Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 3 мин

Президент Эрдоган против всех и даже против России

Турецкий лидер ввязался одновременно в несколько серьезных конфликтов

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ввязывается во все новые конфликты. На днях он поставил под сомнение психическую устойчивость президента Франции Эмманюэля Макрона, чья страна является союзником Турции по блоку НАТО. Он комфортно чувствует себя, ведя вендетту с суннитскими арабскими лидерами в Персидском заливе, которые бросают вызов его претензиям на региональное господство. И не боится провоцировать Дональда Трампа, который до сих пор защищал его от американских санкций за нарушение эмбарго в отношении Ирана и покупку российского оружия.

Вдобавок ко всему он и президент Владимир Путин упорно раздувают войну, конфликта в которой обе страны лишь чудом избежали в феврале, во время тяжелых столкновений на северо-западе Сирии.

Последняя фаза конфликта Эрдогана с Макроном была вызвана жесткой реакцией президента Франции на убийство молодым чеченским исламистом учителя французской школы. Аналогичное джихадистское нападение на журнал Charlie Hebdo произошло в 2015 г. после публикации карикатур на пророка Мухаммеда. Убитый чеченским фанатиком учитель Самюэль Пати показывал эти карикатуры своим ученикам, и Макрон выступил в защиту его поступка как проявления свободы слова.

Однако президент Турции воспринял это как атаку на всех мусульман. Несомненно, свою роль сыграла и критика Charlie Hebdo в отношении лично Эрдогана. Как бы то ни было, по убеждению или из оппортунистических соображений (а возможно, по обеим причинам сразу) Эрдоган воспользовался возможностью нанести серьезный удар по Макрону. Правительства мусульманских стран, как бы они ни относились к турецкому президенту, не могут встать на защиту француза, который пострадал от «народного гнева», вызванного «очернением» Пророка.

Западные лидеры не могут поддержать Эрдогана, не в последнюю очередь потому, что его политика сталкивается с их интересами на всем пространстве Восточного Средиземноморья и от Северной Африки до Леванта. Поддержка Эрдоганом исламистских боевиков на севере Сирии, в Ливии и, как сообщается, в Нагорном Карабахе уже рассматривается как заигрывание с опасными радикалами в тот момент, когда джихадизм воспринимается как наивысшая угроза безопасности по всему миру.

Но в то время как конфликт с Макроном попал в заголовки новостей, наибольшую угрозу представляет совершенно другое – соперничество Турции и России на севере Сирии. До сих пор Эрдогану и Путину более-менее удавалось оставаться на противоположных сторонах в гражданской войне в Сирии и Ливии, при этом максимизируя взаимные интересы. Россия, будучи доминирующей силой в Сирии, стоящей за режимом Башара Асада, спокойно смотрела на турецкие вторжения в северную Сирию в 2016, 2018 и 2019 гг. с целью отодвинуть поддерживаемое США курдское ополчение от турецких границ. В ответ Турция купила у России зенитные ракетные комплексы С-400, что вызвало серьезные вопросы в НАТО (бонус для Путина).

Однако стремление Турции к расширению территориального влияния и решимость России вернуть Асаду всю Сирию стали причиной кровопролитного конфликта в феврале этого года в Идлибе. А на этой неделе российские ВВС подвергли бомбардировке один из пунктов, занятых протурецкими повстанцами (погибло примерно 78 человек), хотя на прошлой неделе турецкая армия отступила с восьми пунктов в провинции на прежние позиции.

Возобновление военных действий в Идлибе выглядит как ответ России на поддержку Турцией Азербайджана в его конфликте с Арменией из-за Нагорного Карабаха. По всей видимости, Путин решил противодействовать военному присутствию Турции и на севере Сирии.

Несомненно, чьи-либо попытки противостоять амбициям Эрдогана были лишь вопросом времени. Первым, кто на это пошел, оказался его давний союзник Путин. И хотя интересы Турции всегда трудно согласовывались с интересами России, на самом деле они вообще не совпадают с интересами кого-либо на Ближнем Востоке. За исключением разве что Катара, богатого газом эмирата, блокаду которого несколько стран Персидского залива начали в 2017 г. Но и союз с Катаром, недавно описанный министром обороны Турции как «одно сердце, один кулак», может испариться, поскольку США активно пытаются восстановить отношения Катара с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами, которые еще более враждебно относятся к Эрдогану.

Кроме того, экономика Турции находится в тяжелом положении, а курс лиры упал до исторических минимумов. Напряженность растет в отношениях Турции не только с Европой и Россией, но и с США – после того как турецкие военные провели испытание ракеты комплекса С-400. И если на следующей неделе Трамп проиграет Джо Байдену, американо-турецкий конфликт станет новым явлением мировой политики.

Перевел Виктор Давыдов

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.