Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 3 мин
Обновлено:

Как менять городские общественные пространства после пандемии

Парки стали одним из мест притяжения жителей во время карантина

Одним из неожиданных последствий коронавируса и карантинных мер стала возросшая популярность парков. Люди внезапно вновь открыли для себя зеленые участки города и небольшие пространства травы, которые раньше целиком принадлежали собачникам и папам, играющим в футбол с детьми. В результате урны в парках оказались переполнены, одеяла для пикника покровом накрыли землю, и парки превратились одновременно в импровизированные кафе, места для вечеринок и гостиные.

Общественное пространство вернулось людям. Хотя это и не то общественное пространство, которое на протяжении десятилетий проектировалось, продвигалось и восхвалялось урбанистами и планировщиками. Это не террасы кафе, не скверики между офисными башнями, не городские площади и открытые площадки.

Размышляя о весеннем карантине, архитектор Дэвид Чипперфилд сказал в сентябре: «Люди заполнили парки, а не места, предназначенные для розничной торговли, которые мы строили». «Существует идея, что архитектурные решения и пространства нужны только в том случае, если люди тратят там деньги. Но людям нужно больше, чем рестораны», – говорит Лиза Фиор, основатель архитектурного агентства Muf, специализирующегося на проектировании общественных зданий и пространств.

Фиор указывает на необходимость создания того, что она называет «промежуточными пространствами», которые могли бы быть не местами назначения, а местами для отдыха или общения. «Какие минимальные корректировки мы можем внести, чтобы получить серьезные изменения? – рассуждает она. – Раньше в церквях были открытые веранды, где под крышей имелись места для общения. Не нужно думать о реконструкции города, лучше воспользоваться возможностью, чтобы пересмотреть то, что у нас есть, найти интересные возможности – вместо того чтобы пытаться построить новые пространства, защищенные от коронавируса».

В качестве примера она указывает на здание, над проектом которого работает Muf, – некогда подвергавшийся критике Brixton Rec в южном Лондоне. Спроектированное архитектором-социалистом Джорджем Финчем в 1970 г., но так и не завершенное до 1985 г., это эксцентричное здание с большим количеством свободного пространства как внутри, так и снаружи, включая крытые, но не имеющие прямого назначения внешние области. «Комплекс стал архитектурным памятником не только из-за своей архитектуры, но и потому, что он превращает здание в своеобразный конденсатор человеческого общения, – говорит Фиор. – Мы работаем над восстановлением первоначального замысла и выходящих на улицу помещений первого этажа. Создаем новые места для групповых встреч, меняем улицу и освещение так, что они позволят дышать и снова использовать здание как общественное пространство».

Она также упоминает другое здание на юге Лондона, бывшую парковку в Пекхэме, блестяще перепрофилированную под арт-галерею Bold Tendencies с ареной для молодежного музыкального коллектива Multi-Story Orchestra (можно перевести как «многоуровневый» и «многосюжетный оркестр»). Реновация возродила здание в качестве ценного художественного пространства при минимальной перестройке. Его открытые помещения без окон также идеально подходят для эпохи коронавируса.


				Площадка для молодежного оркестра в здании бывшей парковки				 				Фото: The Multi-Story Orchestra
Площадка для молодежного оркестра в здании бывшей парковки Фото: The Multi-Story Orchestra

Урбанист, преподаватель и писатель Ричард Сеннет также указывает на необходимость адаптации городских пространств, чтобы их можно было гибко использовать по разным назначениям. «Проблема с изоляцией заключается в том, что мы закрываем открытое общественное пространство и заставляем людей возвращаться именно в те закрытые места, где они могут заразиться», – говорит он.

Сеннет отмечает, как социальное дистанцирование повлияло на центры городов. «Мы лишаем города общественной жизни. В моей работе с ООН все было направлено на то, чтобы сделать города более плотными, чтобы сделать их более эффективными, пригодными для жизни и самодостаточными. Я опасаюсь, что через несколько месяцев пандемия пройдет, но все наши успехи, возможно, сойдут на нет и мы просто снова начнем строить пригороды. Это будет катастрофой», – говорит Сеннет.

Что же он предлагает? «Я очень впечатлен программой мэра Парижа по созданию «15-минутного города», – говорит Сеннет, имея в виду проект Анны Идальго, цель которого состоит в том, чтобы в любом районе каждый житель мог пешком или на велосипеде добраться до всех нужных пунктов за 15 минут. «Если мы сможем перераспределить все жизненно важные узлы по городу, это будет большим достижением. Так мы сократим время в пути, загрязнение воздуха и использование автомобилей», – считает Сеннет.

Возможно, программа реновации Парижа выглядит радикально. Она предусматривает передачу некоторых общественных мест детям, сокращение числа парковок, создание парковых пространств, развитие небольших городских ферм, инвестиции в местный бизнес и формирование социально смешанных сообществ. Это является антитезой восприятия Парижа как «яичницы» с плотным богатым центром и обширным кольцом районов с плохим жильем, низким качеством и доступностью услуг.

Как показала практика, во время локдаунов люди стремятся проводить больше времени в парках. Возможно, на их развитии и стоит сосредоточиться в будущем.

Перевел Виктор Давыдов

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.