Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 6 мин
Обновлено:

Банки готовятся к новой реальности

Следующий год им придется работать в условиях рекордно низких ставок

2020 год выдался непростым для всех отраслей: обвал рынков, рубля и цен на нефть, пандемия, а вместе с ней изоляция, закрытие границ, падение доходов и платежеспособности населения и компаний. Банки уже реструктурировали (и продолжают это делать) гражданам и предприятиям порядка 7 трлн руб. кредитов из-за пандемии, выдают льготную ипотеку рекордными темпами и, кажется, пока справляются с кризисом гораздо лучше, чем от них ожидали. VTimes спросили у экспертов и банкиров, как они оценивают завершившийся год, какие главные вызовы для банков принесет следующий и за счет чего они будут зарабатывать в условиях низких ставок.

Первый тайм мы уже отыграли

Наученные опытом 2014–2015 гг., банки подошли к новому кризису хорошо подготовленными — с накопленными запасами капитала и ликвидности, чему способствовали усилия ЦБ последних лет. Кризис этого года был для российской банковской системы, пожалуй, наименее болезненным из всех, начиная с 1998 г., считает старший кредитный специалист банковской группы Moody’s Ольга Ульянова: ликвидности было достаточно для комфортного выполнения всех обязательств, а выручки — для покрытия кредитных потерь. Помимо этого, полагает она, банкам помог и временный — для многих заемщиков — характер трудностей, которые довольно быстро начали разрешаться по мере восстановления экономической активности. Программы господдержки также сыграли немалую роль в купировании последствий кризиса.

Основную поддержку банкам оказали послабления, введенные ЦБ, говорит старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов: это отсрочка на первую половину 2021 г. создания резервов по реструктурированным кредитам и разрешение временно не учитывать изменения курса рубля и стоимости ценных бумаг. В результате влияние кризиса на прибыльность и достаточность капитала было существенно меньшим, чем ожидалось в конце марта — начале апреля.

Вызовы-2021

В следующем году восстановительный рост экономики ожидается в районе 3%. Конечно, есть риски, которые могут замедлить восстановление, говорит представитель Сбербанка: падение доходов населения и бизнеса, бюджетная консолидация, возможные новые ограничения для борьбы с пандемией. Тем не менее в Сбербанке видят, что вторая волна, которая гораздо масштабнее первой, не приводит к таким же ограничениям, как весной, поэтому надеются, что как минимум этот риск не реализуется.

Один из главных вопросов для банков в следующем году: сколько реструктурированных кредитов окажутся проблемными и как это отразится на качестве активов.

Из-за пандемии банки рестуктурировали около 12% кредитов, скорее всего, реструктуризации продолжатся и в 2021 г., говорит аналитик Fitch Антон Лопатин: финансовые потоки во многих отраслях еще не восстановились, а значит, некоторым заемщикам будет недостаточно выручки для обслуживания долгов. Поэтому, отмечает эксперт, качество активов будет главным вызовом для банков в следующем году, а стоимость риска (отношение резервов к кредитному портфелю. — VTimes) останется повышенной. «Эксперт РА» оценивает размер недосозданных резервов по проблемным кредитам сектора примерно в 1,7 трлн руб. Агентство ожидает, что необходимость в досоздании резервов по указанным ссудам будет оказывать давление на прибыльность сектора на протяжении следующих двух лет.

Большинство банков смогут справиться с ухудшением качества активов без давления на капитализацию, создавая резервы за счет прибыли, полагает Лопатин. Негативное влияние на прибыльность банков может оказать ужесточение санкций со стороны США, если оно приведет к ухудшению платежной дисциплины крупных заемщиков, говорит директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Людмила Кожекина.

Основной негативный эффект от спада экономики из-за коронавируса отразится на прибыли банков в следующем году после завершения моратория на банкротство заемщиков-юрлиц и отмены послаблений по резервам, считает Кожекина. Наибольший рост резервов может прийтись на кредиты компаниям, считает она: кредиты юрлицам 30 крупнейших банковских групп, отнесенные ко второй стадии (всего их три), за первое полугодие выросли на 1,3 трлн руб. и достигли 13% портфеля.

Вторым важным вызовом для банковского сектора станет формирование новой реальности, в которой банкам придется работать с низкой процентной маржой из-за низких процентных ставок, считает Проклов из НКР. В этих условиях продолжится сокращение числа средних и малых банков, банки будут оптимизировать расходы и продолжать развивать различные формы комиссионного дохода, уходить в финтех и т. д. Маржа российских банков в 2021 г. будет находиться под давлением, согласна Ульянова: но снижение ее будет идти очень медленно, по оценке Moody’s, – в пределах 200 базисных пунктов в год. Таким образом, отмечает аналитик, процентный доход останется основным источником доходов российских банков еще как минимум несколько лет.

Низкие ставки приводят к некоторому перераспределению фондирования, отмечает Лопатин из Fitch: люди предпочитают не продлевать депозиты, но это не приводит к значимым оттокам средств из банков.

Часть средств население все же перекладывает из банков на фондовый рынок. В октябре, по разным оценкам, переток составил до 150 млрд руб., отмечалось в обзоре ЦБ. Это долгосрочный тренд, говорила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. В ближайший год-полтора из банковских вкладов на фондовый рынок утечет 3–3,5 трлн руб., отмечал гендиректор АКРА Михаил Сухов. Национальное рейтинговое агентство давало прогноз в 3,4 трлн руб., но на горизонте пяти лет. Набиуллина цифры не называла, но «качественно» соглашалась. В этом году россияне перевели из банков на брокерские счета триллион рублей, оценивал директор «Тинькофф инвестиций» Дмитрий Панченко. Эта сумма «незначительна» по сравнению с 30 трлн руб., которые россияне держат в банках, отмечал он.

Ульянова видит в низких ставках по депозитам еще один вызов для банков. По ее мнению, стагнация средств на счетах клиентов рискует перерасти в оттоки. Речь идет прежде всего о средствах граждан, которые недовольны ставками по вкладам. Поскольку кредитный портфель банковского сектора продолжит расти, приближая коэффициент «кредиты-к-депозитам» к 100%, банкам придется либо повысить ставки, чтобы стимулировать приток денег от населения, либо искать альтернативные источники фондирования, из которых наиболее очевидный — это средства ЦБ, хотя этот источник относительно краткосрочный и в определенных условиях может оказаться дорогим, заключает Ульянова. Потребность в финансировании роста кредитных портфелей (прежде всего розничных) заставит банки повышать стоимость привлечения средств для поддержания притока клиентских пассивов, говорится в отчете рейтингового агентства АКРА.

Тренды-2021

Одной из наиболее значимых тенденций 2020 г. для банков стал рекордный рост выдач ипотеки, во многом благодаря льготной программе под 6,5% (хотя в итоге она обнулила выгоды от снижения ставок и привела к росту цен на жилье). К концу года выдачи ипотеки достигнут рекордных 4 трлн руб., прогнозируют аналитики НКР, — это на триллион больше, чем в 2019 г.

Ипотечное кредитование останется одним из основных драйверов развития банковской отрасли, пишут аналитики АКРА в своем отчете. В 2021 г. ипотечный портфель банков продолжит быстрый рост (приблизительно на 17,8%), но он будет медленнее, чем в этом. Причин этого несколько: исчерпание потенциала снижения ставок, продолжающийся рост цен на недвижимость и сворачивание льготной программы. Побить рекорд этого года будет уже сложно — выдачи по итогам 2021 г. составят 3,6–3,7 трлн руб., прогнозируют в НКР.

Ипотечный бум беспокоит ЦБ: регулятор опасается (пока что потенциального) перегрева рынка жилья. Эльвира Набиуллина призывает своевременно завершить льготную программу, как и планируется — 1 июля 2021 г. Но вице-премьер Марат Хуснуллин пообещал добиваться продления госпрограммы.

Из-за бурного роста ипотеки доля наиболее проблемных ссуд в ипотечном портфеле банков может достигнуть 2% по итогам 2021 г. против 1,6% на начало октября, ожидают в НКР. Также банки будут стремиться нарастить портфель в наиболее маржинальном сегменте необеспеченных потребкредитов, чтобы поддержать рентабельность. Кредитование юрлиц продолжит стагнировать в 2021 г. или покажет слабоположительную динамику, отмечают в «Эксперт РА»: в этом году темпы роста кредитования компаний поддержала выдача льготных кредитов, но это был разовый эффект. По прогнозам НКР, доля просроченной задолженности в потребительском кредитовании (без учета ипотеки) может вырасти с текущих 8% до 10% по итогам 2021 г., говорит управляющий директор рейтингового агентства Михаил Доронкин. В корпоративном кредитовании агентство ожидает ускорения просрочки в сегменте МСБ: доля просрочки в портфеле МСБ по итогам следующего года может достичь 14% (против порядка 12% сейчас), но она продолжит размываться новыми выдачами.

По оценкам S&P, общее ухудшение качества активов российских банков выразится в росте кредитов последней, третьей стадии до 10–13% (без учета списаний) в 2020–2021 гг. с 8% в конце 2019 г. АКРА ожидает, что доля просроченной задолженности достигнет 5,7% совокупного портфеля банков в 2020 г. и 6,5% в 2021 г. Доля просроченных ссуд в корпоративном портфеле составит 7,9 и 8,8% соответственно, в розничном — 4,7 и 6%.

Развитие банками собственных экосистем — один из главных трендов на ближайшие годы. Будущее — за экосистемными компаниями и корпорациями, считают в Сбербанке, который еще в 2015 г. поставил себе цель стать экосистемой. Это неизбежный результат сегодняшней трансформации мира, отмечают в банке.

Давление на процентные доходы из-за низких ставок усилит конкуренцию на рынке комиссионных операций и для поддержания уровня непроцентных доходов банкам будет необходимо развивать соответствующие продукты, отмечает представитель Промсвязьбанка: в выигрыше будут банки с высоким уровнем цифровизации и дистанционных сервисов, предлагающих клиентам широкую линейку продуктов. Интерес к экосистемам растет как со стороны граждан (за счет удобства дистанционных сервисов), так и компаний (производители товаров и услуг), которые на фоне пандемии столкнулись с падением потребления через традиционные каналы сбыта.

ВТБ, например, ставит себе цель перевести в онлайн 100% новых продуктов и услуг для клиентов. По прогнозам госбанка, в среднесрочной перспективе именно диджитал-продукты займут лидирующие позиции на рынке. А Сбербанк рассчитывает к 2023 г. занять лидерские позиции на рынке онлайн-коммерции, к тому времени доля доходов от нефинансовых сервисов экосистемы в чистом операционном доходе группы составит более 5%, а к 2030 г. — 20–30%.

Можно отметить дальнейшее развитие в персонализации продуктовых предложений, говорит аналитик банка «Хоум кредит» Станислав Дужинский: на помощь банкам тут приходят технологии Big Data. «Благодаря им мы уже можем предложить человеку товар или услугу, в которой он, вероятнее всего, нуждается в конкретной жизненной ситуации», — отмечает эксперт. Анализируя потребности и возможности клиентов, очень скоро мы сможем буквально предугадывать их желания, говорит Дужинский: человеку не нужно будет даже задумываться над тем, что ему необходимо и как это получить, предложение сформируется по мере возникновения самой потребности.

На фоне высокого интереса населения к фондовому рынку в выигрыше окажутся банки, предоставляющие брокерские услуги с использованием дистанционных сервисов, добавляет представитель Промсвязьбанка. Если говорить про бурный рост частных инвесторов на фондовом рынке, которым ознаменовался 2020 год, то регулятора он беспокоит во многом из-за того, что сложные финансовые продукты, например структурные облигации, часто продают людям, не понимающим связанных с ними рисков. Банк России намерен законодательно ограничивать такие операции. Это может лишить банки заметной части комиссионного дохода.

ESG-повестка

Повестка ESG (экология, социальная ответственность, управление) и ответственное инвестирование становятся значимыми по всему миру: все больше инвесторов начинают обращать внимание не только на показатели прибыли и дивидендов, но и на социальную и экологическую ответственность компаний.

Governance (управление) в ESG-повестке всегда было одним из ключевых аспектов в работе финансового сектора, отмечает Ульянова из Moody’s. Не меньше его значение и сегодня, хотя риски кредитования связанных сторон, нарушения норм антиотмывочного законодательства, использование мошеннических схем, как представляется, снизились в ходе масштабной «чистки» банковского сектора регулятором. Социальные аспекты деятельности банков (Social) также приобретают большое значение, говорит эксперт, включая в себя широкий диапазон вопросов от кибербезопасности и сохранности данных клиентов до социально-ответственного кредитования.

Пока что роль ESG-повестки и влияние ее в России остаются весьма ограниченными и нишевыми, полагает Проклов из НКР: в наступающем году в этом отношении по-прежнему будет много обсуждений и инициатив, но пока не будет массированной поддержки ESG-ориентированных проектов со стороны государства, ожидать какого-то значимого прогресса не приходится.

ESG-повестка стала сквозной частью новой стратегии Сбербанка на 2023 г. Например, в части Environmental (забота об окружающей среде) банк внедряет концепцию зеленых офисов, снижает бумажный документооборот ежегодно на 30% и стремится увеличить к 2023 г. долю отходов на переработку до 40%, а долю закупки зеленой энергии — до 30%. Также банк сейчас разрабатывает методологию расчета своего углеродного следа, чтобы затем постепенно снижать его.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.