Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Отказ от поддержки экономики усугубит кризис

МВФ призывает увеличивать расходы

«Вызванный пандемией кризис оставит глубокие шрамы», – говорится в докладе МВФ к саммиту G20 в ноябре. Эрозия человеческого капитала, разрушение стоимости бизнесов из-за волны банкротств, давление возросшего госдолга на бюджетную политику, перечисляются его последствия. Чтобы смягчить удар, правительствам не следует отключать экономику от поддержки, иначе последствия будут еще разрушительнее, а сам кризис перерастет в долгосрочный. Но деньги решают далеко не всё – нужны реформы, и авторы доклада перечисляют приоритетные. Их последовательная реализация может в долгосрочном периоде увеличить реальный ВВП «двадцатки» более чем на 4%. России рецепт тоже предложен – провести налоговую реформу.

Хлеб по водам

$11 трлн, брошенные правительствами «двадцатки» на поддержку здравоохранения и помощь пострадавшим от кризиса людям и бизнесу, уже заканчиваются. Эксперты МВФ советуют и дальше не скупиться – помощь окупит себя. В странах, где за 2020 г. бюджетный дефицит вырос больше чем на 10%, уже в 2021 г. он сократится почти на половину, в том числе благодаря росту доходов людей и снижению безработицы. Если в 2021 г. страны с устойчивыми бюджетами совокупно направят на поддержку своих экономик 3% ВВП, а остальные страны G20 – еще 1% ВВП, то мировое производство дополнительно вырастет более чем на 11,2% и выиграет от этого весь мир, пишет МВФ.

Россию эксперты МВФ называют в числе стран, которым стоит нарастить налогово-бюджетную поддержку. Часть антикризисных мер российские власти сохранили, например, выплаты врачам, налоговые отсрочки для пострадавших компаний, до конца года действует мораторий на банкротство. Но в целом уже с 2021 г. расходы федерального бюджета начнут сокращаться вплоть до 2023 г., когда они незначительно увеличатся по отношению к ВВП. Темпы роста инвестиционных расходов замедлятся – до 1,4% в 2023 г., расходы на социальную политику снизятся с 12,8% ВВП в 2021 г. до 11,9% в 2023 г., на образование – с 3,9 до 3,6% ВВП, на здравоохранение (без учета страховых взносов на неработающих) – с 3,2 до 2,9% ВВП, отмечала Счетная палата. «С августа начал ослабевать стимулирующий эффект бюджетных мер», – пишет Центробанк в докладе о денежно-кредитной политике, со II квартала 2021 г. начнется постепенная бюджетная консолидация.

Восстановление замедляется

Уже понятно, что мир не увидит стремительного V-образного восстановления, хотя вряд ли стоит ждать и стагнации в форме L, отмечала старший научный сотрудник аналитической группы Bruegel Алисия Гарсия-Эрреро. Замедления восстановления мировой экономики ждет и российский Центробанк. Ниже своего потенциального уровня она будет находиться до конца 2023 г. По оценкам МВФ, глобальное производство даже в 2023 г. будет примерно на 5% ниже докризисного уровня. При этом рост заболеваемости и новые ограничения (полный карантин уже ввели Франция, Германия и Великобритания) могут еще сильнее замедлить восстановление мировой, а вместе с ней и российской экономики.

Российская экономика после первой волны пандемии оправилась достаточно быстро. Но быстрое восстановление летом 2020 г. будет компенсировано почти полным отсутствием роста в конце года, говорится в докладе о денежно-кредитной политике Центробанка. Он ждет меньшего спада в 2020 г. – прогноз улучшен с 4,5–5,5 до 4–5%, но и более медленного восстановления в 2021 г. (прогноз снижен на 0,5 п. п. до 3–4%).

Данные и за II квартал, на который пришлось максимальное падение экономики, и за третий, когда она начала восстанавливаться, оказались лучше ожиданий ЦБ. Нефтегазовый экспорт вырос сильнее прогнозов, предприятия активнее запасались, а потребители – покупали. За июль – сентябрь 2020 г. выпуск в основных отраслях вырос на 2,6% по сравнению со II кварталом. Но оживление было недолгим – с ослаблением бюджетного стимула восстановление экономики тоже стало ослабевать, а в сентябре и вовсе приостановилось.

  • Снизились розничные продажи, и в октябре снижение продолжилось. За неделю с 26 октября по 1 ноября падение потребительских расходов ускорилось с 2 до 10,8%, свидетельствуют данные «Сбериндекса» – это худший показатель с конца мая. За весь октябрь расходы на товары и услуги сократились на 2,7% в годовом выражении. Изменилась и структура трат – выросли расходы на продовольствие и медицинские товары, а на непродовольственные товары и услуги, напротив, сократились. Это однозначно свидетельствует о переключении потребителя в режим снижения рисков, говорится в исследовании.
  • Активность замедляется и в промышленности, показывают опережающие индексы. Об окончательном прекращении посткризисного восстановления свидетельствует опрос, проведенный Институтом Гайдара: впервые с мая 2020 г. прирост выпуска остановился. В октябре, по оценкам компаний, производство было таким же, как и в сентябре, а оценки запасов снизились до 10-летнего минимума, то есть предприниматели не ждут восстановления спроса. Индекс PMI обрабатывающих отраслей упал сразу на 2 процентных пункта до 46,9, свидетельствует исследование HIS Markit (значение ниже 50 пунктов говорит о спаде деловой активности). Настроения в промышленности ухудшались максимальными за пять месяцев темпами, хотя и не столь стремительно, как в апреле.

В конце 2020 г. экономика почти не будет расти. А к докризисному уровню I квартала 2020 г. вернется только в начале 2022 г. Ускорить темпы роста могут реализация нацпроектов и преодоление структурных ограничений, считает ЦБ.

Что делать?

Реформы, которые помогут «двадцатке», в том числе России, преодолеть структурные ограничения, предлагают эксперты МВФ. После преодоления кризиса политика стран должна ориентироваться на новую реальность, пишет МВФ, – нужно стимулировать инвестиции, чтобы ускорить рост экономики, создавать новые рабочие места в растущих секторах, переобучая людей, потерявших работу. Например, по прогнозам Всемирного совета по путешествиям и туризму, из-за кризиса в сфере туризма работы могут лишиться 174 млн человек, это больше половины рабочих мест. Поддержка должна быть сосредоточена на жизнеспособных фирмах, но не должна поддерживать неэффективный бизнес и плодить зомби-компании.

В докладе перечисляются необходимые для стран «двадцатки» структурные реформы – они разделены на три уровня в зависимости от их приоритетности: от высокой к низкой.

Наиболее важно для России

  • Упрощать регулирование товарных рынков
  • Либерализовать торговлю
  • Провести налоговую реформу: увеличить долю налогов с потребления и имущественных – в общих доходах бюджета
  • Снизить налоговое бремя на труд

Средний уровень приоритетности 

  • Исследования и разработки

 Низкий уровень приоритетности

  • Смягчение законодательства о защите занятости
  • Поддержка детей и увеличение присутствия женщин на рынке труда
  • Более активная политика на рынке труда
  • Снижение доли заработка, который замещается пособиями по безработице.

 

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.