Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Для борьбы с ковидом нужно терпение

Западные страны слишком поспешно отменяли карантин

Что может привести к резким изменениям структуры международных резервов, как тренды интернет-поиска помогают отслеживать экономическую активность и почему «нетерпеливые» страны хуже справляются с пандемией: главное в блогах экономистов.

Статья впервые опубликована на сайте «Эконс»

Международные резервы подобны ледникам: десятилетиями их структура остается стабильной, но в будущем изменения могут быть резкими и стремительными, пишут экономисты МВФ в блоге организации. Из 180 существующих сегодня валют набор тех, в которых страны по всему миру держат свои резервы, остается неизменным десятки лет. Более 90% приходится на доллар, евро и в меньшей степени японскую иену и британский фунт стерлингов — то есть на валюты, которые используются для расчетов в международной торговле, для займов на иностранных рынках и инвестиций за рубеж. Недавнее исследование экономистов МВФ подтвердило: доля доллара, на который в конце 2019 г. приходился 61% мировых международных резервов, остается доминирующей шесть десятков лет. Поскольку структура резервов определяется в первую очередь финансовыми связями, то, пока доллар будет доминировать в глобальных финансах, он останется главной мировой резервной валютой. Скорость изменений в структуре резервов напоминает авторам скорость движения ледников — настолько медленного, что просто незаметного. Однако иногда под воздействием различных факторов ледники могут резко ускоряться, так же и низкую скорость изменений в структуре международных резервов не стоит считать данностью.

В своем исследовании экономисты МВФ выделяют несколько факторов, которые потенциально могут привести к существенным изменениям в структуре международных резервов. Во-первых, это изменения торговых потоков: если из-за пандемии страны начнут переключаться на национальных поставщиков, то спрос на иностранные валюты будет снижаться. В то же время еще до пандемии многие страны стремились диверсифицировать торговые связи — этот процесс также может привести и к диверсификации международных резервов. Последствия торговых войн и международных санкций также могут побудить страны пересмотреть структуру своих резервных активов.

Финансовые факторы остаются одним из наиболее значимых драйверов. Повышенный интерес к масштабному размещению гособлигаций Евросоюза, состоявшемуся в октябре, показывает, что в мире растет спрос на альтернативу долгу, номинированному в долларах США, считают авторы. Если развивающиеся экономики будут активнее выпускать гособлигации, номинированные в валюте развивающихся стран-кредиторов — в первую очередь Китая, — то будет меняться и структура их международных резервов. Наконец, важным фактором может стать и прогресс в финансовых технологиях: по мере внедрения частных или государственных цифровых валют центральные банки могут пересмотреть состав и структуру резервов.

Анализ поисковых запросов позволяет в реальном времени отслеживать экономическую активность: экономисты ОЭСР в блоге организации рассказывают, как на основе Google Trends оценивать динамику ВВП в еженедельном режиме. Во время пандемии резко выросла потребность в оперативных, высокочастотных данных: традиционная статистика оценивает динамику ВВП раз в квартал, а дающие косвенную оценку ежемесячные опросные данные (как в индексе PMI, который составляется на основе опросов менеджеров по закупкам) становятся ненадежными, если экономическая ситуация меняется резко и масштабно. Одним из решений может стать анализ поисковых запросов, считают в ОЭСР. Тренды Google позволяют судить о текущей и будущей экономической ситуации, поскольку отражают самые разные аспекты экономической активности: потребление (запросы «автомобиль», «товары для дома»), рынок труда («вакансии»), рынок недвижимости («риелторское агентство», «ипотека»), а также ожидания и настроения («рецессия», «кризис»).

Экономисты ОЭСР разработали специальный алгоритм на основе технологий машинного обучения: он позволяет определить динамику экономической активности по 250 переменным, которые объединяют тысячи различных ключевых слов. Авторы применили алгоритм на ретроспективных данных 46 экономик ОЭСР и G20: оценки на основе поисковых запросов в основном отражают фактическую динамику ВВП и позволили отследить и глобальный финансовый кризис, и кризис суверенного долга в еврозоне, и беспрецедентную волатильность во время пандемии COVID-19. К тому же динамика поисковых запросов сигнализировала о мощном спаде ВВП во II квартале раньше, чем традиционные опережающие показатели, отмечают авторы. Текущие оценки предполагают дальнейшее замедление экономики в тех странах — прежде всего европейских, — где были введены дополнительные ограничительные меры в ноябре.

Одна из причин кризиса международных организаций — усиление популизма во внутренней политике многих стран мира, отмечает профессор Висконсинского университета в Мадисоне Тана Джонсон в блоге Future Development. Чтобы доверить решение тех или иных задач международным организациям, преследовать долгосрочные интересы и прислушиваться к рекомендациям экспертов, необходимо осознавать, что, прежде чем получить выигрыш, зачастую сначала приходится нести потери и принимать тяжелые решения. Но общество, где сильны популисты, зачастую обращает внимание только на потери, не думая о будущих выигрышах.

Международные организации должны стремиться ко всеобщему благу и в то же время оставаться подотчетными национальным правительствам с их собственными целями — зачастую это оказывается несовместимым, продолжает Джонсон. В самих международных организациях также есть множество внутренних проблем, подчеркивает Джонсон, но сейчас вместо того, чтобы совместно работать над их решением, страны с большей вероятностью просто отказываются от участия и прекращают взносы (как, например, произошло с США и ВОЗ) — хотя полезнее продолжать финансирование, чтобы провести эффективные реформы международных организаций.

Почему страны, которые по всем объективным показателям были куда лучше готовы к пандемии, в реальности столкнулись с огромными проблемами? Профессор Городского университета Нью-Йорка, один из ведущих мировых исследователей неравенства Бранко Миланович, рассуждая об этой загадке в своем блоге, выдвигает собственную версию: проблема в нетерпеливости. Это всего лишь размышление, которое практически невозможно подтвердить эмпирически, к тому же нетерпеливость достаточно сложно достоверно измерить, оговаривается Миланович, но именно этот фактор может оказаться глубинной причиной неудач в борьбе с пандемией. В октябре 2019 г. исследовательское подразделение Economist Intelligence Unit опубликовало рейтинг готовности стран мира к пандемии. «Никогда еще публикация не была столь своевременной и столь ошибочной», — отмечает Миланович.

Лидерами рейтинга были США (почти 1000 умерших от COVID-19 на 1 млн населения), Великобритания (также около 1000) и Нидерланды (около 600). Вьетнам (0,4) был на 50-м месте, Китай (3) — на 51-м. Индонезия (69) и Италия (1100) имели примерно одинаковый балл. Рейтинг учитывает множество объективных показателей (количество медицинского персонала на душу населения, объем расходов на здравоохранение и др.), но история показывает, что они часто оказываются нерелевантными. Например, по объективным показателям (количество военнослужащих, качество вооружения и др.) Франция в 1940 г. никак не могла потерпеть разгромное поражение от Германии.

Эксперты приводят множество различных объяснений провала многих западных стран в борьбе с пандемией по сравнению с успехами на Востоке — от опыта борьбы азиатских стран с атипичной пневмонией SARS до ценностей коллективизма. По версии Милановича, проблемы западных стран вызваны недостатком терпения: например, карантины вводились ненадолго и прекращались с первыми признаками улучшения ситуации. Так, в конце весны люди в Европе и США вели себя так, будто пандемия ушла в прошлое, а правительства охотно участвовали в самообмане вместо того, чтобы сохранять ограничения и остановить распространение вируса, пишет Миланович. Запад, в отличие от Азии, ориентирован на быстрый успех, его идеология — сообразительность и скорость, а не выносливость и постоянство, — отсюда и низкая норма сбережения, и высокий долг домохозяйств, которые хотят получить желаемое как можно скорее, и нетерпеливость в борьбе с пандемией, считает Миланович.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.