Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время чтения: 5 мин
Обновлено:

Из Всероссийской школьной олимпиады будет исключен человеческий фактор

Как изменится судьба главного учебного соревнования школьников и его участников

Муниципальный этап Всероссийской олимпиады школьников («ВсОШ») стартовал. Стартовал без оглядки на Генпрокуратуру, которая еще в октябре потребовала от Министерства просвещения разработать новый порядок ее проведения: действующий, по мнению прокуроров, «не в полной мере учитывает требования антикоррупционного законодательства». Министерство рассматривает передачу контроля за проверкой работ Рособрнадзору, а эксперты опасаются, что «ВсОШ» превратится во второй ЕГЭ.

Олимпиада против бюджета

Всероссийская олимпиада считается самой массовой и престижной: ее диплом дает право поступить в любой профильный вуз без экзаменов. Прокуратура заинтересовалась «ВсОШ» после приемной кампании, когда стали ясны последствия решения, принятого Минпросом весной, — отменить из-за пандемии заключительный этап олимпиады и признать призерами всех 11-классников, победивших на региональном этапе. Летом волна олимпиоников затопила столицу. Министр высшего образования и науки Валерий Фальков сообщил, что количество победителей школьных олимпиад превысило число бюджетных мест в 20 крупных вузах и на бюджет не попали абитуриенты «с предельными баллами по ЕГЭ».

Научный руководитель Института стратегии развития образования Российской академии образования Светлана Иванова:

— Я не убеждена, что победители региональных олимпиад имеют такой же уровень знаний и такие же права, что и стобалльники по ЕГЭ. В регионах не всегда поступают с олимпиадой добросовестно, победителями могут оказаться дети чиновников или директоров школ.

И.о. директора Федерального института развития образования РАНХиГС Евгений Малеванов подтверждает:

— Из года в год поступают сигналы, что часть победителей не владеет базовым уровнем по профильному предмету. Имели место случаи, когда информация о заданиях становилась доступна до проведения состязаний. Поэтому было принято решение, что процедура оценки олимпиад должна быть в не меньшей степени обеспечена механизмами защиты, чем оценки ЕГЭ.

Система ЕГЭ включает около тысячи пунктов в регионах, оборудованных на базе школ видеонаблюдением, сканерами, металлоискателями, защищенными каналами передачи данных. Все это простаивает в середине учебного года.

Но проблема не только техническая.

Все призы в одной корзине

Вокруг «ВсОШ» кормится множество людей: репетиторы, разработчики заданий, члены региональных жюри; на «ВсОШ» делают пиар политики и общественные деятели. Задействован человеческий фактор. Критерии оценки работ не всегда доступны, апелляции — проформа, задания составляют и проверяют одни и те же люди — вот суть наиболее частых претензий к олимпиадам.

Преподаватель лицея РАНХиГС, старший эксперт ЕГЭ Надежда Гурович:

— Бесправность участников «ВсОШ» достигает невероятных пределов. Апелляционная комиссия состоит из тех же людей, кто проверял работу, сами работы не зашифрованы. От руки пишутся некие пометки, которые могут быть интерпретированы как угодно. В Москве на региональном этапе задания составляют и проверяют студенты младших курсов. В отличие от ЕГЭ, где доступен и записанный операционный чат, и скан работы, где эксперт выдает заключение о причине снятия баллов, на «ВсОШ» нет ничего подобного. Копию собственной работы невозможно получить даже в судебном порядке.

В Москве олимпиадой заведует Центр педагогического мастерства (ЦПМ), подведомственный правительству Москвы. Он координирует проведение всех этапов «ВсОШ» и готовит к заключительному. Тренерская работа — один из приоритетов ЦПМ.

Надежда Гурович:

— Процент поступления победителей «ВсОШ» в магистратуру крайне низок, не говоря уже об аспирантуре. Зачастую они идут работать в ЦПМ, готовить новых участников олимпиад. Иногда у такого тренера вдруг появляются десятки победителей. ЦПМ и он принимают решение, кто из Москвы попадет на «ВсОШ».

Одаренные мэром

Подготовка с репетитором стоит денег, но победа окупается с лихвой. До 2017 г. в стране существовали федеральные премии: 30 000 руб. — призеру «ВсОШ», 60 000 руб. — победителю. После того как вознаграждение оставили на усмотрение регионов, премии московских школьников начали расти опережающими остальную Россию темпами. С 2019 г. призеры заключительного этапа получают от Москвы по 300 000 руб., победители — по 500 000 руб. Тот, кто завоевал несколько дипломов, может рассчитывать на премию за два лучших результата. Остальным финалистам достаются утешительные 100 000.

Светлана Иванова, научный руководитель Института стратегии развития образования РАО:

— Для некоторых родителей одаренные дети становятся средством зарабатывания: они ездят на все олимпиады, они вымотаны страшно. Еще и школа их подгоняет, так как участие в олимпиаде прибавляет школе очков и повышает рейтинг.

Москва дает более половины победителей «ВсОШ». ЦПМ готовит к финалу ребят, которые успешно выступили на региональном этапе. Команда Москвы — это более 1700 человек, ближайший резерв — более 5000, а резерв следующего эшелона — 30 000. Тренерский штат работает по каждому предмету и со школьниками, и с учителями.

Научный руководитель ЦПМ, зампред оргкомитета этапов «ВсОШ» в Москве Иван Ященко считает вполне оправданным привлечение вчерашних школьников к судейству:

— Победители олимпиад прошлых лет неофициально составляют костяк многих методических комиссий и жюри «ВсОШ», они придумывают яркие задания. В новом порядке (который готовит Минпрос. — VTimes), планируется закрепить возможность включать студентов — победителей олимпиад прошлых лет, пусть не имеющих высшего образования и педагогического опыта, в методические комиссии и жюри. Студент — победитель международной олимпиады некоторые вещи проверит лучше, чем профессор, а все решения принимаются коллегиально.

Проблеме с «многозадачными тренерами» Ященко тоже нашел объяснение:

— За 10 лет количество столичных школ, в которых есть победители и призеры ВСОШ, выросло втрое. Это успех всей системы — роста образования, качественного проведения школьного этапа, работ кружков, тренерского штаба. Если педагог в объявлении пишет, что у него по 20-30 победителей, он по сути присваивает себе успехи системы.

В идеале разработчики заданий, члены жюри, члены апелляционных комиссий и тренеры должны быть разными людьми. Но в абсолютном большинстве регионов найти разных людей, способных грамотно работать с заданиями, невозможно. Необходимо принимать адекватные меры по предотвращению конфликта интересов.

Для меня важно, чтобы постепенно массовые этапы «ВсОШ» начали проводиться на дистанционных платформах, например, на платформе «Сириуса», а начиная с регионального этапа, проводились бы по технологиям ЕГЭ. Москва уже пилотирует использование этих технологий — по печати заданий, проверке работ, показу сканов. При этом важно сохранить творческий характер заданий, привлекая для их составления и проверки энтузиастов своего дела.

Иван Ященко — соучредитель и член правления образовательного центра «Сириус», открытого в Сочи на базе олимпийской инфраструктуры, а также научно руководит бакалаврской программой, которую ЦПМ ведет вместе с Высшей школой экономики.

Вольница должна прекратиться

Активное участие некоторых вузов в повестке олимпиад ставит под сомнения ее объективность, полагают эксперты.

Доцент Института общественных наук РАНХиГС Николай Кульбака:

— Государство долго мирилось с полуобщественным характером олимпиадного движения, с сильным влиянием отдельных вузов на формирование олимпиадной программы. Рано или поздно эта вольница должна была прекратиться. Причин много.

Во-первых, желание отдельных лиц контролировать канал поступления.

Во-вторых, интерес к освоению серьезного, если взять всю страну, бюджета.

В-третьих, лоббирование своих прикормленных научных школ.

В-четвертых, попытка ответить на претензии со стороны школьников и их родителей, критикующих объективность олимпиад, отсюда и введение мер безопасности по типу ЕГЭ.

Едва ли нововведения сильно уменьшат коррупцию. Научные школы, вырастившие олимпиады, зачастую не имеют серьезной альтернативы, поскольку в ряде дисциплин уровень вузов-лидеров фатально превосходит уровень ближайших конкурентов.

Звучат и другие опасения: если загнать олимпиадное движение в процедуру ЕГЭ, оно окончательно утратит смысл. Именно в силу объективности подхода.

Учитель школы «Интеллектуал» Александр Кондрашев:

— В советское время за «ВсОШ» давали шоколадки и грамоты. Сегодня система полностью коррумпировалась. Не в том плане, что всюду обязательный подкуп, но это реальные материальные блага в виде бюджетных мест, денежных призов. Задания деградировали, они стали плоские, интеллектуально не развивающие, их проверяют формально.

По мнению учителя, хорошее олимпиадное задание может оцениваться только субъективно:

— Изначальный смысл олимпиады — это что-то за пределами стандартов, за пределами нормы: знания, которых нет в программе, необычные вопросы, на которые могли даваться необычные ответы. А если олимпиады будут объективными, они будут бесполезными, интеллектуально непродуктивными — по сути, это будет формат второго ЕГЭ, такой же отупляющий.

Но если нет формальных правил, не будет и критериев проверки.

Не бюрократия, а благотворительность

Как музыкантов-управленцев ни пересаживай, все они подчиняются одному и тому же вице-премьеру, а значит, в некотором роде тоже имеют сходные интересы. Научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика», руководитель магистерской программы МГПУ Александр Адамский не видит здесь парадокса:

— Передача финального этапа в Рособрнадзор — это продолжение неэффективного способа регулирования, который концентрируется на контроле и надзоре. Нельзя все проблемы решать их усилением. Рособрнадзор и ЕГЭ не должен проводить, это была временная мера. ЕГЭ должна проводить независимая организация. А если еще и олимпиаду ему передать, это будет как раз парадокс. Рособрнадзор и ведомство ассоциированы друг с другом, получается, что «мы учим, мы же и проверяем». Как правительственная организация Рособрнадзор подчиняется тому же вице-премьеру, которому подчиняется Минпрос. И это не региональная, а федеральная проблема.

В сложившейся ситуации требуется радикальное решение и полумерами не обойтись. Недаром на панэллинских играх не только победа, но и смерть занимала достойное место в шкале ценностей. Адамский уверен, что олимпиады надо отдать в частные руки, это положит конец раздорам:

— Олимпиады — социальный лифт для способных детей. За рубежом это работает по-другому, там победителям предоставляют стипендии на оплату обучения. Фонды, которые выделяют финансирование, и проводят эти конкурсы. В советское время лишь 20% выпускников поступали в вузы, а сейчас на платной основе в вуз может поступить любой. И если сделать престижным обучение по стипендиям фондов, того же фонда Потанина, Рыбакова, «Сбера» — и передать в их ведение проведение олимпиад, то они будут следить за своими деньгами очень внимательно.

Возможно, тогда интерес Генпрокуратуры переключится на другие объекты.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.