Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 3 мин

Инвестиции с пользой

Социально важные проекты могут быть коммерчески успешными

Социально важные проекты могут быть коммерчески успешными, если помочь им на стадии развития. Западные инвесторы, вкладывающие в социальные предприятия, получают не только моральное удовлетворение, но и доходность в среднем 5,8% годовых. Быстрорастущий сектор импакт-инвестиций привлекает крупных игроков. Возможно ли его развитие в России и на что могут рассчитывать инвесторы российских социальных компаний?

Деньги от сердца

Сектор социального предпринимательства зародился в развитых странах. Пионерами выступили США, Великобритания, Канада и Австралия. В 1984 г. в США были созданы Ассоциации индустрии устойчивого развития, и это можно считать датой рождения таких инвестиций. В 2007 г. The Rockefeller Foudation ввел сам термин — «импакт-инвестирование». Это вложение средств в коммерческие компании, которые своей основной целью ставят решение социальных проблем, защиту окружающей среды, реализацию целей устойчивого развития ООН и уже на втором месте — получение прибыли. Такие предприятия вовсе не являются благотворительными. В этом их отличие от некоммерческих проектов, которые могут быть планово-убыточными.

С тех пор сектор социальных инвестиций вырос практически с нуля до $502 млрд, говорится в исследовании Global Impact Investing Network (GIIN). В этой сфере присутствуют крупные игроки — управляющие компании, институты развития, банки. Например, Black Rock инвестировала $90 млрд в устойчивое развитие, Goldman Sachs — $7 млрд в социальный сектор. Больше всего денег направляется в проекты в сельском хозяйстве, энергетике, здравоохранении, говорится в совместном исследовании фонда «Наше будущее» и Высшей школы экономики.

О чем конкретно идет речь? Крупный инвестиционный фонд ClearlySo, основанный в 2008 г. в Лондоне бывшими инвестбанкирами, полностью ориентирован на работу с социальными компаниями. Он уже предоставил 450 млн фунтов 150 таким организациям. Одна из них — производитель шоколада ручной работы Harry Specters. Компания предоставляет работу и достойную оплату людям с аутизмом. В октябре 2016 г. ClearlySo дал ей заем на 35 000 фунтов, а в сентябре 2018 г. вошел в капитал компании на 457 000 фунтов. Сейчас это успешный бизнес, 60% прибыли которого идет на социальные цели (финансовые показатели не раскрываются).

Не хуже других

Существует стереотип: решение социально значимых вопросов сопряжено только с затратами. И богатые бизнесмены, у которых есть желание сделать доброе дело, должны просто дать деньги людям с горящими глазами и забыть о них. Социальное предпринимательство старается разрушить эту установку, показав, что такие компании способны генерировать прибыль, пусть и ниже средней в их секторе.

В 2015 г. Morgan Stanley изучил инвестиционные портфели компаний, имеющих социальную миссию. Оказалось, что их доходность даже больше, а волатильность — меньше, чем у обыкновенных фондов акций. В 2019 г. Morgan Stanley в новом исследовании подтвердил этот вывод.

Согласно опросу GIIN, доходность импакт-инвестиций оправдывает ожидания 76% инвесторов. Она меньше, чем приносит фондовый рынок, но на Западе составляет в среднем 5,8% годовых — не так плохо. Средневзвешенный индекс капитализации компаний с экологическими, социальными или управленческими ценностями (KLD 400 Social Index) коррелирует с бенчмарком американского рынка S&P 500.

А что у нас

У нас социальное предпринимательство только зарождается. В России есть два типа инвесторов, которые готовы к таким вложениям, понимая, что они принесут меньший доход. Во-первых, это состоятельные бизнесмены старшего возраста, которые удовлетворили потребность в накоплении ресурсов и теперь хотят поделиться ими. Их бизнесы стабильно приносят прибыль — больше, чем они могут потратить, и им интересно участвовать в преобразовании мира. Второй тип — это миллениалы, которые довольно рано почувствовали ответственность за будущее и готовы тратить деньги на социально значимые цели. И хотя сумма их инвестиций меньше, количество таких инвесторов будет только расти.

И те и другие пришли к мнению, что отданные на благотворительность средства решают важные локальные задачи (строительство детского дома, оплата операции и т.д.), но не способны построить устойчивые социальные организации. Они понимают, что для этого компании должны обеспечивать себя и приносить некоторую прибыль инвесторам, а не жить на гранты и дотации.

Сейчас люди, желающие дать деньги на социальный бизнес, объединяются в клубы бизнес-ангелов. Как правило, это опытные бизнесмены и финансисты, которые могут сами оценить перспективы проекта, определить форму поддержки для социальной компании (льготный кредит или вхождение в капитал) и оформить все процедуры. Кроме этого в России есть по меньшей мере один фонд, который поставил такие инвестиции на поток, — «Наше будущее». За 13 лет он профинансировал 255 проектов, которые решают различные проблемы общества, на 693,2 млн руб.

В качестве примера приведу фонд «Второе дыхание» — его профинансировало одно из объединений импакт-инвесторов. Фонд собирает бывшую в употреблении одежду через сеть собственных городских контейнеров. Компания зарабатывает на вещах в отличном состоянии, которые идут на продажу через собственные магазины и другие секонд-хэнды. Часть собранной одежды она жертвует в социальные организации для безвозмездной выдачи нуждающимся. Вещи в плохом состоянии отправляются на переработку. Организация получила заем от клуба бизнес-ангелов на 1,6 млн руб. на 1,5 года по льготной на тот момент ставке в 10% и использовала деньги на открытие региональных магазинов. Собирает компания и пожертвования. Выручка за 2019 г. составила 29 млн руб., в этом году оборот будет около 70 млн руб. и прибыль около 6 млн.

Все постепенно идет к тому, что поддержка социального бизнеса перестанет быть делом лишь сообществ импакт-инвесторов и станет отдельным сегментом рынка. Наша уверенность строится на том, что и спрос на такие инвестиции со стороны социальных предпринимателей, и предложения со стороны неравнодушных бизнесменов будут расти. Это подтверждает мировой опыт, и Россия не остается в стороне от этих процессов. Главный вопрос: на какую прибыль могут рассчитывать инвесторы, которые предоставили финансирование социальным компаниям? Ответ на него мы узнаем через 5–7 лет — на такой срок вкладывают деньги инвесторы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.