Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Манифест нового колледжа

Почему в России можно надеяться только на среднее профессиональное образование

Главная проблема российской системы образования – не маленькие бюджеты и не неуважение к учителю и не какой-то еще ворох мыслеформ из СМИ и государственных докладов, а ее удивительная одинаковость. От Калининграда до Владивостока подавляющее большинство детских садов, школ, колледжей и вузов одинаково до смешения. Эта одинаковость – наследственная, вышколенная советско-партийными работниками и напуганными директорами, она произрастает в школах и вузах стараниями бывших преподавателей марксизма-ленинизма, а главное ругательство в ней – свобода.

Пандемия доказала это. Стремление контролировать все из одного центра (путь даже регионального) приводит к абсурду: переводу школ в далеких и безлюдных деревнях на дистант, «телефонному праву» – вроде рекомендации: но «вы же знаете, какое решение нужно принять», и т. п. Даже символическую автономию школ и колледжей, дарованную им, между прочим, федеральным законом об образовании, за последние полгода забросили на антресоли, в очередной раз подрезав ростки творческого поиска отдельных учреждений.

Если что-то и нужно решительно менять в системе образования, то начать стоит с того, чтобы уверенно, меланхолически, преодолевая любое сопротивление гарантировать и защищать свободу каждого субъекта образовательных отношений. Право быть иным мы мало-помалу научаемся признавать за каждым человеком. Пришла пора учиться тому же самому в отношении системы образования. Любая стратегия развития образования в России должна начинаться и заканчиваться одной фразой: не должно быть в стране двух одинаковых школ, колледжей или университетов. Признак зрелых образовательных систем – гибкость и максимальная автономность ее субъектов.

Разнообразие как ресурс роста

Ростки этого будущего в России нужно искать в среднем профессиональном образовании. Именно в среде колледжей будут возникать и уже возникают радикально отличающиеся друг от друга образовательные модели, подходы, бизнес-процессы – зачатки «образования будущего».

В российской вузовской системе инновации, свободный поиск, повышение субъектности студентов и преподавателей как массовое явление невозможно. Таковы особенности нормативного регулирования и управления огромной неповоротливой машиной под названием «российские университеты». Связаны они с «родовой травмой» системы высшего образования, родившейся для обслуживания советской индустриализации и административно-командной экономики. Управляемая из одного центра система, в которой один субъект управления пытается как-то контролировать тысячи вузов, не может не быть грандиозной бюрократической махиной с жесткими регламентами и предписаниями в духе армейского прапорщика.

В системе колледжей в России де-факто существует более 80 разных систем управления. Среднее профессиональное образование регулируют регионы. Да, в документах региональные органы лицензирования и аккредитации руководствуются одними и теми же рекомендациями федерального уровня. Но требования, которые предъявляются к колледжам в Москве, Иркутске или Краснодаре, – разные, потому что толкователи рекомендаций на местах разные.

Вот что мы имеем: одна система, стремящаяся к унификации, и более 80 систем, живущих каждая по своим правилам. Кто выиграет в эволюционной борьбе и где можно ждать небольших, но уверенных изменений к лучшему? Ответ очевиден: там, где разнообразие.

Станки и гильотина

У системы российских колледжей только одна проблема – всем кажется, будто это новая инкарнация профессиональных технических училищ, ПТУ, которые готовят пэтэушников к конкретному рабочему месту.

Но вся окружающая действительность против этого тезиса. Против – федеральные государственные образовательные стандарты, ФГОСы, которые уже не только не отстают от бакалаврских программ, но в чем-то даже превосходят их. Против – поведение абитуриентов, которые не только после 9-го, но и после 11-го класса все чаще выбирают колледжи. Против, в конце концов, само название – колледжи. Какая-то особенная ухмылка судьбы видится в том, что наименование западного вуза бакалаврского типа (а колледж – это именно вуз бакалаврского типа, это знали даже авторы первого российского закона об образовании) в России упорно пытаются натянуть на советские ПТУ.

Главные поборники этого упорного сопротивления действительности – как ни странно, те самые региональные министерства образования. Это они упорно раздают бюджетные места на обучение машиностроителей (в случае мальчиков) и учителей (в случае девочек), когда жизнь требует обучать дизайнеров и программистов. Это они покупают станки за много миллионов рублей, когда жизнь требует вкладываться в развитие педагогических кадров. Это они настаивают на единообразии, когда нормативная база говорит о свободе и автономии. И это из-за них можно уверенно сказать: если и можно где-то в системе колледжей говорить о ростках «образования будущего», то это будут частные колледжи.

В следующие пять лет мы будем наблюдать взрывной рост системы частных колледжей. Это сфера с относительно низким барьером входа, с обнадеживающими демографическими прогнозами и понятным рынком. Развитие частной инициативы здесь сдерживает только громоздкая система лицензирования и аккредитации. Открыть эту отрасль для инвестиций можно, убрав пару десятков слов из двух-трех федеральных законов. И это не фигура речи, а чистая правда. Пример того, что регуляторная гильотина действует, – это система дополнительного образования. Как только из нее убрали всякое упоминание об аккредитации, частный сектор в отрасли в штуках увеличился вдвое за 2–3 года. На смену старым постсоветским «дворцам детского творчества» пришли современные центры дополнительного образования с высочайшими стандартами качества и обслуживания. То же самое неизбежно произойдет и в среде колледжей. Уже происходит.

Конкуренты вузов

Итак, только в системе частного среднего профессионального образования можно ожидать инноваций. Там есть для этого все: плюрализм регулирования, частные деньги (родителей и инвесторов) и нужная демография. Частные колледжи никогда не были ПТУ, им не нужно по капле выдавливать из себя этот советский индустриальный романтизм.

И главное: нужно перестать воспринимать в качестве догмы идею колледжа как места, где готовят приложения к станкам и школьным партам. В XXI в. говорить, что колледж должен готовить человека к конкретному рабочему месту и учить ремеслу, – это то же самое, что утверждать: мальчики не плачут, а девочки должны уметь готовить будущему мужу обед и стирать его белье.

Колледжи конкурируют не с ПТУ (даже если они по недоразумению изменили название), а с вузами. Они ориентируются не на идеалы столетней давности, а на меняющийся рынок. Они слышат не заводские трубы, а мнения современных людей – абитуриентов и их родителей. Они разные: кто-то готовит гуманитариев и дает свободу выбора курсов, а кто-то обучает программистов и полагается на искусственный интеллект. Они меняющиеся, потому что изменчивость – главное правило выживания, а надеяться они могут только на себя. Они свободны и потому прекрасны. Колледж, кроме прочего, открыть дешевле, чем школу или детский сад.

В колледже будут эффективно внедрены новые ФГОСы, разовьется «свободное образование», будут пробовать сетевые формы образования и перезачеты образовательных результатов. В колледже инвестируют в реальные IT-системы обучения и добьются персонализированных образовательных треков.

Тогда руководители отрасли спросят: в чем секрет и как повторить то же самое в школах, детских садах и университетах? А секрет прост: больше свободы и реальной автономии, меньше бессмысленного регулирования и контроля, больше доверия руководителям всех образовательных учреждений в целом и негосударственных – в частности. И меньше стереотипов о целях и содержании подготовки учащихся на любом из уровней образования.

Это и есть манифест нового колледжа.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.