Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 3 мин

Зеленой экономике нужно гораздо больше меди

Ралли в этом году может быть первым этапом долгосрочного бычьего тренда

Все больше аналитиков и инвесторов рассматривают недавнее ралли на рынке меди как первый этап бычьего рынка, который позволит цене превысить рекордный уровень более $10 000 за тонну, установленный в начале 2011 г. В пятницу стоимость самого важного промышленного металла достигала в ходе торгов семилетнего максимума $8000 за тонну, поднявшись более чем на 70% с мартовского минимума.

В понедельник, несмотря на падение на многих рынках из-за распространения новой разновидности коронавируса, медь торгуется около отметки $8000.

Акции компаний, связанных с добычей и переработкой меди, тоже сильно подорожали. У американской компании Freeport-McMoRan, одного из крупнейших независимых производителей меди в мире, они выросли в этом году примерно на 90%, у канадской First Quantum Minerals — более чем на 60%.

Инвесторы считают, что рынок получит дополнительный импульс за счет роста спроса на медь, которая необходима для развития зеленой экономики. Электромобилям нужно примерно в четыре раза больше проводки, чем машинам с двигателями внутреннего сгорания. Для производства солнечных панелей и ветряных электростанций, по отраслевым оценкам, требуется в пять раз больше меди, чем для выработки аналогичного количества энергии за счет сжигания ископаемого топлива. Аналитики прогнозируют превышение спроса над предложением, если не удастся быстро открыть и разработать новые месторождения.

«Программы стимулирования вводятся по всему миру, и их общая черта — для всех нужна медь», — говорит Костас Бинтас, начальник отдела торговли медью сырьевого трейдера Trafigura (в прошлом году компания купила и продала более 4 млн т этого металла). Trafigura прогнозирует, что строительство инфраструктуры для производства зеленой энергии и рост выпуска электромобилей увеличат мировое потребление рафинированной меди с 23,4 млн т в 2020 г. до 33,3 млн т в 2030 г.

Сейчас ее производство составляет около 23,8 млн т.

Многие страны, включая Японию и Южную Корею, намерены к 2050 г. сократить выбросы СО2 до нуля, а ЕС объявил о планах снизить их минимум на 55% в ближайшие 10 лет. Но больше всего внимания привлекает Китай. Председатель КНР Си Цзиньпин пообещал в этом десятилетии почти втрое увеличить производство ветряной и солнечной энергии по сравнению с 2019 г. «Китай всегда выполняет свои обязательства, — заявил он мировым лидерам на климатическом саммите ООН в декабре. — Мы будем способствовать более экологичному экономическому и социальному развитию во всех аспектах». Этот шаг Китая приведет к фундаментальным сдвигам на рынке, значительно повысив спрос на медь в ближайшее десятилетие, полагают аналитики. Trafigura прогнозирует, что он вырастет в Китае примерно на 800 000 т только в 2021 г., поскольку Пекин вкладывает значительные средства в электросети и возобновляемую энергетику.

Спрос в Европе также должен увеличиться, так как политики активно продвигают зеленое восстановление экономики после пандемии. «Впервые в своей карьере я наблюдаю синхронное стимулирование потребления меди, — говорит Бинтас. — Мы предвидим значительный дефицит в ближайшие пять лет и чувствуем недостаток меди уже сегодня». С учетом известных проектов и использования металлолома, и оценивая предполагаемый спрос, Trafigura прогнозирует, что к 2030 г. возникнет дефицит около 5 млн т, который горнодобывающим компаниям придется восполнять путем увеличения инвестиций.

Аналитики Goldman Sachs считают, что к тому времени дефицит будет немного больше и составит 5,6 млн т. В последний раз такой дефицит наблюдался в 2005 г. и это вызвало двухлетнее ралли цен на медь, отмечают они. В инвестбанке ожидают, что в ближайшие 12 месяцев цена вырастет до $9500 благодаря циклическому восстановлению экономики, а к первой половине 2022 г. приблизится к рекордному уровню.

Рост цен может остановить только увеличение предложения меди — за счет как добычи, так и переработки металлолома. Последний фактор может стать «серьезным препятствием» для реализации их ценового прогноза, признают аналитики Goldman Sachs; тем не менее они полагают, что этот фактор перевесит повышенный спрос и медленный рост добычи.

На Земле нет недостатка в меди, но становится все труднее находить месторождения с ее высоким содержанием в благоприятных для добычи юрисдикциях. Даже когда такие месторождения открывают, они зачастую находятся в районах, где отсутствует необходимая инфраструктура, вроде российского Дальнего Востока, или их разработкой занимаются компании с недостаточным опытом. «Перед миром стоит непростая задача — удовлетворить этот новый спрос, — заявил в декабре генеральный директор Glencore Айван Глазенберг, который в следующем году покинет свой пост. — Придется идти в новые места, где инфраструктуры просто нет».

Повышенные требования к социальным и экологическим последствиям деятельности горнодобывающей промышленности приводят к тому, что разработка нового рудника может занять до 10 лет. В свою очередь, акционеры все еще опасаются давать зеленый свет новым проектам — после того как миллиарды долларов были потрачены во время бума на сырьевых рынках, который закончился в 2014 г.

После завершения в ближайшие год-два нескольких проектов, включая медный рудник Anglo American Quellaveco в Перу, планы по вводу в эксплуатацию новых месторождений выглядят весьма скудно. «Проблема во многом заключается в том, что инвесторы долгие годы не хотели финансировать рост», — говорит Джеймс Джонстон из управляющей компании RWC Partners, владеющей акциями нескольких производителей меди.

По мнению отраслевых экспертов, продлить срок эксплуатации существующих рудников и реализовать нерентабельные на сегодня проекты можно будет при более высоких ценах. Насколько высоких — предмет ожесточенных споров. Чтобы финансировать долгосрочные проекты по разработке месторождений, медь должна будет в течение длительного периода стоить около $8800 за тонну, считают в Jefferies Financial Group. Другие аналитики полагают, что цена должна быть еще выше. «Для реализации следующей волны проектов может потребоваться цена в $10 000 или больше», — говорит Джонстон.

Перевел Виктор Давыдов

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.