Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 5 мин
Обновлено:

«Дети ГУЛАГа» могут не успеть домой

Квартиры пожилым людям придется ждать десятилетиями

В Госдуме развернулся новый этап борьбы детей реабилитированных жертв ГУЛАГа. Они добиваются права вернуться туда, где жили их родители.

В прошлом году Конституционный суд предписал уточнить соответствующий закон. Подготовлены два законопроекта: один написало правительство, другой – лидер «Справедливой России» Сергей Миронов и депутат фракции Галина Хованская. Первый подразумевает, что финансировать вопрос будут региональные власти, второй – федеральные, кроме того, в первом случае дожидаться жилья им придется наравне со льготниками. Адвокаты самих «детей ГУЛАГа» подчеркивают: это значит – десятки лет, а речь идет о людях 1930–1950 годов рождения. Сейчас Хованская и поддерживающие эсеров депутаты надеются, что проекту удастся на выходе быть смешанным, и готовят поправки ко второму чтению.

Что за «дети ГУЛАГа», сколько их

В 1991 г. был принят закон «О реабилитации жертв политических репрессий», который предписывает российским властям возместить ущерб реабилитированным ссыльным и узникам ГУЛАГа, а также их родившимся в тех местах детям. Репрессированные в основном умерли, так что фактически под действие закона подпадают именно «дети ГУЛАГа». По закону они имеют право вернуться на прежнее место жительства родителей и получить жилье вместо того, что было отнято во время репрессий.

Таких людей немного. Как сообщил на заседании Думы в четверг замминистра строительства Никита Стасишин, по данным Минстроя, речь идет о 1628 заявителях, в 15 российских регионах людей такой категории вообще не осталось.

Никита Стасишин, замминистра строительства:

– Мы опасаемся, что количество таких граждан (в случае принятия закона) увеличится кратно.

Эсеры с его оценкой не согласны: они сделали запросы в регионы, где больше всего лиц, желающих вернуться.

Галина Хованская, председатель думского комитета по жилищной политике:

– Самая большая цифра – это Москва, 190 семей. Дальше Санкт-Петербург, 163 семьи. Потом резко идет уменьшение, 29 – Краснодарский край, в Севастополе 61 семья. Речь не идет ни о каких полутора тысячах, это 442 человека. Сейчас мы говорим об этом и знаем, какая ситуация с эпидемией, и эта цифра, к сожалению, уже может быть преувеличена. Мы оцениваем это как 300 или чуть более человек. Для бюджета это, по нашей оценке, 1,4 млрд руб. По сравнению с деньгами, которые выделяются на другие нужды, это не так много, ну, может быть, меньше бордюров у нас будет, но у человека появится ощущение, что справедливость хоть поздно, но восторжествовала.

В чем проблема с действующим законом

На практике реализовать право на получение жилья невозможно. В 2005 г. во время монетизации льгот Госдума передала регионам полномочия устанавливать условия, на которых можно получить право вернуться домой. Например, в Москве для этого нужно встать в очередь на социальное жилье. Но чтобы просто в нее попасть, в Москве нужно проживать не менее 10 лет, собственной жилплощади не иметь и обладать статусом малоимущего. Большая часть регионов требовала уже получить местную прописку. На практике в очередях на социальное жилье люди стоят по 25–30 лет.

В Конституционный суд обратились три заявительницы – Алиса Мейсснер из Кировской области, Евгения Шашева из Коми и Елизавета Михайлова из Владимирской области. Все они родились в спецпоселениях и ссылках, имущество их родителей было отнято государством. В декабре прошлого года Конституционный суд признал, что действующий механизм компенсации нарушает права жертв репрессий. В постановлении говорится, что Россия «осуждает многолетний террор и массовые преследования своего народа», и постановил «незамедлительно» внести поправки, разработку которых поручили Минстрою. Действующие формулировки суд назвал «неопределенными» и призвал стремиться к «более полному возмещению такого вреда на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала».

Что за проекты рассматриваются в Думе

Минстрой представил законопроект в апреле 2020 г. Там сказано, что срок проживания в населенных пунктах, куда репрессированные возвращаются, значения не имеет. Также неважно и имущественное положение, и наличие оснований для признания их нуждающимися в жилых помещениях. Но в пояснительной записке к законопроекту указывается, что закон не потребует дополнительных расходов федерального бюджета, таким образом, регионам по-прежнему предстоит решать это самим.

Документ получил более 100 отрицательных отзывов, его раскритиковали правозащитники – уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, центр «Мемориал», представитель правительства России в Конституционном суде Михаил Барщевский, сотрудники государственного Института законодательства и сравнительного правоведения. Суть претензий сводилась к тому, что закон не изменит реального положения дел.

Григорий Вайпан, адвокат, представляющий интересы заявительниц в Конституционном суде:

– Проект правительства не соответствует решению Конституционного суда. Во-первых, вопреки постановлению законопроект оставляет жилищное обеспечение «детей ГУЛАГа» на усмотрение региональных властей и их расходные обязательства. В решении суда сказано, что вопрос должен регулироваться только федеральным законом. Вторая проблема – это сроки обеспечения жильем: жертвы репрессий попадут в общую очередь. В Москве, по данным Росстата, средний срок ожидания жилья составляет 25 лет. К 100 годам, если кто доживет, получит шансы на квартиру. Точнее, у них нет такого шанса.

Проект Хованской – Миронова, во-первых, предполагает федеральное финансирование и четкий срок исполнения – один год. В Думе Стасишин заявил, что такое решение будет ущемлять права других категорий граждан, например малоимущих и ветеранов Великой Отечественной войны.

Галина Хованская:

– Много спекуляций, что у нас достаточно других категорий, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, но речь идет здесь не об улучшении жилищных условий, а о компенсации вреда, который им нанесен. Мы знаем ситуацию со строительством социального жилья, что оно фактически не строится, и предлагаем – дайте людям компенсацию!

Проект эсеров получил поддержку Совета по правам человека и Татьяны Москальковой – она полагает, что право на жилье для репрессированных должно быть реализовано в течение трех лет. С призывом переработать правительственный законопроект выступила Наталия Солженицына, вдова Александра Солженицына. Более 80 000 человек подписали петицию в поддержку «детей ГУЛАГа». Письмо российским властям направили спецдокладчик ООН по вопросу о праве на достаточный жизненный уровень Балакришнан Раджагопал и спецдокладчик по вопросу о содействии правосудию и возмещению ущерба Фабиан Сальвиоли. Представители ООН подчеркнули, что необходимость ждать жилье «больше двух лет» не может рассматриваться как оперативное возмещение.

В итоге первое чтение прошел законопроект, предложенный правительством.

Что дальше

Правовое управление Госдумы в заключении на законопроект Минстроя отметило неясность порядка, в котором репрессированные лица будут выражать намерение вернуться. По мнению думских юристов, это свидетельствует о правовой неопределенности проектной нормы в этой части, следовательно, может вызвать сложности при реализации права на обеспечение жилыми помещениями. Так что без изменений пройти второе и третье чтение законопроекта едва ли получится, на что и надеются сторонники инициативы эсеров.

Григорий Вайпан:

– Мы со своей стороны будем добиваться внесения поправок и их принятия. Если закон в итоге будет принят в том виде, в котором он одобрен сейчас, мы будем работать на региональном уровне. Чтобы жертвы все-таки могли получить жилье в ускоренном порядке.

Ярослав Нилов, председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов, ЛДПР:

– С точки зрения финансовых обязательств мне ближе законопроект Хованской, потому что это федеральные обязательства, в конце концов, в советское время, когда были репрессии, все это принималось руководством страны. Федерация должна нести ответственность, ведь Россия – правопреемница СССР. Но я понимаю и тех, кто говорит, что у нас не хватает средств, чтобы обеспечить жильем ветеранов, инвалидов. В моем понимании, идеальный вариант – сделать нечто среднее из этих двух законопроектов. Камень преткновения: чьи это расходные обязательства. Дальше можно решать вопрос о выделении дополнительных денежных средств для других категорий. В бюджете второго чтения, например, учтена поправка моя и фракции ЛДПР, дополнительные средства выделяются на улучшение жилищных условий ветеранов боевых действий и инвалидов.

Согласно данным о результатах голосования на сайте Госдумы, правительственный проект поддержала только фракция «Единая Россия». Один единоросс, Николай Гончар, проголосовал за альтернативный законопроект, еще два единоросса воздержались. Законопроект эсеров набрал 99 голосов, это больше 90 (1/5 депутатов ГД), то есть теоретически этого достаточно для запроса в Конституционный суд.

Галина Хованская заверила VTimes, что будет предлагать ко второму чтению действующего проекта необходимые поправки:

– Вариант повторного обращения в КС мы также рассматриваем, я в контакте со всеми, кто поддерживает наш проект. Но действующее постановление суда уже написано идеально, поэтому пока этот вариант мы держим в голове. Я сегодня подходила к [первому зампреду фракции «Единой России» Андрею] Исаеву, говорю – нужно ли нам, чтобы это даже в ООН, в Женеве обсуждали? Он говорит, не нужно. Но, по моим наблюдениям, представитель президента сказал – пусть пройдет в первом чтении, а там будем поправки смотреть. Я же сейчас буду писать поправки. Я упрямая, я попробую все способы и буду биться до конца.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.