Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин

Мнение. Человеческий капитал нуждается в компенсации

Как распределить государственные инвестиции, чтобы помочь наиболее уязвимым группам населения в период пандемии

Алексей — молодой человек, живущий в пригороде Москвы. Здесь он родился и вырос.  Ожидаемая продолжительность его жизни составляет 74–79 лет.  Для его ровесника Михаила, чье место рождения и теперешнего проживания — Чукотка, этот показатель гораздо меньше: 59–63 года.

Значительные различия существуют в России не только в отношении продолжительности предстоящей жизни, но и в уровне образования. Так, вероятность закончить вуз для москвичей и петербуржцев в два раза выше, чем для жителей Саранска или Волгограда. Кроме того, представители этих регионов сильно различаются по размеру потенциального заработка. Насколько значительны разрывы в России с точки зрения развития человеческого капитала?  

Факторы уязвимости 

Рассмотрим этот вопрос внимательнее. Ребенок, который появился на свет в России в этом году, став взрослым, в среднем покажет 68% от максимальной производительности труда, которую он мог бы достичь при условии полного образования и отличного здоровья. По сравнению со средним мировым показателем, который составляет всего 56%, это неплохо. В период с 2010 по 2020 год значение Индекса человеческого капитала для России выросло с 0,60 до 0,68, благодаря чему она вошла в число стран-лидеров по темпам положительной динамики.

Однако Индекс человеческого капитала за 2020 г., который для стран региона Европы и Центральной Азии учитывает ряд дополнительных показателей, свидетельствует о том, что Россия в некоторых ключевых областях отстает от средних по региону значений: по расходам на здравоохранение и образование — на 1,8, а по такому показателю, как человеческий капитал, выраженный в процентах ВВП, — на 0,9 пункта. 

Вероятность смерти в возрасте от 30 до 70 лет по причине сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний, диабета или хронических респираторных заболеваний составляет в России 25%, что выше, чем в среднем по странам региона Европы и Центральной Азии (17%) и по странам с уровнем доходов выше среднего (20%). Одной из важных причин этого является высокая распространенность факторов риска, связанных с неинфекционными заболеваниями (НИЗ).  

Каждый пятый взрослый житель России имеет избыточный вес; 30% из них курят, а 39% злоупотребляют спиртными напитками. Около 32% жителей России в возрасте 18 лет и старше страдают от гипертонии.

Пандемия COVID-19 усугубила эти проблемы и факторы уязвимости. 

По данным Росстата, с января по август 2020 года умерло на 71 700 россиян больше, чем за аналогичный период 2019 года. Для борьбы с COVID-19 требуется принимать широкий спектр различных мер, включая тестирование, отслеживание социальных связей и лечение пациентов. Но не менее важно продолжать оказывать плановые медицинские услуги и обеспечивать уход хроническим больным — лицам, страдающим от неинфекционных заболеваний, ВИЧ/СПИДа и туберкулеза. Пожилые люди, имеющие НИЗ, особенно уязвимы перед коронавирусом. Кроме того, необходимо укреплять службы психологической помощи. 

Из-за продолжительного, но необходимого периода закрытия школ в этом году в России возможно значительное ухудшение образовательных результатов. Ранее мы оценивали эти потери примерно в 16 баллов по шкале, принятой в программе PISA, для всех учащихся, что соответствует потере чуть менее полугода обучения. Учащиеся из бедных и социально уязвимых семей страдают больше других. При таком значительном падении образовательных результатов потребуются масштабные компенсационные меры.

Новые ориентиры системы здравоохранения 

Что же можно предпринять, чтобы устранить эти разрывы?

Важнейшим элементом построения устойчивой системы здравоохранения является укрепление системы первичной медико-санитарной помощи для борьбы с распространенными НИЗ и новыми инфекционными заболеваниями. Благодаря обеспечению финансовой доступности лекарственных препаратов при амбулаторном лечении от коронавируса и НИЗ можно спасти жизни людей и предотвратить осложнения, лечение которых обходится системе здравоохранения очень дорого. 

Наращивание ресурсов для лечения больных с COVID-19 является самой неотложной задачей, однако если приступить к переориентации системы здравоохранения в сторону профилактики и первичной помощи, то можно будет избежать трудно поддающегося контролю роста расходов на здравоохранение в среднесрочной перспективе. 

Благодаря внедрению новых цифровых услуг, включая телемедицину и удаленный доступ к услугам по уходу, можно сделать медицинскую и социальную помощь более доступной для большего числа граждан, изменить порядок предоставления услуг — пожилые люди и лица, страдающие хроническими заболеваниями, смогут получать помощь на дому — и снизить излишний риск в стационарных учреждениях.

Использование виртуальной диагностики и протоколов лечения позволило бы не только защитить медиков от болезни, но и предупредить новые вспышки. За счет более тесной интеграции и координации действий медицинских и социальных служб можно значительно повысить качество поддержки, которая предоставляется пожилым и социально уязвимым категориям населения. В результате смягчения ограничений на применение телемедицины и формирования регулируемой среды для виртуальных технологий можно было бы создать интегрированную модель предоставления медицинских услуг, в центре которой стоит пациент. 

Ресурсы социальной помощи 

Определенную роль в формировании человеческого капитала играет и социальная помощь. В России реализуется ряд мер, призванных повысить эффективность поддержки семей с детьми, нетрудоспособного населения и безработных. Результаты нашего исследования показывают, что эти меры, в принципе, должны оказаться достаточно эффективными для противодействия росту бедности, спровоцированному пандемией. 

Сейчас для России подходящее время, чтобы внедрить фундаментальную программу социальной помощи, действие которой распространялось бы на всю страну. В неблагоприятной экономической ситуации масштабы такой программы увеличивались бы, а при ускорении темпов экономического роста — сокращались. Похожие программы имеются во многих странах; они специально разработаны таким образом, чтобы способствовать сокращению бедности и поощрять самостоятельность малоимущего населения. Россия в состоянии значительно смягчить воздействие текущего кризиса и одновременно заложить основу для искоренения крайней бедности в будущем.

Разрывы в результатах формирования человеческого капитала в России не настолько широки, чтобы их было невозможно преодолеть. Для того чтобы двигаться вперед, необходимы действия и сотрудничество представителей разных секторов — здравоохранения, образования и социальной защиты. Требуется согласованная реализация стратегий, так чтобы они шли на пользу семьям и гражданам, которым требуется доступ к медицинским услугам, детям, которым необходимо образование, востребованное на будущем рынке труда, а также тем, кто нуждается в помощи и защите в это трудное время.  

Инвестируя в каждого гражданина на всей территории страны, Россия может надеяться на достижение более справедливых результатов в части формирования человеческого капитала, более устойчивое восстановление по окончании пандемии и процветание в долгосрочной перспективе. A Алексей и Михаил смогут надеяться, что их и членов их семей ждет долгая, здоровая и обеспеченная жизнь.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.