Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Мнение

Время чтения: 3 мин

Мнение. Как образование становится частью экономики впечатлений

Человек учится не только в школе – где угодно: на природе, в телефоне, в транспорте

Уроки пандемии показали: мы не умеем преподавать в цифровом мире, у нас не развита цифровая педагогика. Неравенство как главная проблема российского образования перешло в цифровое измерение: заметно отсутствие устройств, интернета и качественного контента, что выявили эксперты Высшей школы экономики и других центров на основе своих исследований. Несмотря на то что будущее в школе – за смешанными формами обучения, пока разработчики подводят отсутствием качественного контента школьных программ. Главная задача сегодня – это проектирование образовательного опыта во времена поисковых систем. Это цифровая педагогика: мы должны понять, как технологии влияют на качество обучения, что вызывает научение, когда и как происходит это обучение.

Проектирование образовательного опыта

В 2013–2014 гг., когда мы запускали конференцию EdCrunch, то размышляли, нужны ли вообще технологии, онлайн-университеты и онлайн-школы. Сейчас разговор уже перешел в плоскость обсуждения того, как применять цифровые технологии правильно и какая у них может быть эффективность. В этом году тема EdCrunch on Demand сформулирована так: «Образовательный опыт нового времени: что работает в технологиях?» Опыт – это совокупность всей познаваемой и переживаемой реальности, это любая ситуация, с которой человек сталкивается в определенное время, опыт оставляет какое-то впечатление или мысль. Это широкое понятие, которое еще не использовалось в отечественной педагогике.

Следовательно, образовательный опыт – любой опыт, на котором человек учится. Он может учиться в школе, на работе, в музее, в телефоне, на природе, в общественном транспорте или в любом другом месте. Это может быть виртуальный мир, реальный мир, взаимодействие с окружающими или комбинация всего. Это может быть целенаправленно спроектированный опыт либо спонтанно возникший образовательный опыт. И это не опыт в результате взаимодействия между учеником и учителем или учеником и учеником, как учила нас советская педагогика. Здесь важно проектировать его, думая в широком смысле. Это позволяет нам свободно думать о типах обучения, не ограничивая себя стенами аудитории, и создать эффективный образовательный опыт.

В текущую экономику впечатления я бы добавил еще такое понятие, как пользовательский или клиентский образовательный опыт (UX/CX). Если мы хотим высокой вовлеченности или возврата учащегося на урок, ощущения, эмоции, действия должны соответствовать ожиданиям студента нового поколения. Можно все свести на нет, например, если ваш сайт или LMS (система управления обучением) архаичны и до нужного контента пять лишних кликов, а еще через «длинную очередь» в коридорах оригинал отнести ногами (вдобавок тому, что ты электронную копию отправил). Архитектура, визуальная графика сайта, образовательное видео, цвета, скорость загрузки, изображения, быстрота ответа, тексты, все, с чем взаимодействует учащийся или клиент, требует пересмотра и перепроектирования. Иначе мы потеряем учащегося, даже если он физически в классе или в аудитории. И будем участвовать в большой имитации. На все это накладываются возрастающие возможности искусственного интеллекта и требования Роспотребнадзора по коронавирусу. Это уже новая педагогика в новых условиях – эпипедагогика. Об этом обо всем мы поговорим на EdCrunch on Demand.

Линза познания

EdTech и цифровое образование отныне играют значимую роль в повышении доступности качественного образования, мотивации учащихся и улучшении их учебных достижений. Российские EdTech-компании обеспечивают работой более 20 000 сотрудников и обучают более 15 млн учащихся разных возрастов. Но у разработчиков цифровых платформ и EdTech-компаний есть опасения, что государство не оказывает должной поддержки новой и развивающейся отрасли. Хрупкий зарождающийся рынок российских EdTech занимает всего 1% ($800 млн) от мирового EdTech-рынка ($75 млрд). Отрасль испытывает большое недофинансирование, ее развитие натыкается на барьеры из-за закрытости и зарегулированности образовательной системы – попробуй продать что-то школе, учителю или управлению образования региона. EdTech – драйвер развития человеческого капитала. Без государственных мер поддержки отрасль может остаться такой же недофинансированной и незрелой.

Недоверие и равнодушное отношение к цифровым технологиям появляется, когда их применение не приводит к изменениям, повышению качества обучения и вовлеченности учеников. Такой цифровой разрыв между теми, кто может применять технологии правильно, и теми, кто не может, существует во всех странах мира. Поэтому, когда наши ученые, разработчики контента и политики предложат учителям доказанные педагогические методики, недоверие исчезнет и мы получим широкое распространение. Технологии – это ручка и бумага. Это линза, через которую мы познаем мир сегодняшнего времени. Говорить, влияют ли технологии на качество обучения, все равно что задавать вопрос – влияет ли бумага и ручка на качество обучения. Главные вопросы – понять, как правильно применять, когда и что вызывает научение в мозгу человека.

Технологии позволяют педагогу персонализировать обучение, вовлечь невовлеченных, расширить образовательное пространство за пределами классной аудитории и дать качественное образование в удобное время и удобном месте тем, кто не может эти возможности получить. Педагогов точно ничего не заменит, напротив, мы испытываем и будем еще больше испытывать их дефицит. Благодаря пандемии мы поняли значимость школ, педагогов и совместного обучения в классе. Ученики, родители и педагоги ждут встреч в полном составе в стенах своих любимых школ и университетов.

Навыки будущего

Цифровизация образования потребует и новых навыков от учеников и педагогов. Первая компетенция – это data-грамотность, для того чтобы разобраться, как устроены большие данные и как вы можете их применять, уметь их на базовом уровне интерпретировать, понимать, как работает искусственный интеллект и алгоритмы при обработке big data. Сюда же относится безопасность данных. Люди больше не могут развиваться и создавать новые продукты в цифровом мире, используя аналоговые инструменты. Совсем скоро все мы будем жить и работать в постоянном потоке больших данных, в мире, где будем получать мгновенный доступ к любой информации, просто прикоснувшись к устройствам. И чтобы читать, анализировать и эффективно использовать постоянно растущие потоки информации, будет необходима data-грамотность.

Вторая компетенция – это общечеловеческая грамотность, сюда отнесем soft skills и управленческие навыки, то, чему не учат в университетах и школах. Умение правильно делегировать задачи, вести совещания, публично выступать, тайм-менеджмент, эмоциональный интеллект, вопросы лидерства – все это очень важно, сегодня примерно 60% руководителей сообщают, что их сотрудникам для карьерного роста не хватает именно мягких навыков.

Третья компетенция – это технологическая грамотность, ее надо развивать хотя бы на уровне ликбеза. Сюда отнесем новые технологии, инженерные технологии вроде альтернативной энергетики, новые производственные системы, блокчейн, языки программирования. Уже сейчас существует очень много новых технологий, которые впоследствии можно будет сделать основой для своей новой профессии. Технологическая грамотность дает понимание основ программирования и инженерных принципов работы машин.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.