса хотели определить уровень поддержки или неприятия преподавателями трансформации образования из очного формата в дистанционный.

Однако по итогам исследования оказалось, что запрос преподавательского сообщества выходит далеко за пределы требований адекватной цифровой инфраструктуры. Проблемы с обеспечением компьютерной техникой и программными средствами представляли лишь одну из трех частей этого запроса. Преподаватели говорили и о необходимости создания среды для общения, необходимой и достаточной для поддержания высокого уровня обучения. А также просили снизить бюрократическое давление и предоставить большую свободу в выборе средств и методов обучения. И если первая составляющая этого запроса была ожидаемой и может быть решена ситуативно, то вторая и третья его части выявили серьезные проблемы, решение которых потребует от вузов значительных усилий по формированию стратегии на годы вперед.

Заметна в прошлом году стала и растущая субъектность студентов как участников образовательного процесса. Студенты активно выступали за пересмотр этических границ взаимодействия внутри университетской системы, требовали большего внимания к качеству дистанционного образования, просили снизить плату за контрактное обучение после перехода в онлайн. Вновь актуализировался и вопрос об эффективности организаций студенческого самоуправления. В этом году административным командам вузов, похоже, нужно будет окончательно признать, что студенты хотят иметь право на самостоятельное определение своих интересов и что они будут искать новые ресурсы для их отстаивания. Поэтому учет этих интересов должен быть более полным и прозрачным.

Проектирование новых коммуникативных связей между главными участниками системы образования — преподавателями, студентами, управленцами и чиновниками — поможет не только пережить последствия внешнего шока, который принесла пандемия. Это позволит и справиться с потенциальными внутренними потрясениями.

Чтобы решить проблему, ее нужно сначала проговорить.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.