Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Отравители — большая редкость среди убийц

Такое убийство надо планировать, а убийства обычно происходят под влиянием момента

За исключением cause célèbre вроде истории с покушением на Алексея Навального в 2020 г. или убийством банкиров Пузикова в 2012 г. или Кивелиди в 1995 г., отравления редко оказываются в фокусе общественного внимания. Несмотря на то что массовая культура (конечно, классические детективы) создала образ отравления как архетипического убийства, в реальности понять масштаб проблемы сложно. Даже ответ на простой вопрос: «Сколько людей в стране ежегодно погибает от рук отравителей?» ― с ходу дать не получится. Правоохранительные органы в России сообщают лишь общее число криминальных смертей или в лучшем случае смерти по отдельным составам Уголовного кодекса.

Если обратиться к медицинской статистике, то можно узнать, что один из самых популярных видов смертельных отравлений в России ― алкогольное. За последние несколько лет число погибших таким образом людей составляет в среднем около 5500 в год. Еще в 2005 г. таких погибших было почти в 7,5 раза больше. Но злодеи Честертона и Агаты Кристи травили своих жертв вовсе не банальным алкоголем — что насчет цианида, стрихнина и мышьяка? Здесь, к сожалению, общедоступная статистика бессильна. Мы знаем, что несколько десятков человек в год гибнут от пищевых отравлений, но убийства при помощи яда неотделимы в официальной статистике от прочих внешних причин смерти.

Альтернативный вариант заключается в восстановлении таких случаев из статистических карточек на преступления, которые заполняют органы следствия и дознания. Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге проанализировал данные такого информационно-аналитического массива за 2013–2014 гг. Поиск дает около сотни уникальных записей, упоминающих отравления. Но на поверку большая часть из них окажется отравлениями угарным газом, то есть не отравлениями в классическом смысле.

За два года в России было зарегистрировано всего около 20 убийств с использованием яда. Много это или мало? Это сотые доли процента от общего числа, учитывая, что в эти годы в России убивали в среднем по 16 000 человек в год.

Может быть, российская судмедэкспертиза плохо проводит токсикологический анализ? В Англии и Уэльсе ― родине многих историй об отравлениях ― на отравления в среднем приходится чуть меньше 3% криминальных смертей, что в сумме дает менее 10 случаев в год. Однако следует упомянуть 2002 год, когда от яда скончалось более 20% всех убитых. Именно на тот год записали всех (а их было больше 200!) жертв печально знаменитого серийного убийцы Гарольда Шипмана, известного также как Доктор Смерть. Доступная статистика по Швеции дает похожий результат: 3–4 случая в год. Можно возразить, что в упомянутых странах происходят десятки и сотни убийств год, а в России ― больше десяти тысяч. Возьмем страну со сравнимым с Россией уровнем летального насилия — США: в ежегодном отчете ФБР сообщает, что в прошлом году там зарегистрировано всего 16 отравлений-убийств. За последние пять лет это число в Штатах колебалось от 6 и до 16.

В качестве орудия преступления в России выступают ядовитые жидкости, которые легко выдать за алкоголь. Это косвенно свидетельствует, что, как и прочие орудия убийства, отравления распространены среди неблагополучных слоев населения. Некоторые убийцы используют смертельные количества простых лекарственных средств. Но есть и более «романтичные» преступники, расправляющиеся со своими жертвами сократовской цикутой или ударной дозой инсектицида. Интересно, что любимых писателями ядов в этом списке не обнаружено.

Почти в каждой криминологической работе, посвященной отравлениям, констатируется: мы узнаем только о самых очевидных случаях. Считается, что некоторое число отравлений, особенно фармакологических, особенно в отношении беспомощных и (или) имеющих хронические заболевания людей, правоохранители не увидят. Даже несмотря на эту оговорку, отравление, кажется, не является массовым преступлением, особенно в сравнении с остальными типами убийств.

Неужели классические детективы обманывали нас, утверждая в нашем сознании образ коварного отравителя как типичного убийцы? Судя по всему, в современной истории отравление никогда не было популярным способом совершения убийства. А с 1960-х гг., по мере того как бытовые яды стали пропадать из широкого оборота, заменяясь на менее токсичные и опасные для человека вещества, отравление как способ убийства становилось все более экзотическим феноменом.

Как пишет один из классиков изучения криминальных отравлений, Джон Трестрейл, убийство при помощи яда требует особого типа преступника: жестокого, расчетливого, даже изобретательного, хладнокровного, но при этом трусливого, неспособного на открытую конфронтацию. Возможно, в этом самая главная причина сравнительной редкости отравления по сравнению с другими способами убийства. Яд нужно найти или изготовить, чтобы потом использовать его, зная, что жертва будет испытывать мучения и наверняка умрет.

Типичный российский (да и мировой) убийца не таков ― гнев, а не расчет определяет его поведение. Он действует под влиянием момента (и часто алкоголя), поэтому планирование ― явление весьма редкое.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.