Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 3 мин
Обновлено:

Коалиция прошлого против коалиции будущего

Как изменится политика США при президенте Байдене и как это затронет интересы России

Избранный президент США Джо Байден утверждает, что его страна «снова готова быть лидером, не только демонстрируя свою мощь, но и силой примера». Попытки достижения этой цели на постсоветском пространстве неизбежно столкнут Америку с Россией, считающей регион зоной своего исключительного влияния, а основная битва развернется вокруг идей и ценностей.

США: поддержка гражданского общества

За последние четыре года Америка как глобальный игрок фактически ушла из многих регионов мира, в том числе и с постсоветского пространства. События в Белоруссии и Киргизии, как и президентские выборы в Молдавии, практически не были зафиксированы на радарах администрации Дональда Трампа. Вашингтон отсутствовал на переговорах о прекращении войны между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе.

Главной задачей внешней политики администрации Байдена будет возвращение глобального лидерства США. Приоритетами станут укрепление военно-политических союзов и тех международных институтов, которые позволяют это лидерство поддерживать. Америка постарается вдохнуть новую жизнь в трансатлантическое сотрудничество и НАТО, вернется в Парижское соглашение по климату и в иранскую ядерную сделку. Задачи глобального сдерживания «стратегических конкурентов», Китая в первую очередь и России во вторую, будут в центре внимания.

Постсоветское пространство останется в основном уделом дипломатов, военных и разведчиков второго-третьего уровня и будет включаться в повестку дня высшего руководства только при выработке общей стратегии и в случае острых кризисов. Однако пересмотр общих принципов внешней политики США при администрации Байдена скажется на регионе самым непосредственным образом.

Главным изменением подходов к постсоветскому пространству при Байдене будет гораздо большая координация с Европой. Основными инструментами влияния США и Европы в регионе станут продвижение демократии и защита прав человека. Опираясь на модель, опробованную администрацией Обамы на Саммите по ядерной безопасности, Байден обещает в течение первого года своего президентства созвать Саммит демократий, то есть встречу лидеров всех демократических государств, чтобы, как говорилось в программной статье Байдена по внешней политике в Foreign Affairs, «ответить на вызовы нашим ценностям». В частности, предполагается выработка декларации об общих усилиях по обеспечению прозрачности мировой финансовой системы, чтобы лишить коррупционеров, в том числе глав государств и правительств, возможностей прятаться за анонимными подставными компаниями. Также планируется наметить пути сотрудничества правительств с частным бизнесом, прежде всего с технологическими компаниями и социальными сетями, в деле защиты свободы слова и гарантировать, что их инструменты и платформы не расширяют возможности контроля государства над гражданами. Немедленных результатов от таких деклараций ожидать не стоит. Их значение в другом: меняется глобальный дискурс, общие лозунги о демократии и либеральных ценностях наполняются понятным содержанием для миллионов людей во всех странах. Постсоветское пространство – часть глобального мира и не может быть изолировано от этих процессов.

Конечно, политика США на постсоветском пространстве и при Байдене будет чаще определяться не ценностями, а геополитическими интересами и стремлением сдерживать Россию. Однако провозглашаемые Вашингтоном принципы ограничивают свободу его собственного маневра, обозначают те «красные линии», которые нельзя переходить без серьезных последствий, скажем, режиму Александра Лукашенко. Кроме того, демократические ценности не позволяют закрывать глаза на нарушения прав человека, коррупцию и отсутствие прозрачных процедур в государственном управлении в странах с прозападными режимами, например на Украине.

Россия: поддержка авторитарных лидеров

Россия, и прежде всего Москва, по-прежнему остается экономическим и культурным центром притяжения для миллионов людей на постсоветском пространстве. Однако Кремль сталкивается со все большими трудностями, пытаясь использовать эту привлекательность как эффективную мягкую силу и инструмент влияния. В последние три месяца разрыв между официальным российским дискурсом и преобладающими настроениями в обществах соседних государств стал особенно очевиден. События в Белоруссии, Киргизии и Молдавии продемонстрировали ограниченное влияние Москвы на внутриполитические события даже в тех странах, которые полностью зависят от России в сфере безопасности и экономики. Главная проблема в том, что граждане этих стран с их надеждами и устремлениями, как и собственные граждане, не воспринимаются Кремлем в качестве экономических, социальных и политических субъектов. Протест против пророссийских лидеров на постсоветском пространстве воспринимается в Москве исключительно как результат деятельности западных спецслужб. Российские власти продемонстрировали некомпетентность в работе с политической оппозицией, с институтами гражданского общества, с диаспорами. Кремль привык работать с авторитарными лидерами, с которыми можно «порешать вопросы» и договориться.

Нет никаких свидетельств того, что Москва адаптирует свое видение и региональную стратегию к быстро меняющейся ситуации. Слишком долго российские подходы к постсоветскому пространству определялись идеологией и экономическими интересами олигархических групп. Такое впечатление, что российские официальные лица формируют свою политику, используя старые парадигмы и мифы о цивилизационном пространстве и общей истории, в то время как простых граждан постсоветских стран волнуют совершенно другие проблемы: экономические перспективы, борьба с коррупцией, честные выборы.

По разные стороны баррикад

В современном мире выстраиваются транснациональные коалиции государственных и общественных сил на основе разделяемых ими ценностей. На постсоветском пространстве возникают две такие коалиции. Их столкновение особенно ярко продемонстрировали недавно прошедшие выборы в Белоруссии и Молдавии. Первую коалицию образуют постсоветские лидеры при поддержке госаппарата, менее образованных слоев населения и жителей села старшего поколения. В эту коалицию входит и российская власть, действующая на постсоветском пространстве как важнейший актор. Главные ценности в этом союзе – политическая стабильность, всезнающее патерналистское государство, консерватизм. Вторую коалицию на основе либеральных ценностей и идей образуют городской средний класс, молодые свободные предприниматели, особенно из высокотехнологичных секторов, неправительственные организации при участии западных государств и общественных структур. Их объединяет стремление к переменам, потребность в эффективном государстве, уважение достоинства и свободы человеческой личности. Россия и США при Байдене оказываются по разные стороны баррикад на постсоветском пространстве: в коалиции прошлого и в коалиции будущего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.