Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 2 мин
Обновлено:

Китай резко сократил кредитование проектов «Пояса и пути»

В Пекине пересматривают инициативу, которая вызвала скандалы в странах – получателях средств

В последние годы китайская программа зарубежного кредитования по размерам финансирования порой соперничала со Всемирным банком. Однако в 2019 г. после почти десятилетнего быстрого роста она резко сократилась. Как показало исследование Бостонского университета, кредитование Китайским банком развития (КБР) и Экспортно-импортным банком Китая (ЭИБК) зарубежных проектов упало с максимума в $75 млрд в 2016 г. до всего лишь $4 млрд в 2019 г.

Резкое сокращение кредитования происходит в ходе пересмотра программы «Инициатива пояса и пути» (ранее — «Один пояс — один путь»), в рамках которой Китай финансирует и строит автомобильные и железные дороги, порты и другие объекты инфраструктуры в основном в развивающихся странах. Программа стала вызывать критику во многих странах, в том числе из-за кредитования Китаем государств с низким уровнем дохода и нестабильным финансовым положением, отсутствия прозрачности и пренебрежения социальными и экологическими последствиями финансируемых проектов.

Другим фактором, определившим изменение политики, стала торговая война между США и Китаем, считает автор исследования, директор Центра политики глобального развития при Бостонском университете Кевин Галлахер. «В 2018 и 2019 гг. неопределенность из-за торговой войны с США была так высока, что Китай, возможно, решил придержать долларовые активы», — говорит он.

Согласно недавнему докладу лондонского аналитического центра Институт зарубежного развития, в Пекине начали осознавать проблемы, связанные с кредитованием в рамках «Пояса и пути». «Старая <…> модель, при которой интересы китайских компаний и местных элит имеют приоритет над благом страны-заемщика, несущей непропорционально большую долю риска в случае неудачи проекта, станет еще более неустойчивой на фоне снижения способности стран брать на себя долги и риски», — говорится в докладе.

В Китае есть три банка развития, которые занимаются инвестициями в инфраструктуру внутри страны и за рубежом, — КБР, ЭИБК и Банк сельскохозяйственного развития. Они могут давать кредиты за рубежом на льготных условиях, хотя обычно их ставки близки к коммерческим. Согласно данным бостонских исследователей, размер кредитования КБР и ЭИБК в период с 2008 по 2019 г. составил $462 млрд. Это лишь чуть-чуть меньше $467 млрд, которые за то же время Всемирный банк предоставил странам с низким и средним уровнем дохода.

Однако низкое качество управления в проектах, финансировавшихся в рамках «Пояса и пути», вызвало ряд скандалов и жалобы со стороны стран-должников. Так, один из крупнейших получателей китайских кредитов, Пакистан, недавно заявил, что китайские компании завышали стоимость энергетических проектов на миллиарды долларов, и потребовал пересмотреть условия погашения долга. Исламабад обвинил китайские и местные энергетические компании в «злоупотреблениях» и завышении расходов. Несколько крупных проектов в Малайзии также оказались в центре скандалов.

Сейчас государственные предприятия и банки Китая переориентируются с зарубежных проектов на внутренние, считает Ю Цзие, старший научный сотрудник по Китаю в британском Chatham House. В последние годы экономическая политика Пекина изменилась: от установки на рост за счет экспорта — к внутренним инвестициям и потреблению. «Критерии коммерческой жизнеспособности проектов будут ужесточены. В прошлом целью было, скорее, использование финансовых ресурсов для расширения политического влияния Китая. Новая задача — в большей мере получение коммерческой выгоды», — говорит Ю.

Китай столкнулся с «огромным <…> репутационным ущербом» в ходе осуществления «Пояса и пути», добавляет она: «Экспансионистский характер инициативы встревожил остальной мир, а правительство не смогло предъявить прозрачный план и объяснить свою политику кредитования». По мнению Ю, общественное мнение в Китае также не приветствует зарубежное кредитование, поскольку политики и общественность стали понимать, что необходимо больше инвестировать в собственную медицину, для которой пандемия коронавируса стала серьезным испытанием.

По данным бостонских исследователей, в основном китайские кредиты направлялись в относительно небольшое количество стран: 10 государств получили 60% общего объема средств. Кредиты крупнейшему получателю — Венесуэле составили более 12,5%, за ней следуют Пакистан, Россия и Ангола. В основном там финансировались проекты в области транспортной и иной инфраструктуры, добычи полезных ископаемых и нефти, включая строительство трубопроводов, а также производства и передачи электроэнергии.

Из 858 займов, рассмотренных бостонскими исследователями, 124 предназначались для проектов на охраняемых природных территориях, 261 — в местах обитания редких животных и 133 — на землях коренных народов.

Россия оказалась на 3-м месте среди получателей китайских средств благодаря высокоскоростной магистрали Москва — Казань, на строительство которой Китайский банк развития выделил $6 млрд в 2016 г. Эта магистраль помечена в докладе бостонских исследователей как проходящая в местах обитания редких животных и на землях коренных народов. Помимо нее в России реализован еще один проект — железнодорожный мост через реку Амур ($97 млн от Экспортно-импортного банка Китая в 2013 г.; без потенциального ущерба).

Перевел Виктор Давыдов

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.