Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Эксклюзив
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Юристы Кремля выступили против реформы банкротства

Они призывают не спешить и предупреждают о волне банкротств в 2021 году

Государственно-правовое управление президента (ГПУ) раскритиковало реформу процедуры банкротства, предложенную Минэкономразвития. VTimes ознакомились с копией замечаний, которые ГПУ направило в правительство, ее подлинность подтвердили два федеральных чиновника. Правительство получило письмо ГПУ и работает над замечаниями, сказал его представитель. Его коллега в Минэкономразвития отказался от комментариев.  

Переходная реструктуризация

Сейчас действует мораторий на банкротства. После его отмены с 2021 г. и бизнес, и юристы, и чиновники ждут волну банкротств, которая может оказаться гибельной для многих компаний. Защищать жизнеспособные бизнесы от разрушения и в то же время упрощать переход активов и трудовых ресурсов в эффективные сектора призывали эксперты МВФ в докладе для G20. Поправки в закон о банкротстве, по замыслу их авторов, должны помочь решить эти задачи. И хотя они были подготовлены Минэкономразвития еще в начале 2020 г., приниматься и внедряться они будут уже после снятия моратория, когда начнет раскручиваться спираль банкротств.

Главное нововведение – появление процедуры реструктуризации долгов, которой Минэкономразвития предлагает заменить сразу три существующие сейчас – финансовое оздоровление, наблюдение и внешнее управление. Идея вовсе не новая. Она была предложена еще во время финансового кризиса 2009 г., вспоминает арбитражный управляющий Евгений Семченко. Наблюдение (см. врез в конце статьи), когда управляющему дается время, чтобы понять, нужно ли ликвидировать бизнес, в 99% случаев заканчивается ликвидацией банкрота, рассказывает он. За это время долги предприятия только накапливаются, как и риски вывода активов. Так, в 2019 г. из более чем 10 000 дел с процедурой наблюдения только 17 закончились началом финансового оздоровления, свидетельствуют данные судебного департамента при Верховном суде. Внешнее управление более эффективно – оно дает шанс кризисному менеджеру наладить дела компании, но оно вводится лишь примерно в 10% дел о банкротстве, говорит Семченко.

Что такое реструктуризация

План реструктуризации долгов будут готовить должники, а утверждать кредиторы. Свои планы могут представить также кредиторы и арбитражный управляющий. План должен предусматривать полное погашение долгов в течение трех месяцев после завершения процедуры. Реструктуризация будет длиться не дольше четырех лет, но собрание кредиторов имеет право продлить срок вдвое. Во время реструктуризации можно будет реорганизовывать компанию, продавать имущество, погашать долги отступными. Собственники смогут управлять бизнесом. Законопроект позволяет также создать сразу два исполнительных органа должника: один, выбранный кредиторами, другой – собственниками, разделив полномочия между ними. Еще один вариант – передать управление компанией антикризисному управляющему.

ГПУ предлагает более плавные изменения – убрать процедуру наблюдения, а финансовое оздоровление и внешнее управление сохранить еще минимум на два года, параллельно запустив процедуру реструктуризации. Кредиторы в таком случае смогут выбирать наиболее удобный для них вариант.

Юристы Кремля так объясняют необходимость переходного периода:

  • слишком рискованно отменять все действующие реабилитационные процедуры сразу;
  • арбитражным управляющим придется быстро привыкать к новым правилам, из-за этого правовая определенность снизится, как и доверие бизнеса к механизму банкротства;
  • новая судебная практика будет долго формироваться в условиях неизбежного роста числа банкротств после окончания моратория, что создаст дополнительные риски;
  • кардинальное изменение правил приведет к тому, что кредиторы просто не станут пользоваться реструктуризацией и будут ликвидировать бизнес.

Переходный период – совершенно правильное предложение, поддерживает юристов ГПУ арбитражный управляющий Кирилл Ноготков: план реструктуризации может долго оспариваться разными кредиторами, а практики разрешения таких конфликтов нет. За два года, которые предлагает подождать ГПУ, практика как раз сформируется, объясняет Ноготков. А вот партнер BCLP Иван Веселов считает, что поскольку реструктуризация напоминает более усовершенствованную процедуру внешнего управления, то введение двух схожих процедур излишне.

ГПУ предлагает не только не спешить с реформой, но и скорректировать саму процедуру реструктуризации. Например, по законопроекту во время реструктуризации только миноритарные совладельцы должника, владеющие не более 1% акций или долей, смогут участвовать в допэмиссии акций или увеличении капитала. ГПУ с таким ограничением не согласно, поскольку именно мажоритарные акционеры наиболее заинтересованы в восстановлении бизнеса.

Бизнес тоже был против таких правил. РСПП предупреждал, что вырастут риски рейдерских захватов компаний, если ограничить право их основных владельцев участвовать в допэмиссии. Это очень большой риск, согласен Ноготков. Такое ограничение усложнит восстановление платежеспособности за счет мажоритарных акционеров, отмечает Веселов.

Налоговый залог

Есть у ГПУ претензии и к одной из самых спорных идей законопроекта – сделать налоговиков залоговыми кредиторами. Федеральная налоговая служба (ФНС) уже получила это право в 2019 г., когда были приняты такие поправки в Налоговый кодекс. Но без поправок в закон о банкротстве воспользоваться своим правом налоговики не могли, говорит арбитражный управляющий Сергей Домнин. И Минэкономразвития предлагает дать им такую возможность. В таком случае ФНС, как и другие залоговые кредиторы, получит серьезные преимущества – сможет получать деньги от продажи залога, не дожидаясь формирования конкурсной массы, а также определять порядок проведения торгов залога.

Согласно поправкам, налоговики будут становиться залоговыми кредиторами по решению суда, если компания не погасила долг перед бюджетом или скрыла его и имущество еще не было заложено. Впрочем, в некоторых случаях ФНС сможет претендовать и на ранее заложенное имущество, например, если к моменту его передачи в залог уже было принято решение о назначении или продлении проверки. Узнать о проверке кредиторы смогут в ФНС.

Принятие такой поправки может серьезно изменить баланс интересов публичных и частных кредиторов, опасается ГПУ и предлагает еще раз обсудить идею с кредиторами, экспертами и бизнесом. Частные кредиторы свое мнение уже высказали – РСПП выступил против. Не поддерживали идею крупные банки. Если сделать налоговиков залоговыми кредиторами, банки просто перестанут выдавать кредиты, предупреждают два сотрудника крупного и среднего российских банков. 

Но ФНС сможет стать залоговым кредитором, только когда появится долг перед налоговой, если же имущество до этого уже было заложено, например в банке, то у него будет приоритет, спорит федеральный чиновник. О начале проверки или нарушениях банки смогут узнать у ФНС, продолжает он. Представитель ФНС не ответил на запрос VTimes. 

Не всё сразу

На доработку законопроекта и его повторное согласование уйдет минимум месяц, говорит чиновник Минэкономразвития. Значит, проект будет принят не раньше 2021 г., а вступит в силу еще позже, отмечает другой федеральный чиновник. Массовые дела после снятия моратория начнутся в апреле – мае 2021 г., считает Семченко. И банкротиться компании будут по старым правилам. Но лучше понятные правила, чем новые процедуры в разгар конфликтов, уверен он.

Наблюдение

Это предварительный этап банкротства. В это время конкурсный управляющий анализирует финансовое состояние компании. Компания может работать в обычном режиме, а взыскание долгов приостанавливается. Но есть ограничения, например, компания не может выплачивать дивиденды, размещать облигации, создавать филиалы. После завершения наблюдения кредиторы решают проводить финансовое оздоровление, вводить внешнее управление или открывать конкурсное производство.

Финансовое оздоровление

На этом этапе должник пытается восстановить свою платежеспособность и погасить долги. Процедура может длиться до двух лет, если кто-то обеспечит погашение требований кредиторов, например, заложив свое имущество или предоставив банковскую гарантию. Компания работает по плану, утвержденному собранием кредиторов, и отчитывается арбитражному управляющему. Руководитель компании сохраняет свои полномочия.

Внешнее управление

Если финансовое оздоровление не помогло, кредиторы могут ввести внешнее управление. Оно также продолжается до двух лет. Главное отличие от финансового оздоровления в том, что глава компании отстраняется от должности, руководить компанией начинает назначенный судом внешний управляющий. Он должен разработать план внешнего управления, который утверждают кредиторы. Если и за это время компания не восстановит платежеспособность, открывается конкурсное производство – то есть начинается ликвидация компании. Еще один вариант завершения всех этих процедур – заключение мирового соглашения между кредиторами и должником. 

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.