Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 3 мин

«Роль государства растет, а доверие к государству падает»

Подкаст «Экономика на слух». Выпуск 1: Проблемы копились давно, и кризис их только обострил

Коронакризис стал тяжелейшим испытанием для экономики и вторым глобальным потрясением всего за 10 с небольших лет. Но если мировой финансовый кризис зародился в недрах экономики, то на этот раз человечество столкнулось с угрозой, которая пришла, как казалось, из очень далекого прошлого. Впрочем, теперь так уже не кажется. Природа преподала человечеству хороший урок, и его стоит усвоить, чтобы не заплатить еще более высокую цену за следующий. О накопленных экономических и социальных проблемах, последствиях кризиса, защите от его ударов рассуждают ректор Российской экономической школы (РЭШ) Рубен Ениколопов и первый заместитель председателя Центробанка Ксения Юдаева – в подкасте, которым мы открываем совместный проект VTimes и РЭШ – «Экономика на слух».

Итак, пять главных последствий кризиса, о которых говорит Рубен Ениколопов, и главный урок пандемии.

Пандемия оставит глубокие шрамы

Эксперты предупреждали об угрозах пандемии, поскольку скорость распространения болезней выросла беспрецедентно вместе с мобильностью переносчиков вируса – то есть людей. Это позволило ковиду в считанные месяцы охватить весь мир.

Экономические шрамы от пандемии останутся на долгие годы. Особенно болезненными они будут для молодежи. Исследования показывают, что люди, которые выходят на рынок труда в момент кризиса, почти всю жизнь зарабатывают в среднем на несколько процентов меньше, чем начинавшие работать во время бумов.

Кризис влияет и на ценностные установки молодых людей, в частности, снижая их склонность к риску. 

«Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Количество людей, которые будут пить шампанское, сокращается в такой ситуации».

…и увеличит спрос на государство

Есть важное социополитическое последствие: резко повысилась роль государства. Это обычное следствие кризиса: растет неравенство, а с ним спрос общества на справедливость и на социальную помощь. Но сейчас это проявляется особенно ярко, поскольку кризис рукотворный. Люди страдают от ограничений, которые вводят правительства, – делается это ради спасения человеческих жизней, но люди ожидают компенсации своих потерь и недовольны недостаточной поддержкой. Поэтому роль государства растет, а доверие к государству падает.

В России доверие к власти подрывается еще и бессмысленными ограничениями, что снижает эффективность и разумных мер – люди менее склонны их соблюдать.

…но ускорит и позитивные тренды

Кризис ускорил цифровизацию, но особенно резким был переход на удаленный формат работы. Последствия такого перехода будут значительными: он влияет на выбор места жизни, на решение, чему учить детей, на общение людей и их социализацию.

Ксения Юдаева о последствиях кризиса

Экономический спад был резким, восстановление – тоже достаточно быстрым, но неполным. Поэтому потребуются дополнительные антикризисные меры и стимулирующая политика.

Есть и другие последствия пандемии, которые носят структурный характер. Прежде всего, это цифровизация и удаленный формат работы.

…и даст надежду на преобразования

С одной стороны, в кризис менее склонны рисковать и власти. С другой стороны, кризис может обострить существующие в России проблемы и стимулировать преобразования. Их локомотивом может стать молодое поколение. «Если вы боитесь упасть, то вы никуда не уйдете».

Россия потеряла много лет в экономическом развитии. «Когда правительство говорит о стратегии развития, это смешно: это не стратегия, это максимум тактика».

…через созидательное разрушение

Проблемы в мире давно копились. Росло неравенство, причем в развитых странах в основном из-за просадки среднего класса, и это социально и политически «очень болезненная вещь, потому что средний класс всегда был оплотом стабильности». Этим может объясняться рост политической поляризации во многих странах.

Кризисы перестали играть очистительную роль. Кризис 2008–2009 гг. все страны залили деньгами, как обезболивающим, и «созидательного разрушения» не случилось. Произойди это тогда, возможно, сейчас было бы не так больно, не так сильно бы обрушилась экономика. Например, на более высоком уровне могла бы быть цифровизация.

Поэтому то, что делает сейчас Европа ради борьбы с кризисом, может оказаться не лучшим подходом. Поддерживать нужно людей, а не неэффективные бизнесы. Они должны банкротиться, высвобождая людские и финансовые ресурсы.

Ксения Юдаева о защищающих от кризиса буферах

Опыт этого года показал, что буферы очень важны. Бюджетные резервы и небольшой госдолг позволили, несмотря на падение нефтяных цен, финансировать расходы. Очистка банковской системы повысила ее устойчивость. Стабильно низкая инфляция создала пространство для денежно-кредитной политики. «Кризис – это такое время, когда где тонко, там и рвется, поэтому нужны различные буферы, которые позволяют поддерживать устойчивость в нормальное время и создают пространство для антикризисных мер в кризисное».

Главный урок

Потрясения будут, в этом можно не сомневаться. Следующего «черного лебедя» может снова прислать природа. Игнорировать экологические проблемы больше нельзя. Власти пытаются бороться с социально-политическими кризисами, но главная угроза человечеству исходит от природы, а не от других людей. Это может быть вирус, может быть глобальное потепление – и пандемия ковида уже показала, что цена беспечности очень высока.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.