Используются материалы Financial Times Financial Times
Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.

Время чтения: 7 мин
Обновлено:

ЦБ предупредил о новых рисках финансовой системы

Это бум на ипотечном и фондовом рынках, процентный и климатический риски

Центробанк обнаружил новые потенциальные уязвимости для финансового сектора в средне- и долгосрочной перспективе и предупредил о них в новом обзоре финансовой стабильности.

Бум на рынке жилой недвижимости

Ипотеке отведена роль одного из драйверов реализации национальной цели по улучшению жилищных условий россиян. У нее большой потенциал роста: лишь у 7,9 млн россиян (6%) есть ипотека, а ее доля в ВВП – всего 7,4% против, например, 20% в Польше, 24% в Чехии. Качество ипотечного портфеля российских банков исторически высокое: доля «плохих» ссуд составила 1,4% на 1 октября 2020 г. Льготная ипотека, которую запустило государство на фоне коронавируса, вместе со снижением ставок обычной привели к настоящему ипотечному буму: банки ставят рекорды один за другим. В октябре крупнейший банк страны – Сбербанк – выдал рекордные 280 млрд руб. Повышенный спрос населения на ипотеку привел к росту цен на жилье: за 10 месяцев 2020 г. стоимость новостроек увеличилась на 10,5%, половину роста обеспечила льготная госпрограмма, писали аналитики Дом.РФ

Но если рост ипотеки не будет поддержан увеличением предложения от застройщиков, то результатом может стать ценовой пузырь и в итоге – снижение доступности жилья и повышение закредитованности граждан, предупреждает ЦБ, хотя пока считает реализацию этого риска в среднесрочной перспективе маловероятной.

« Виден рост цен на жилье на первичном рынке. В итоге доступность жилья для людей может упасть, несмотря на льготную ставку. Своевременное завершение этой антикризисной программы позволит избежать формирования пузырей. »

Эльвира Набиуллина, председатель Банка России

В подтверждение доводов о снижении доступности ипотеки и увеличении долговой нагрузки ЦБ указал на то, что значительный рост ипотеки темпами около 20% в год возможен только за счет увеличения ее доступности для менее доходных групп домохозяйств (со среднедушевыми доходами от 22 000 до 45 000 руб. на члена семьи). Наращивание задолженности в этом сегменте без роста доходов может увеличить долговую нагрузку населения и, как следствие, снизить качество ипотечных портфелей.

Ряд рисков создает и опережающий рост цен на первичном рынке в условиях превышения стоимости квадратного метра в новостройках над вторичным рынком (на 19,1%). Часть населения при улучшении жилищных условий продает свою квартиру на вторичном рынке и за счет вырученных средств и ипотеки покупает новую, более дорогую. Если разница цен между первичным и вторичным рынками будет увеличиваться, то для приобретения новой квартиры на первичном рынке заемщикам придется либо увеличить размер кредита, что повысит их долговую нагрузку, либо отказаться от улучшения жилищных условий. Кроме того, разница в ценах опасна и для банков, так как может обострить риски переоценки стоимости залогов в среднесрочной перспективе: в случае дефолта банк будет продавать залог на вторичном рынке по более низким ценам.

Из-за появления такого риска ЦБ поддерживает ограничение срока действия программы льготной ипотеки. Правительство сохранило льготные условия для заемщиков до 1 июля 2021 г. Предполагается, что до этого времени банки выдадут кредитов на 1,85 трлн руб., включая уже выданные 700 млрд руб. Своевременное завершение этой программы позволит сбалансировать спрос и предложение на рынке жилья, заявила 25 ноября в Госдуме председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.

Для предотвращения перегрева рынка ипотечного кредитования ЦБ использует показатель долговой нагрузки (ПДН) и коэффициент обеспеченности кредита (LTV). В зависимости от их значений установлены требования к капиталу банков, а также макропруденциальные надбавки.

Если ЦБ увидит пузырь на рынке ипотеки и высокую закредитованность заемщиков, то будет вводить меры, связанные с ограничением долговой нагрузки и повышением у банков буферов для поглощения возможных убытков, рассказала первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. Хотя, отметила она, пока у банков достаточно накопленных буферов для покрытия убытков.

Бум на рынке частных инвестиций

В условиях снижения ставок по депозитам у населения начала меняться сберегательная модель поведения – люди стали все более активно инвестировать накопления в инструменты фондового рынка, с начала года более 3,6 млн человек открыли брокерские счета, а рост вложений физлиц в акции и облигации превысил рост банковских вкладов. Рекордной в октябре была и активность частных инвесторов: сделки совершали более 1,2 млн человек, отчитывалась Московская биржа, россияне в октябре перевели на брокерские счета рекордные 73 млрд руб.

Тем не менее, считает ЦБ, необходимо учитывать возможные риски, связанные как с самим перетоком, так и с его скоростью.

  • Один из рисков – рост мисселинга (введение в заблуждение покупателя относительно существенных условий вложений средств), так как многие продукты для клиентов в новинку. При вложении накоплений в инструменты фондового рынка граждане пользуются услугами финансовых посредников, которые предлагают осуществление инвестиций напрямую с использованием брокерских счетов, в том числе через индивидуальные инвестиционные (ИИС), а также с помощью различных финансовых продуктов (инвестиционное и накопительное страхование жизни, паевые инвестиционные фонды).

ЦБ отдельно обращает внимание на рост рынка структурных продуктов, таких финансовых инструментов, которые могут сочетать в себе элементы облигаций, акций, финансовых индексов и производных финансовых инструментов, быть либо с защитой капитала (инвестиционные облигации), либо без нее (структурные облигации). С 1 декабря 2018 г. объемы рынка увеличились с 64 млрд до 412,5 млрд руб. Финансовые посредники все чаще предлагают клиентам подобные продукты, обещающие за счет более гибкой структуры формирования повышенную доходность. В то же время большая доходность сопряжена с большим риском – инвесторам сложно оценить реальную стоимость заложенных в него финансовых инструментов (инвестиционной стратегии) и, как следствие, прогнозировать прибыли или убытки.

С учетом специфики продуктов фондового рынка ЦБ считает важным контролировать мисселинг и проводит консультации с рынком по снижению рисков, связанных с вложениями различных категорий инвесторов в сложные продукты.

  • Другой риск связан с ситуацией, когда существенная часть денег инвестируется в инструменты иностранного фондового рынка. Этот процесс, аналогично вложениям в наличную иностранную валюту, отражает отток средств из российской экономики и несет соответствующие риски. Пока такие вложения не имеют масштабного характера: 71% (673 млрд руб.) средств, инвестируемых гражданами в облигации, пришлось на бумаги российских компаний. Исходя из валютной структуры прироста вложений населения рублевые облигации составляют 57% (543 млрд руб.), а приросты в валютных облигациях распределены между российскими эмитентами и эмитентами из прочих стран с долями 18 и 26% (168 млрд и 247 млрд руб.) соответственно.

Рост участия граждан повышает системную значимость фондового рынка и в целом некредитных финансовых организаций, пишет ЦБ, при этом происходят одновременно два эффекта: с одной стороны, конъюнктура фондового рынка становится существенным фактором для благосостояния граждан, с другой стороны, участие розничных инвесторов может усиливать волатильность рынка. Для Банка России это обуславливает необходимость большего акцента на мониторинге данных рисков, а в будущем могут понадобиться дополнительные инструменты для их купирования.

Процентный риск банков

Минимальные ставки делают процентный риск банковского портфеля все более значимым. Эпизод начала 2015 г., а именно экстраординарный рост ставок, показал, что по уровню потерь процентный риск может быть сравним с кредитным и даже превосходить его, напоминает ЦБ. Уязвимость банков к процентному риску растет по мере того, как пассивы становятся короче, а активы – длиннее (в частности, растет доля ипотеки).

В последние годы банки, стремясь сохранить чистый процентный доход на фоне снижения ставок, увеличивали долю краткосрочных привлеченных средств. Несмотря на пандемию, они увеличили чистый процентный доход до 2,7 трлн руб. с января по сентябрь 2020 г. (годом ранее – 2,6 трлн). Основным источником роста оставались операции с физлицами (+251 млрд руб. за девять месяцев 2020 г.).

Ожидая снижения процентных ставок, банки выстраивали процентную политику по депозитам так, чтобы привлекать больше краткосрочных средств (в основном на текущих счетах): премия за срочность по вкладам населения в первом полугодии 2020 г. была минимальной. Это снижало привлекательность длинных вкладов, и доля краткосрочных увеличилась с начала года на 3 п.п., до 62,5% к началу октября (с 64 до 68% по вкладам в рублях и с 42 до 44% по валютным). Сократилась и срочность привлеченных средств компаний.

Если ставки вырастут, банкам вскоре придется замещать эти деньги более дорогими, а вот пересмотреть условия выданных кредитов не получится. На фоне возросшего дисбаланса активов и пассивов по срочности увеличилась подверженность кредитных организаций процентному риску (гэп-риск): с 1 октября 2019 г. по 1 октября 2020 г. оценка его величины на горизонте 1 год (при шоке ставок в размере 400 б.п.) увеличилась с 338 млрд до 348 млрд руб., что равно 3,1% капитала банковского сектора. Формирование пассивов за счет более краткосрочных средств повышает чистый процентный доход, пока ключевая ставка падает, но в долгосрочном периоде увеличивает уязвимость банков к этому риску.

Одним из инструментов управления процентным риском для банков является корпоративное кредитование по плавающим ставкам и рост доли вложений в ОФЗ с переменным купоном. Для снижения подверженности процентному риску ЦБ также рекомендует банкам увеличивать срочность привлекаемых средств и развивать кредитование по плавающим ставкам. Чтобы плавающие ставки действительно снижали риски банковского сектора, они должны предлагаться только тем заемщикам, долговая нагрузка которых останется приемлемой даже при повышении ставок. Для корректной оценки платежеспособности заемщика ЦБ готов учесть в методике расчета ПДН особенности кредитов с плавающими ставками.

Особенно осторожно следует подходить к розничному кредитованию по плавающим ставкам, предупреждает ЦБ, хотя в России плавающие ставки при кредитовании физических лиц практически не используются.

Климатический риск

Еще одна опасность для банков – изменение климата. Климатические риски и реализуемые странами меры по их ограничению могут сильно повлиять на реальный сектор и, в свою очередь, на устойчивость финансовых институтов, отмечает ЦБ. 

Увеличиваются следующие риски:

  • кредитный риск – растет вероятность дефолта компаний и домохозяйств из-за обесценивания имущества, потери доходов и изменения рыночной конъюнктуры;
  • рыночный риск – переоценка активов (в том числе акций) на фоне реализации природных катастроф или из-за изменения предпочтений потребителей и инвесторов;
  • операционный риск – нарушение цепочки поставок, временное закрытие предприятий из-за ремонта и технологических работ;
  • риск ликвидности – преимущественно реализуется за счет падения стоимости активов и роста спроса на ликвидные средства, повышения риска рефинансирования.

Чтобы быть менее уязвимым к климатическим рискам, банки должны научиться их оценивать, проверять заемщиков, инвесторов и клиентов на уязвимость к таким рискам, включать систему управления климатическими рисками в систему корпоративного управления, стратегию и риск-менеджмент; проводить стресс-тесты для выявления и оценки потенциальных последствий от изменения климата.

Запланированное в 2022 г. введение углеродного налога на импорт в странах Европейского союза (ЕС) может затронуть почти 42% российского экспорта, в первую очередь нефтегазовую и горнодобывающую отрасли. По данным ОЭСР, Россия занимает второе место после Китая по углеродоемкому экспорту в ЕС.

Переход на зеленые технологии – дорогостоящее удовольствие, но государство обещает помочь: правительство и ЦБ разрабатывают ряд стимулирующих инструментов.

Настоящий риск

«Национальные кредитные рейтинги» (НКР) согласны с перечисленными рисками, говорит старший управляющий директор агентства Александр Проклов, хотя риск перегрева в жилой недвижимости он считает несколько преувеличенным, а климатические риски – вопросом не ближайшего будущего. Наиболее существенным может оказаться процентный риск, отмечает эксперт: процентная маржа банков уже достаточно сильно сократилась и они особенно чувствительны к негативным колебаниям ставок. Банкам придется компенсировать снижение чистой процентной маржи за счет расширения транзакционных и комиссионных продуктов, а также снижения издержек, то есть повышения эффективности собственной деятельности, отмечает аналитик Moody's Ольга Ульянова.

Примерно половина банков столкнулись с оттоком средств физических лиц по итогам девяти месяцев 2020 г., по данным «Эксперт РА». Это нельзя назвать массовым бегством, говорит младший директор по валидации «Эксперт РА» Олеся Сомова, но они носят устойчивый характер на фоне снижающихся ставок. Если банки хотят сохранить или нарастить депозитную базу, что требуется для продолжения роста кредитования, то уже в 2021 г. они неминуемо столкнутся с необходимостью более агрессивно конкурировать за вкладчика путем повышения ставок, говорит Ульянова. Иначе придется идти за фондированием в ЦБ, отмечает она, а это рискованная альтернатива,  поскольку ставка такого фондирования привязана к ключевой, а она может внезапно меняться (как мы видели в конце 2014 г.). 

Развитие ESG-рисков (связанных с экологией, корпоративным управлением и социальных) сильно зависит от поддержки «сверху», считает Сомова: если бы у банков были льготы по процентным ставкам для зеленых компаний, то они имели бы дополнительные стимулы для совершенствования корпоративной культуры в части устойчивого развития, включая управление климатическими рисками.

А пока не потенциальным, а вполне реальным риском для системы остается кредитный, согласны эксперты. Главная интрига уходящего и следующего года – какая доля реструктурированных кредитов (банки реструктурировали кредитов на 6 трлн руб.) сможет восстановиться в графике, а какая – мигрирует в проблемные, отмечает Ульянова. После отмены регуляторных послаблений банкам придется признать значительные накопленные за период пандемии проблемные кредиты, замечает Проклов: как показывает опыт, реструктуризации таких кредитов не могут длиться бесконечно и досоздание резервов может обернуться дополнительными проблемами для банков со слабым запасом капитала.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter




Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.