Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Выборы в Молдавии: перекресток неопределенности

Демократия в стране есть, а значит, есть надежда на эволюцию, а не революцию

В понедельник в Молдавии подведут первые итоги президентских выборов. С небольшой разницей в количестве голосов во второй тур, который состоялся в воскресенье, прошли два кандидата: действующий президент Игорь Додон (традиционно воспринимаемый как пророссийский политик) и премьер-министр Майя Санду (прозападный кандидат, ратующий за внедрение европейских ценностей в республике). Такое положение дел явно демонстрирует геополитический разлом внутри молдавского общества, свойственный ему с самого создания молдавского государства в его нынешнем виде.

Главное – геополитика

Находясь на перекрестке двух сфер влияния, население страны традиционно делилось на прозападное и пророссийское, идентифицируя себя либо как европейцев, либо как русских соответственно, а выборы последних 10 лет можно классифицировать как геополитические: борьба разворачивалась преимущественно вокруг территориальной и идеологической ориентации партий и кандидатов, а не между предвыборными программами кандидатов по реформированию внутренней ситуации в государстве.

Выборы 2020 г. не стали исключением. Население страны принимает решение, в какую из сторон двигаться дальше: к Западу, который особенно привлекателен европейскими ценностями, демократическими режимами и потенциальным спонсированием строительства демократического режима в Молдавии, либо же к России, которая, может, и не столь щедра в глазах определенной доли электората, зато понятна, знакома и предсказуема. В первом случае предопределено отношение к Молдавии как к небольшому государству где-то на периферии политического блока и вполне может быть сравнимо с нынешним отношением ЕС к таким государствам, как Румыния и Болгария, – с той разницей, что они уже вступили в ЕС, а Молдавию там не то что бы ждут. Во втором же случае страна воспринимается скорее как младший партнер, имеющий стратегически важное географическое положение в самом сердце Европы и на границе с ЕС.

В первом туре с небольшим перевесом победили сторонники движения в сторону Запада (36,16% за Майю Санду против 32,61% за Игоря Додона), пусть и не на равных условиях. Этому способствовало несколько факторов и, скорее, не успехи или привлекательность кандидатов, а нетривиальные и в традиционном смысле второстепенные причины.

Голоса из-за границы

Нынешние выборы имеют черты, прежде не свойственные молдавской политике. К примеру, новым важным игроком стала диаспора – в молдавской политике так принято называть эмигрантов в страны Европы, США и Канаду. Она принимает активнейшее участие как в информационном сопровождении прозападной Майи Санду, так и в мобилизации электората в ее пользу. Именно отличная организация явки на избирательных участках западнее от Молдавии сыграла решающую роль в предварительной победе Санду. Примечательно здесь и то, что в одном из предвыборных интервью премьер отметила, что нужно увеличивать количество избирательных участков в странах западнее Молдавии и сокращать – в России и СНГ, что, в принципе, весьма неосторожное заявление кандидата в президенты: основным направлением молдавских мигрантов остается все-таки Россия.

Еще одним нетривиальным для Молдавии процессом стала сознательная передача электората кандидатами, не прошедшими во второй тур. Так поступил председатель «Нашей партии», один из кандидатов на пост президента Ренато Усатый: он открыто призвал собственных сторонников во втором туре голосовать за Майю Санду. Сама Санду довольно активно и успешно призывает все остальные партии поддержать ее.

Одновременно с этим впервые в истории молдавской государственности в открытую идет речь об иностранном вмешательстве. Согласно двум независимым расследованиям, речь идет как о вмешательстве со стороны Запада – в поддержку Майи Санду, так и со стороны России – в поддержку Игоря Додона.

Ошибки президента

Отдельного внимания заслуживает положение самого Додона. Будучи действующим президентом и членом Партии социалистов Республики Молдавия (ПСРМ), Игорь Додон столкнулся с явным кадровым кризисом как внутри собственной предвыборной команды, так и внутри партии – хотя баллотируется он как беспартийный кандидат. Отличительным эпизодом стала одна из встреч с избирателями на севере республики, которая была сорвана другим кандидатом (Ренато Усатым) в президенты. Этот специфический кейс демонстрирует некомпетентность со стороны: а) локальных представителей партии и б) политтехнологов Додона, которые, по информации СМИ, были осведомлены о планах Усатого, но бездействовали! Хотя как раз здесь у них был отличный шанс завоевать дополнительные голоса при грамотной подготовке кандидата к заведомо неконструктивным и провокационным дебатам.

Особый резонанс вызвала и реакция Додона на результаты первого тура выборов: он имел неосторожность назвать диаспору «параллельным электоратом». Такая характеристика была крайне негативно воспринята молдавскими эмигрантами и с тех пор активно обсуждается в СМИ и социальных сетях в контексте, что эмигранты не заслуживают столь пренебрежительного к себе отношения. Что, конечно, отдельно интересное явление, так как заявления Санду о необходимости сокращать количество избирательных участков и бюллетеней в странах постсоветского пространства не встретили такого общественного порицания.

Вышеперечисленное в совокупности с мелкими ошибками в предвыборной кампании как таковой и спорадическими попытками проводить политику «балансирования» в рамках собственного президентского срока ставит перед Додоном большие проблемы, как на самих выборах, так и после победы, если она случится. Додону придется пересматривать и состав своей команды, и внешнеполитическое поведение. Больше не получится строить равноудаленные отношения с Россией и с Западом: выборы 2020 г. закрепили за Додоном статус пророссийского политика – в противовес прозападно настроенной Санду.

Как России не потерять Молдавию

Выборы 2020 г. критически важны для России: несмотря на бойкие попытки Додона в начале президентского срока возобновить дружественные отношения с Россией, в последнее время Молдавию причисляют к одному из «теряемых» государств в стратегически важном Черноморском регионе. В регионе и вообще ситуация нестабильна, так что России важна победа Додона – тем более, как сказано выше, ему не остается иного, кроме как последовательно проводить политику сближения с Россией и окончательной ассимиляции с ее евразийскими интеграционными проектами.

Такая перспектива вполне привлекательна для Молдавии, так как послужит хорошей возможностью для собственного укрепления в качестве важнейшего транспортного хаба на евразийском пространстве – ввиду географического положения на перекрестке крупных торговых путей. Такое позиционирование позволит стране не только развить собственную инфраструктуру и решить множество острых внутренних проблем, но и занять собственную нишу в крупном интеграционном проекте.

Победа Майи Санду вынуждает Россию выстраивать качественно новые отношения с Молдавией: внешнеполитическая ориентация Санду однозначна и не подразумевает какой бы то ни было гибкости и стремления балансировать между двумя крупными игроками. Иными словами, российское руководство сталкивается с новой Молдавией, не идущей на диалог и находящейся в положении «лицом» к Западу и «спиной» к России.

Поляризованная страна

Так что становится очевидным: Молдавия обречена на еще большую, чем сейчас, разделенность, не только политических элит, но и населения. Для России такое положение дел означает лишь усиление конкуренции с ЕС и США, теперь уже и за Молдавию.

И здесь уже возникает большой вопрос: какой из возможных сценариев станет наилучшей опцией для небольшого государства с крайне разнообразным этническим составом и советским прошлым? Не ведут ли выборы 2020 г. к повторению украинского (а теперь еще и белорусского) сценария, который выведет страну к очередному перекрестку неопределенности? Очевидно, что рост поляризации внутри молдавского общества делает страну как таковую еще более уязвимой перед геополитической конкуренцией крупных игроков. Что, в свою очередь, создает осязаемые риски для усиления политической волатильности в стране. Однако, в отличие от других государств СНГ, за почти 30 лет независимого существования в Молдавии сложилась весьма шаткая, сильно коррумпированная, но демократия. Именно благодаря ей есть надежда, что политическое развитие страны пойдет эволюционным, а не революционным путем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.