Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Как Google оказалась на месте Microsoft

И какие уроки может извлечь из «прецедента века» Россия

Билл Гейтс мог бы много рассказать Сергею Брину и Ларри Пейджу о том, насколько высокой может быть цена спора с американским антитрастом. Когда-то эту цену пришлось заплатить Microsoft, теперь на ее месте оказалась Google и, возможно, не в одиночестве. Американские власти широким фронтом наступают на IT-гигантов, и это противостояние может серьезно повлиять на всю цифровую экономику.

Иск к Google уже подан. На очереди Facebook: недавно стало известно, что Федеральная торговая комиссия США может в ближайшее время обвинить компанию в нарушении антимонопольного законодательства. На фоне «дела Google» Apple, к которой у американских политиков тоже есть претензии, активизировала разработку собственной поисковой системы. 

Что американские власти нашли в Google

«Прецедент века» – так уже назвали противостояние Google и американского Минюста. Главный сайт планеты обвиняется в злоупотреблении своим доминирующим положением на рынках интернет-поиска, поисковой и текстовой рекламы. Подаче иска предшествовал представленный в начале октября доклад конгрессменов, подготовленный по результатам почти годового расследования в отношении Google, Apple, Facebook и Amazon (сокращенно GAFA). В отчете сказано, что GAFA обладают значительной рыночной властью над широкими сегментами американской экономики и постепенно устраняют конкуренцию на рынке, расширяя свое влияние. И если государство не отреагирует, то через 10 лет более 30% мировой экономической активности будет завязано на эти компании.

И вот государство отреагировало. Первым «обвиняемым» оказалась Google. Компании вменяется:

  • заключение эксклюзивных соглашений, запрещающих предустановку любого конкурирующего поискового сервиса на Android;
  • заключение соглашений, навязывающих предустановку собственных поисковых приложений на мобильные устройства и запрещающих их удаление, независимо от предпочтений пользователей;
  • заключение долгосрочных соглашений с Apple, предусматривающих установку Google в качестве поискового сервиса по умолчанию;
  • использование монопольной прибыли для поддержания своей рыночной власти, что создает самовоспроизводящийся цикл монополизации.

Описывая предполагаемые нарушения Акта Шермана 1890 г., Минюст просит суд применить «высшую меру наказания» – структурные средства правовой защиты конкуренции, то есть принудительно разделить бизнес Google. Если иск будет удовлетворен, то компании придется продать части бизнеса (например, YouTube, приобретенный Google в 2006 г. за фантастические $1,65 млрд) независимым покупателям, не входящим в группу ни с одним из лидеров рынка.

Колесо судебной фортуны

В иске Минюст США вспоминает историческое дело Microsoft. Именно тот иск, по мнению Минюста, «открыл путь новой волне инновационных технологических компаний, включая Google». «Усиление конкуренции после дела Microsoft позволило Google вырасти из небольшого стартапа до интернет-гиганта», – считает регулятор.

В начале 2000-х Минюст США тоже требовал в суде разделить Microsoft, выделив сегмент прикладного программного обеспечения, в который входил бизнес MS Office. На тот момент это было самое громкое антимонопольное дело в IT-отрасли, в котором антимонопольщики и прокуроры 20 штатов доказывали, что Microsoft уничтожает конкуренцию, добиваясь своей монополии в сфере операционных систем. Примечательно, что тогда эти обвинения разделяла и Google. Спор закончился в 2004 г. миром: Microsoft не была раздроблена, но взяла на себя поведенческие обязательства – сдерживать свою рыночную власть (они перестали действовать в мае 2011 г.).

Департамент по антимонопольному регулированию Минюста США убежден, что итог этого дела позволил рынку работать справедливо и открыто, благодаря чему Microsoft ныне не доминирует на рынке компьютерной индустрии. Билл Гейтс отмечал, что, если бы не это дело, которое отняло у корпорации драгоценное время и сдержало развитие ее операционной системы для смартфонов Windows Mobile, может быть, не Google сейчас доминировала на этом рынке. Хорошо это или плохо? Теперь это данность.

Но сейчас некогда «небольшому стартапу», которому конкуренция открыла дорогу к росту, предстоит предстать перед судом по обвинению в ограничении конкуренции.

На заре американского антитраста в 1911 г. под давлением правительства решением Верховного суда США на 34 самостоятельных компании была разделена первая в мире вертикально-интегрированная нефтяная корпорация– Standard Oil Джона Рокфеллера. Из наследников корпорации выросли лидеры мирового рынка нефти, такие как, например, ExxonMobile и Chevron. Кстати, стоимость Standard Oil после того решения только увеличилась, а сам Рокфеллер стал еще богаче.

Разделить нельзя сохранить

Насколько серьезно стоит воспринимать угрозу разделения бизнеса Google по итогам судебного разбирательства, которое займет не один год?

В последнее время Минюст США под руководством заместителя Генерального прокурора США Макана Делрахима уделяет особое внимание структурным мерам, предпочитая их поведенческим ограничениям, направленным на снижение ущерба от антимонопольных нарушений. «Тщательно составленное предписание о разделении – однозначное, относительно простое в администрировании и надежное [средство]», что позволяет «избежать постоянного вмешательства государства в рынок», утверждает регулятор в новом Руководстве по мерам правовой защиты при слияниях, изданном 3 сентября. Делрахим уверен, что это «лучшее средство защиты интересов американских потребителей».

Но пока использовать «лучшее средство» в спорах с крупным бизнесом не удавалось – в феврале 2019 г. Минюст США проиграл дело о слиянии AT&T и Time Warner, которое он заблокировал, потребовав продать часть активов, принадлежащих Time Warner, в частности CNN, TNT и TBS. Требования антимонопольного регулятора США к IT-гигантам о разделе бизнеса пока становились скорее средством «понуждения к миру» и сдерживания их рыночной власти.

Новый залп американского антитраста обещает быть мощным. Но воздействовать на Big Tech системно и сбалансированно регулятору будет чрезвычайно сложно, если не невозможно, а вот нарушить равновесие легко. Никто не в состоянии обещать, что разделение бизнеса, находящегося в ядре инновационной активности, принесет исключительно благо. Методы оценки и прогнозирования последствий для конкуренции – как масштабных сделок слияния и поглощения, вроде Google –YouTube или Facebook – WhatsApp, так и приобретений интернет-гигантами различных стартапов – несовершенны (может быть, и вовсе не могут быть совершенными).

Да и конкурентное место пусто не бывает. Apple уже активизировала работу над созданием собственной поисковой технологии, пишет Financial Times. К этому «забегу» вполне может присоединиться и Microsoft, не сильно преуспевшая со своим поисковиком Bing.

Воздействие американских властей на цифровых гигантов не ограничивается антимонопольными мерами. Так, претензии Федеральной торговой комиссии в сфере защиты прав потребителей к Facebook в 2012 г., связанные с утечкой данных пользователей, окончились уплатой самого большого штрафа в истории – $5 млрд.

Урок для России?

Исход процесса против Google может предопределить дальнейшее антимонопольное правоприменение и регулирование – не только в США, но и в мире. И наверняка Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России будет внимательно следить за ходом этого дела. Хотя оснований для структурных воздействий на отечественные цифровые компании со стороны антитраста в настоящее время, скорее всего, нет. Российский IT-рынок очень быстро развивается – «Сбер», Mail.ru, «Яндекс», «Тинькофф», МТС и другие лидеры активно конкурируют в развитии цифровых экосистем.

К тому же отечественное законодательство отстает от развития технологий и нуждается в совершенствовании (поэтому ФАС и предлагает так называемый пятый антимонопольный пакет поправок). А внимание к функционированию цифровых платформ хотя и весьма пристальное, но сосредоточено на создании рычагов контроля за ними, например через размещение серверов на территории России под угрозой блокировки сайтов и приложений. Так что ждать в России «прецедента века» пока не стоит.

 

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.