Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Влияние России на Южном Кавказе ослабевает

Хотя триумф Азербайджана и признан Москвой, обеспечила его Турция

Можно ли считать соглашение о прекращении огня, которое при участии России подписали Армения и Азербайджан, победой Москвы? Трагическое совпадение с гибелью российского вертолета, который был обстрелян азербайджанскими военными, позволяет предположить, что таким образом Кремль пытается остановить падение своего влияния в регионе.

Трехстороннее соглашение фактически закрепляет территориальные приобретения Азербайджана. Армянские вооруженные силы должны быть выведены из таких регионов, как политически значимый Агдамский район и имеющий стратегическое значение Лачинский район, через который проходит дорога, связывающая Нагорный Карабах с Арменией. Эта дорога, так называемый Лачинский коридор, остается открытой, контролировать ее и линии соприкосновения сторон будет российский миротворческий контингент из 1960 военнослужащих, которые уже прибыли на место.

Хотя решение премьер-министра Никола Пашиняна пойти на договоренность вызвало крайне негативную реакцию в Армении (сам он признал, что она «невероятно болезненна для меня и нашего народа»), теперь это свершившийся факт. Такое решение было фактически неизбежно после занятия азербайджанскими войсками стратегически важного города Шуша, что открывало им дорогу на Степанакерт. Так Армении по крайней мере удалось избежать полномасштабного поражения в Нагорном Карабахе. Что касается Азербайджана, войска которого понесли большие потери в ходе наступления, то президент Ильхам Алиев смог торжественно провозгласить согласие Армении на прекращение огня «капитуляцией».

Но что все это означает для Москвы? Кремль давно считал Южный Кавказ регионом, входящим в сферу его влияния, которое распространяется на ближнее зарубежье. Не частью империи как таковой, но территорией, где он признается региональным гегемоном. Его неспособность и видимое нежелание контролировать длящуюся уже полтора месяца войну стало выглядеть все более странным, особенно с учетом ударов собственно по территории Армении, которая является членом Организации договора о коллективной безопасности, этого своеобразного ответа России НАТО.

Осложняет ситуацию то, что Турция в это же время оказывала явную и существенную поддержку Азербайджану. И дело не только в том, что тот использовал турецкие беспилотники Bayraktar TB2 для выполнения боевых миссий. Анкара также направила свои истребители F-16 в аэропорт Гянджа (по-видимому, чтобы помочь защититься от армянских атак). Также сообщалось о прибытии в Азербайджан наемников из Сирии и турецких командиров – хотя эти сообщения и опровергались.

Все это представляло собой очевидный вызов российской гегемонии в этом регионе. В связи с этим стоит отметить, что соглашение о прекращении огня было трехсторонним – между Москвой, Баку и Ереваном (хотя Алиев и заявил, что турецкие военнослужащие тоже будут участвовать в миротворческой миссии). Означает ли это, что Москва наконец подтвердила свою роль лидера в регионе? Не совсем.

Армения, которая надеялась, что Россия защитит ее от более крупного, богатого и лучше вооруженного Азербайджана, фактически была принуждена признать поражение. Хотя кто-то может увидеть в действиях Москвы желание подорвать позиции Пашиняна – либерала, пришедшего к власти на волне одной из столь раздражающих Кремль цветных революций, сложно предположить, что любое другое правительство будет более дружественно настроено по отношению к России. Не похоже, чтобы армяне считали ее своей спасительницей.

Азербайджан же торжествует. Но хотя его триумф и признан Россией, обеспечила его Турция. Алиев этого и не скрывает: сообщая о прекращении огня, он нейтрально говорил о Путине, но поблагодарил «моего дорогого брата Реджепа Тайипа Эрдогана».

Управляемое падение

Россия выступила в роли миротворца, но стоит отметить, что роль эта ложится дополнительным бременем на ее вооруженные силы и бюджет. Конечно, она определяет себе место в региональной политике, но в этой части мира она и так уже должна была играть доминирующая роль, разве нет? Когда для сохранения позиции приходится резко увеличивать свои обязательства, это выглядит не как достижение, а, скорее, как попытка не допустить наметившегося ослабления этой позиции.

Появятся ли турецкие офицеры в новом миротворческом центре по контролю за прекращением огня, во многом уже не имеет значения. Ситуация напоминает ту, что складывается в Центральной Азии, где на словах Москва все еще представляется гегемоном, а на деле Китай укрепляет позиции благодаря своей экономической мощи. Так и на Южном Кавказе: Москве приходится соглашаться на появление новых игроков на своем заднем дворе – там, где до недавнего времени ее доминирующая роль никем не оспаривалась.

Вопрос не в том, были ли у России, если бы она захотела, политические и военные возможности действовать быстрее и решительнее. Реакция на гибель ее боевого вертолета во многом демонстрирует, что Россия теряет волю и способность поддерживать свои имперские амбиции. В тот же день, когда было заключено соглашение о прекращении огня, азербайджанские силы сбили ракетой «земля-воздух» российский Ми-24, который сопровождал по территории Армении автоколонны 102-й российской военной базы в Гюмри. Погибли два члена экипажа.

Баку принес свои извинения – в некотором роде. Хотя вертолет был сбит далеко от зоны боевых действий, в заявлении Азербайджана подчеркивалось, что он летел в темное время суток на малой высоте (неудивительно для вертолета сопровождения!) и «в контексте указанных факторов и в свете напряженной обстановки в регионе и повышенной боевой готовности в связи с возможными провокациями армянской стороны дежурным боевым расчетом было принято решение открыть огонь на поражение».

Этот инцидент сразу же напомнил о том, как в ноябре 2015 г. ВВС Турции сбили российский бомбардировщик Су-24, который участвовал в боевых действиях в Сирии и оказался у воздушной границы Турции. Тогда Владимир Путин в гневе осудил эти действия, назвав их «ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов». Россия ввела широкий спектр санкций – от запрета продавать турпутевки в Турцию до эмбарго на турецкие помидоры.

Угрозы позволили скрыть слабость Москвы. Эрдоган в конечном итоге принес соболезнования, которые были аккуратно сформулированы так, чтобы не выглядеть, как извинения. Тем не менее Кремль сделал вид, что это именно они, и отменил санкции.

Москва притворилась, что ее честь удовлетворена. На самом же деле Эрдоган переиграл Путина.

А в этот раз МИД России выразил удовлетворение тем, что «Баку незамедлительно признал свою вину <...> Отмечаем также данные нам заверения азербайджанской стороны в том, что будет проведено оперативное расследование этого инцидента и виновные будут наказаны». Другими словами, вопрос исчерпан, за погибших пилотов мстить никто не будет. Скорее всего, о них даже не вспомнят.

Так себя не ведет ни сильное государство, ни самоуверенный гегемон. Это управляемое падение, Россия, которая на региональном уровне имеет сильный потенциал, слабую волю, пытается выжать лучшее из ситуации, в процессе разочаровывая союзников и не давая отпора оппонентам.

Единственное, что сегодня можно сказать, – что пушки замолчали. Но надолго ли?

Перевел Михаил Оверченко

Статья первоначально была опубликована в The Moscow Times

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.