Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 4 мин
Обновлено:

Пять вопросов российским банкирам

S&P рассказало, что больше всего волнует инвесторов наших банков

Российские банки справляются с кризисом лучше, чем от них ожидали, впереди у них еще один сложный год. Неопределенность из-за развития пандемии может продолжить оказывать давление на способность некоторых граждан и компаний частного сектора обслуживать свои долги. Поэтому вопросы о качестве активов и резервах на потери по кредитам российских банков останутся ключевыми для инвесторов в 2021 г., отмечают аналитики рейтингового агентства Standard & Poor’s. В своем обзоре они ответили на пять вопросов, которые чаще всего задавали инвесторы руководству крупнейших российских банков, имеющих листинг на биржах: Сбербанка, ВТБ, «Санкт-Петербурга» и TCS («Тинькофф банка»).

1. Как изменится качество активов российских банков в ближайший год?

Несмотря на ожидаемое восстановление экономики в 2021 г. на 2,9%, неблагоприятные условия сохраняются, и они будут затруднять некоторым компаниям, предприятиям малого и среднего бизнеса и розничным заемщикам обслуживать и погашать долг.

По оценкам S&P, общее ухудшение качества активов выразится в росте кредитов последней, третьей стадии до 10–13% (без учета списаний) в 2020–2021 гг. с 8% в конце 2019 г. Во многом благодаря списаниям в III квартале доля кредитов третьей стадии снизилась на 110 б. п., или на 400 млрд руб. — до 7%, подсчитали аналитики S&P. Они приводят данные на основе анализа отчётностей 14 банков — 12 системно значимых, а также «Тинькофф банка» и «Санкт-Петербурга». Доля кредитов второй стадии в портфеле этих банков стабилизировалась на уровне около 10% (9% на конец 2019 г.).

Банки воспользовались мерами поддержки ЦБ (он позволил растянуть создание резервов до весны 2021 г.) и сохранили уровень кредитного качества для реструктуризированных кредитов, говорит младший директор по валидации агентства «Эксперт РА» Олеся Сомова: это позволило отложить и распределить во времени стресс от дорезервирования. Таким образом, реальные потери еще не отражены в отчетности, говорит Сомова: положение будет понятно после доначисления резервов.

По оценкам банков-клиентов АКРА, заемщики, кредитные требования которых были реструктурированы, в целом способны продолжать осуществлять платежи, говорится в отчете агентства. Но именно эта категория будет формировать основной прирост просроченной задолженности в 2021 г., считает агентствоПо его оценкам, доля просроченной задолженности достигнет 5,7% совокупного портфеля в 2020 г. и 6,5% в 2021 г. Доля просроченных ссуд в корпоративном портфеле составит 7,9% и 8,8% соответственно, в розничном — 4,7% и 6% соответственно. После 2021 г. просроченная задолженность населения останется на уровне выше докризисного из-за постепенного вызревания ипотечных кредитов, а также реализации рисков, накопившихся в необеспеченном кредитовании.

«Мы ожидаем увеличения доли кредитов с просроченными платежами по мере того, как часть реструктурированных заемщиков не смогут войти в график платежей, речь может идти о 15–20% реструктурированных ссуд», — говорит управляющий директор рейтингового агентства НКР Михаил Доронкин. Впрочем, доля просроченной задолженности будет несколько размываться ростом портфелей, прежде всего в ипотеке и кредитовании МСБ, добавляет он.

2. Как это отразится на стоимости риска для банков?

S&P пересмотрело оценку стоимости риска (отношение резервов к портфелю) для банковского сектора на 2020 г. — с 2,5–3% в начале года до 2,3–2,5%, что отражает устойчивость сектора. Эта оценка отражает две тенденции, уравновешивающие друг друга:

  • Крупнейшие банки сформировали значительные резервы в первом полугодии и приняли меры по урегулированию кредитов проблемных заемщиков, включая заблаговременную реструктуризацию в случае необходимости. В результате с начала III квартала качество активов почти перестало ухудшаться, что отразилось в сокращении расходов на резервы.
  • Необходимость формирования дополнительных резервов вероятнее всего вновь возникнет в 2021 г.: короткие сроки реструктуризации кредитов и действие мораториев истекли в октябре, а вторая волна ограничений продолжает давить на финансовое положение заемщиков. По данным ЦБ, в марте — ноябре банки реструктуризировали кредитов на 6,4 трлн руб. — около 10% совокупного портфеля. На долю государственных Сбербанка и ВТБ пришлось до 70% всех реструктуризированных кредитов.

Расходы банков на формирование резервов останутся высокими до конца 2021 г. и могут достичь 1,5–2% (1,1–1,4 трлн руб.) среднего размера их кредитных портфелей, ожидает S&P. «Эксперт РА» оценивает недосозданные резервы до 1,7 трлн руб., они будут формироваться в ‪2021–2022‬ гг. Такие суммы в целом не критичны для сектора, но могут оказать негативное влияние на банки, у которых невысокий буфер капитала, говорит Сомова. В 2021 г. основное негативное влияние на рентабельность банков будет оказывать необходимость досоздания резервов по кредитным убыткам, считают аналитики АКРА. Увеличение создаваемых резервов уже наблюдается, однако в 2021 г. достигнет пика. Агентство полагает, что в результате стоимость риска в 2021 г. достигнет 2,8%, но уже 2022-м снизится до 1,5%.

3. Как макроэкономические факторы повлияют на кредитный риск?

В базовом сценарии S&P прогнозирует снижение реального ВВП России на 3,5% в этом году, что может обусловить формирование дополнительных резервов банками примерно 20 б. п., или 140 млрд руб. Прогнозируя рост экономики на уровне 2,9% в следующем году, агентство ожидает постепенного снижения потерь по кредитам, хотя фактические показатели каждого банка могут отличаться.

Длительное и глубокое влияние пандемии остается одним из основных факторов, вызывающих обеспокоенность инвесторов, полагают аналитики агентства. Возрастающая угроза введения повторных ограничений и еще одна волна пессимистических настроений в отношении спроса и торговли являются, возможно, основными факторами, которые могут привести к ухудшению прогнозов со стороны S&P в отношении российского банковского сектора.

4. Как кризис повлиял на прибыль банков?

14 крупнейших банков, за которыми наблюдает агентство, во второй половине года полностью восстановили основные финансовые показатели в сравнении с тем же периодом прошлого года после их снижения на 21% в первом полугодии. Прибыльность стабилизировалась главным образом благодаря курсовой разнице, не столь быстрому, как весной, ухудшению качества активов и восстановлению динамики кредитования (особенно розничного). Финансовые показатели крупнейших российских банков лучше, чем ожидало агентство, поскольку в начале кризиса крупные банки имели очень высокие запасы капитала. Они помоги банкам абсорбировать потери по кредитам и выдержать волатильность рынка.

Но это у крупных банков, а вот в небольших банках ситуация может быть неоднозначной: они более чувствительны к неблагоприятным рыночным условиям. Порядка 35 банков, или 9% от общего количества, могут лишиться лицензии в течение года, показал в ноябре индекс здоровья банковского сектора агентства «Эксперт РА»: в зоне риска средние и малые московские кэптивные банки и узкоспециализированные игроки. Почти 26% банков было убыточно за последний год, объясняли эксперты агентства.

В 2019 г. крупнейшие российские банки отразили в отчетности чистую прибыль около 1,3 трлн руб. по МСФО. S&P полагает, что в этом году их чистая прибыль может составить 1,1–1,2 трлн руб. благодаря курсовой разнице от ослабления рубля, а также восстановлению ипотеки. В первом полугодии из-за массовых реструктуризаций и кредитных каникул у банков накопился разрыв почти в 170 млрд руб. между начисленным и полученным процентным доходом, но в III квартале разница была устранена. Это говорит о признаках восстановления кредитных портфелей банков, а также урегулирования большинства проблемных кредитов в III квартале.

5. Что вы думаете о быстром переводе средств клиентов с депозитов на фондовый рынок?

Рост доходов от брокерских операций в структуре прибыли банков говорит об усилении конкуренции за лояльность клиентов. Переход от сбережений к инвестициям, главным образом среди клиентов нескольких крупных игроков (среди них «Тинькофф», «Сбер» и ВТБ — VTimes), может продолжиться в ближайшие годы, отмечают аналитики S&P: розничные клиенты будут искать альтернативу вкладам на фоне низких ставок, введения новых налогов на проценты и общей привлекательности новых услуг, выбирая из широкого спектра инвестиционных возможностей и пользуясь удобными приложениями.

За девять месяцев, по данным ЦБ, граждане направили более 900 млрд руб. в ценные бумаги через брокерские счета, еще 160 млрд — в паевые фонды. Комиссии банков от брокерских операций граждан увеличились в 2,4 раза в III квартале — до 7,5 млрд руб. в сравнении с 3,1 млрд руб. в III квартале 2019 г.

Регулятора беспокоит быстрый приток населения на фондовый рынок: он опасается массового разочарования. За два года количество частных инвесторов выросло в четыре раза, сейчас их больше 8 млн. Среди потенциальных рисков возросшего интереса граждан к фондовому рынку — мисселинг, предупреждал ЦБ. Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина написала банкам письмо с рекомендацией не продавать неквалифицированным инвесторам деривативы и сложные облигации, а также стратегии доверительного управления с инвестированием в эти инструменты, маржинальные операции (торговля с плечом) и комбинированные вклады. 

Аналитики S&P полагают, что доля облигаций и фондов ценных бумаг с фиксированным доходом в структуре финансовых активов граждан будет расти, поскольку на рынок будет выходить все большее число консервативных инвесторов. В долгосрочной перспективе это поспособствует преобразованию банковских моделей в бизнес, который будет менее капиталоемким, но в большей степени ориентированным на оказание услуг. Повышение интереса индивидуальных инвесторов к рынку корпоративных долговых обязательств может сделать его более глубоким и диверсифицированным, отмечают в агентстве: в конце 2019 г. совокупный размер долговых ценных бумаг, выпущенных нефинансовыми компаниями, составлял лишь 6,3% ВВП.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.