Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин

Мнение. Будущее? Какое будущее?

Что на самом деле случилось в 2020 году

Уходящий год останется в истории годом планетарной эпидемии и всемирного ограничения свободы передвижения. Но только на первый взгляд. Как только вакцины сделают свое дело, на первый план выйдет действительно беспрецедентное изменение в мировой истории. Год 2020-й окончательно оформил новую энергетическую эпоху.

Плохие новости для российского угля

Начиная с 2021 года мир ускоряющимися темпами будет двигаться к безуглеродной экономике, чтобы достичь этой цели к 2050–2060 гг. Речь идет о том, что к середине века или чуть позже мировое сообщество перестанет использовать нефть, газ и уголь для выработки энергии. С большой долей вероятности атомную энергетику постигнет та же участь, что и индустрию ископаемого топлива. Но не из-за выбросов парниковых газов (они здесь меньше, чем у ископаемого топлива), а потому, что атомная индустрия не вписывается в новую архитектуру энергетической безопасности.

Если на Западе крупнейшие мировые экономики готовились к энергетическому повороту давно, а законодательство о переходе на зеленую энергию начали принимать еще до пандемии, на Востоке вопрос оставался открытым. То есть половина мира плавно начала двигаться к углеродной нейтральности, но вторая половина выжидала. И только осенью крупнейшие азиатские экономики наконец присоединились к «безуглеродному движению».

В сентябре Китай заявил о том, что его экономика станет безуглеродной к 2060 году, в октябре Япония и Южная Корея заявили о таких же планах к 2050 году. К слову, именно эти три страны на протяжении длительного времени являются крупнейшими покупателями российского угля. Для российской угольной промышленности это очень плохие новости и вот почему. Обнародование подобных стратегических целей означает отнюдь не только намерение в 2050-м или 2060-м перестать покупать уголь. Оно означает, что упомянутые страны начинают программы постепенного сокращения импорта в ближайшее время, а снижение закупок будет происходить постепенно. То есть ждать роста экспорта на восточном направлении не стоит, вопреки тому, что написано в энергетической стратегии России. А больше его ждать уже негде.

Десятки триллионов долларов

Новая энергетическая эпоха в истории человечества оформляется из-за ускоряющегося изменения климата. Его требуется затормозить, чтобы планета осталась пригодной для обитания. Для этого требуется как можно быстрее снизить выбросы парниковых газов, возникающих преимущественно из-за сжигания ископаемого топлива (нефть, газ, уголь). Ученые считают, что сокращение выбросов до нуля в течение следующих 30–40 лет даст шанс предотвратить наиболее катастрофические последствия изменения климата. Сегодня меняющийся климат стоит России более 8,5% ВВП, и эта цифра будет расти.

Перестройку всей мировой энергетики можно сравнить по своему значению с электрификацией, когда в огромной стране, где веками жили при свечах, вдруг появляется электрический свет. Только речь идет не об одной стране, а о человечестве. В 2015 г. мировое сообщество, включая Россию, подписало Парижское соглашение о климате. И цель этого соглашения в первую очередь — придать ускорение в создании экономической основы для климатических действий. Сегодня рынок «энергетического перехода» оценивается в десятки триллионов долларов на период до 2030 г., по версии Goldman Sachs. Но уже через два-три года эта оценка, скорее всего, окажется заниженной. Этот рынок включает в себя возобновляемую энергетику, энергоэффективность, технологии поглощения углерода, электротранспорт, технологии хранения энергии и многое другое. Более того, возобновляемая энергетика на протяжении многих лет остается мировым чемпионом по новым инвестициям, то есть крупнейшие экономики мира закладывали основу для климатических действий задолго до Парижского соглашения. В период пандемии этот сектор энергетики вырос, когда все остальные секторы испытывали большие трудности. Не удивительно, что Джозеф Байден вскоре после победы на выборах заявил, что вернет США в Парижское соглашение (как только примет полномочия президента). Забота о климате стала коммерчески выгодной и уже превратилась в значительный источник дохода для тех, кто занял места на этом рынке заранее. Прошло всего лишь пять лет после подписания Парижского соглашения.

Отказаться от половины бюджета

Что же делает Россия в ситуации, когда все остальные страны мира стремятся занять место на климатическом рынке, видимо самом главном рынке будущего. Увы, российское руководство так и не прислушалось к призывам экспертов занять место одного из лидеров климатического переговорного процесса в ООН. Призывы вкладывать деньги в модернизацию экономики и развитие возобновляемой энергетики также остались без внимания. И даже то, что Дональд Трамп решил вывести США из Парижского соглашения, не стало движущим аргументом для Кремля. Хотя президент Путин очень любит поддерживать то, против чего выступает Вашингтон. Но здесь выбора, по правде говоря, нет. Российская индустрия ископаемого топлива является изношенной и технологически отсталой, однако обеспечивает половину бюджета. В условиях, когда большую часть бюджета «съедают» силовые и пропагандистские органы государства, средств для финансирования чего-то нового просто не остается. Да что там новое, их уже не хватает ни на медицину, ни на образование, ни на экологию. И в том, что энергетическая политика России сегодня состоит в наращивании добычи и экспорта ископаемого топлива, а также количества атомных реакторов, есть горькая логика. Предложить быстро меняющемуся и отходящему от шаблонов прошлого миру нам, по сути, нечего.

Триумф гражданского общества

У мирового «энергетического перехода», который набрал пограничную силу именно в 2020 г., есть не только экономическое или экологическое, но и демократическое измерение. Ведь к отказу от развития традиционной энергетики привели не столько решения каких-то очень умных и экологически озабоченных политиков. Современные изменения — результат требований гражданского общества на протяжении десятков лет, политики лишь зеркалят эти набравшие непреодолимую силу требования гражданских движений. Их символом в наше время стала шведская школьница Грета Тунберг, но движение возникло задолго до ее рождения — еще в 1970-х гг. в Дании, затем в Германии и других странах Европы. И эти движения росли и крепли в условиях демократии — политического строя, в рамках которого политиков заставляют прислушиваться к избирающим их гражданам.

В мире 2020 год останется в истории годом окончательного «энергетического поворота» — исторического триумфа гражданского общества. В России 2020-й останется годом принятия беспрецедентно жестоких законов, ограничивающих в правах и возможностях гражданское общество — основной двигатель перемен. За любые проявления несогласия с решениями властей теперь могут наказывать тюрьмой. В условиях неспособности режима адаптироваться к изменениям во внешнем мире, увы, остается лишь закрыться и репрессировать тех, кто к изменениям призывает. Возможно, для власти это эффективная тактика, чтобы удержаться на плаву на полгода-год, но вряд ли дольше.

Наш энергетический поворот

Именно этой силы — гражданского общества, которая привела мир к новой энергетической эпохе, боится Кремль. Именно к ее нейтрализации сводятся истерические усилия Госдумы в конце 2020 г. Десяток принятых в декабре законопроектов об ограничении гражданских прав — на митинги, свободу выражения, свободу прессы и многое другое — должны испугать не отдельных активистов, они должны испугать всех граждан, погрузить страну в состоянии комы. Ровно через год, к следующим выборам, мы увидим результат — либо всякий активный гражданин окажется в тюрьме, либо режим не устоит.

Увы, у нас другой «энергетический поворот». Не тот, что в Европе, США и Китае. Но в новогоднюю ночь, под бой курантов, мы все-таки можем порадоваться за них. И загадать, что скоро мы присоединимся.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.