Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 3 мин

О чем Лукашенко не рассказал Путину

Президент Беларуси проинформировал своего коллегу о ситуации в стране, но о многих проблемах наверняка предпочел умолчать

В ходе часового телефонного разговора 4 ноября Александр Лукашенко проинформировал Владимира Путина о ситуации в Беларуси. Официальные источники предпочли не детализировать этот пункт беседы, но в последнее время случился целый ряд примечательных событий, которые влияют как на текущее положение дел, так и на остающиеся туманными перспективы.   

Попробуем представить себе ход разговора. Александр Лукашенко мог упомянуть о провале всеобщей забастовки, которая должна была стать логическим продолжением «народного ультиматума», объявленного экс-кандидатом в президенты Светланой Тихановской. Действительно, абсолютное большинство предприятий продолжает работать в обычном режиме.

Также правитель Беларуси вполне способен был заявить, что уличный протест «сдулся». В минувшее воскресенье марш к месту массового захоронения жертв сталинских репрессий, в урочище Куропаты, был жестоко разогнан, хотя части демонстрантов все же удалось прорваться к цели.

Тогда же власти применили ноу-хау: вместо административной ответственности многих участников несанкционированных акций теперь привлекают к уголовной: 231 задержанный 1 ноября признан подозреваемым в «действиях, грубо нарушающих общественный порядок». Соответствующая статья УК предусматривает наказание до трех лет лишения свободы.

Лукашенко мог выдать резюме в духе «всё под контролем». Однако это не совсем так.

О чем наверняка глава Беларуси предпочел умолчать, так это об оглушительном провале мегамитинга в свою поддержку. В Минске планировалось собрать бюджетников со всей страны, чтобы продемонстрировать всенародную поддержку Александра Лукашенко. Однако в последний момент мероприятие внезапно отменили.

Премьер-министр Роман Головченко попробовал объяснить случившееся тем, что власти планировали «скромную вечеринку» тысяч на 50, но...: «После официального заявления организаторов о том, что такое мероприятие будет проводиться, началось лавинообразное увеличение числа желающих <...> Мы осознали, что можем столкнуться с количеством людей – порядка 200–250 тысяч, которые прибудут в Минск <...> Поэтому было принято решение попросить людей остаться дома».

Однако в официальную версию мало кто поверил. О количестве желающих инициативно поддержать Лукашенко можно судить по «массовости» самодеятельных шествий его сторонников, которые собирают в лучшем случае пару сотен участников. В реальности власть столкнулась с неожиданным для себя масштабом недовольства рекрутируемых на митинг (кого заманивали премией, кому угрожали увольнением) и предпочла отступить. Административный ресурс начинает сбоить.

Еще одним свидетельством проблем стали недавние перестановки в рядах силовиков. И дело не только в отставке министра внутренних дел Юрия Караева, который за последние месяцы превратился в одну из наиболее одиозных персон белорусской политики. Весьма симптоматична история Валерия Вакульчика: он восемь лет занимал пост председателя КГБ, но в сентябре был пересажен в кресло госсекретаря Совета безопасности. На новой должности Вакульчик проработал менее двух месяцев, после чего был скоропостижно уволен в запас по возрасту (в 56 лет) и получил должность помощника президента – инспектора по Брестской области.

Эти хаотические перемещения прекрасно гармонируют со столь же спонтанными решениями типа «закрыть границу», которое, будучи абсолютно неподготовленным, привело к многочисленным казусам: в Беларусь на протяжении нескольких часов не пускали не только иностранцев, но и собственных граждан.

Наконец, протесты развиваются нелинейно, зачастую импульс им придают действия самих властей. Только на этой неделе более 200 преподавателей и сотрудников Белорусского государственного медицинского университета выступили против массового отчисления студентов за участие в уличных акциях. 188 сотрудников Национального театра оперы и балета записали видеообращение, в котором выразили несогласие с увольнением за гражданскую позицию своих коллег: дирижера Андрея Галанова, солиста Игоря Сильчукова и др.

Однако руководство страны продолжает делать ставку на насилие и репрессии. Так называемый общенациональный диалог, как верно подметил бывший посол Беларуси в Словакии Игорь Лещеня, свелся к тому, что «власть дискутирует сама с собой».

В тех редких случаях, когда высокопоставленные чиновники выходят-таки в народ, их риторика выглядит порой комично. Председатель Совета Республики Наталья Кочанова на встрече со студентами БГУ поинтересовалась, чего они хотят. Ей сказали: «Новых честных выборов и суда над карателями». Это незаконно, ответила Кочанова.

Посокрушавшись по поводу настроений среди молодежи (и тем самым зафиксировав, что они не в пользу власти), глава верхней палаты парламента подытожила: «Я не услышала то, чего хотела услышать. Из этого я делаю вывод – вы не знаете сами, чего вы хотите. Это сто процентов». Вот и весь «диалог».

Избранная властями тактика дает ограниченный эффект. За без малого три месяца с момента выборов Александру Лукашенко так и не удалось стабилизировать ситуацию. Противостояние перешло в хроническую фазу, причем очередное обострение может случиться в любой момент. Но в этом правитель Беларуси Владимиру Путину явно не признался.

Дисклеймер: в этом тексте по настоятельной просьбе автора употребляется название страны – Беларусь. С точки зрения русской орфографии правильно Белоруссия, но сейчас у этого написания появился политический контекст.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.