Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Мнение. Нет Дерипаски – нет России

Как олигархический бизнес приравнял себя к Родине

Олигарх Олег Дерипаска приравнял западные санкции к бомбежкам «наших» городов и «прямой атаке на наши пограничные рубежи». И предложил тех, кто санкции провоцирует, привлекать к уголовной ответственности за измену Родине. Совершенствование репрессивного и рестриктивного авторитарного законодательства сейчас в моде, поэтому всероссийский пресс-атташе Дмитрий Песков предположил, что депутаты и президент «услышат» эту инициативу.

Родина слышит, Родина знает…

Разнообразная пища для изменников

Поскольку санкции носят в основном секторальный и персональный характер, получается так, что отдельные товарищи ставят знак равенства между собой и Родиной. В частности те, кто, например, переходят дорогу бизнесу фигурантов санкционных списков, того же Дерипаски, — те против России. То есть известный закон Володина «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России» следует трактовать широко. Например, «Нет Володина — нет России» или «Нет Дерипаски — нет России», и далее по списку. Санкционному. Выступил с критикой Дерипаски — изменил Родине.

Попутно заметим, что с изменой Родине вообще происходит в последнее время что-то не вполне обычное. Точнее, обычным, рутинным становится этот не самый рядовой состав преступления, который путает со шпионажем даже сам президент. И здесь тоже есть противоречия. Например, растет и ширится сотрудничество с Китайской Народной Республикой. А сажают за измену Родине заслуженных ученых именно за сотрудничество с КНР. Объяснить это можно исключительно марксистской диалектикой, других инструментов познания современной реальности все равно нет.

Есть еще вопросы: проблема бомбежек поставлена правильно, однако как быть с таким феноменом, как «бомбежки Воронежа»: введение контрсанкций, по сути, против пищевого рациона собственного населения и раздавливания еды бульдозерами? Это же самая что ни на есть измена Родине в лице ее многонационального народа, источника власти и налогоплательщика.

Или вот специалисты говорят, что введение новых санкций неизбежно после того, как русские хакеры, бессмысленные и беспощадные, взломали зачем-то компьютерные системы министерств финансов и торговли США, вероятно устав от длительного воздержания в связи с отсутствием команды на поражение в ходе собственно выборов президента Соединенных Штатов. Те же специалисты говорят, что русские хакеры занимались своими делами еще с весны. То есть не теряли времени в пандемию на самоизоляции. Каждому свое: кто новые альбомы записывает на карантине, как Пол Маккартни, кто изучает свойства программного обеспечения Solar Winds и взламывает потихоньку защитные системы супостата.

Патриотически настроенные русские хакеры (в различных офицерских званиях) хотели как лучше, а спровоцировали санкции, что образует собой диспозицию состава преступления «измена Родине по Дерипаске». И что же теперь делать? Раньше бы наградили секретным указом, как Сталин Меркадера с альпенштоком за убийство Троцкого, а теперь, выходит, сажать?

Патриотические активы

Измена Родине в трактовке зрелого российского авторитаризма — это законное сопротивление касте, которую художественно именуют «православными чекистами» и чей профессиональный праздник отмечается 20 декабря. (Даром что ли на торжественном концерте в честь этого светлого праздника в первом ряду сидело все наше «политбюро», включая даже «кандидатов в члены».) А теперь, по мысли Дерипаски, к «православным чекистам» приравниваются лояльные олигархи, причем не только из «новых», вроде Сергея Чемезова или там Игоря Сечина, но и «старые», к каковым принадлежит сам Дерипаска, сообщивший на всякий случай в давнем интервью Financial Times (2007 г.), что если Родина (та самая, которой все время норовят наставить рога граждане России) потребует, он все активы отдаст ей. Хотя отныне, напомним, Родина и Дерипаска — примерно одно и то же. Так что и отдавать теперь ничего не нужно.

Таким образом, слияние чекизма и олигархизма, не нашедшее совсем уж прямого воплощения в поправках к Конституции (хотя их совместная идеология очень даже нашла), теперь имеет шанс быть закрепленным в Уголовном кодексе в виде внесения изменений в статью об измене Родине.

Отныне весь наш бизнес выше среднего, а точнее даже — больше малого — слит с государством. Бизнес успешен, если у него есть госзаказы. И преступления против государства оценивает как покушения на себя. Это хорошо видно по РСПП, которое всей своей олигархической мощью, измеряемой, пожалуй, отнюдь не несколькими процентами ВВП, обрушился на проект увековечения памяти жертв сталинских репрессий «Последний адрес». Государство в нынешней версии госкапитализма — сталинист, значит и бизнес, слившийся с властью и зависящий от нее, — тоже сталинист. Абсолютно логический результат эволюции крупного и сверхкрупного российского бизнеса, заложника авторитарной власти. Они более не являются агентами рыночной экономики и конкуренции (конкуренция понимается только как джиар или скорость продвижения к госкормушке), а политическая демократия им даром не нужна была еще в 1990-е.

«Мы едим за вас»

К слову, доброй памяти Аркадий Иванович Вольский, первый председатель профсоюза олигархов, каким бы он советским аппаратчиком не был, такого бы не допустил. Просто этика и школа другие. Против ареста Михаила Ходорковского не боялись во время óно открыто выступать исключительно он и Анатолий Чубайс. Сейчас остался только Чубайс, выступивший против олигархического наезда на «Последний адрес».

Когда на вернувшихся теперь в строй интеллигентских кухнях снова станут говорить «они», иметься в виду будут не только чекистские и широкие околочекистские круги, но огромное по своим размерам и стратегическим запасам крупное бизнес-комьюнити. Только теперь я понимаю, почему его представителей так не любил еще в 1990-е годы Егор Гайдар, а они тоже считали его чужим.

Русская власть вернулась во времена известной карикатуры 1901 г., демонстрировавшей иерархические слои российского общества (ТВ, ФСБ, МВД, РПЦ и т.д.), где помимо «мы царствуем над вами», «мы правим вами», «мы морочим вас» и «мы стреляем в вас» была опция «мы едим за вас». 


				Карикатура Николая Лохова 1901 г.
Карикатура Николая Лохова 1901 г.

А кто на корм покушается — тот изменник Родины.

Поздний марксизм насчитывал три этапа общего кризиса капитализма (описание четвертого существовало только в подарочном варианте — спичрайтеры подарили его на юбилей секретарю ЦК т. Пономареву Б.Н.). Так вот четвертый этап наступил сейчас, и не где-нибудь, а в России. И загнали его в кризис и перманентную депрессию на уровне роста ВВП в 1–1,5% люди, которые не просто готовы считать себя заложниками авторитарного режима, а верно служить ему, выдумывая новые неординарные репрессивные технологии. Хотя почему новые? Вариации 58-й статьи стучат в их сердца — «эффект колеи» в «государственном мышлении» никто не отменял.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.