Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Азербайджан и Турция выигрывают дипломатическую войну в Армении

Владимир Путин де-факто не против предложений Реджепа Тайипа Эрдогана

Месяц назад, когда началась война на Южном Кавказе, я утверждал, что в Европе XXI века воевать за территории – анахронизм, отбрасывающий нас в Средневековье или, по крайне мере, в позапрошлый век. Признаюсь, я запоздал с оценками: мы уже отброшены. В Европе снова отрезают головы за веру!

Война Азербайджана при поддержке Турции за возвращение под контроль Баку оккупированных Арменией в начале 1990-х годов территорий вокруг Нагорного Карабаха идет второй месяц. Потери сторон огромны, армяне сообщают о почти 1200 погибших, в Баку о своих жертвах предпочитают умалчивать, ограничиваясь подсчетом урона, нанесенного армянам, и утверждая, что потери азербайджанцев «минимальны» и уж точно меньше, чем у противника. Это повышает боевой дух армии и народа. В «освободительной» войне, как считают в Баку, не принято считаться с жертвами.

Такая тактика приносит результаты. К сегодняшнему дню под контроль Баку перешли почти пять районов из тех семи, что составляли армянский пояс безопасности собственно территории самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики (НКР). В руках армян остаются Кельбаджар и горный Лачинский коридор, по которому проходит «дорога жизни», связывающая Нагорный Карабах с Арменией. В горных условиях эффективность хорошо вооруженной азербайджанской армии наталкивается на умелые действия армянской обороны.

В последние дни особенно тяжелые оборонительные бои ведут армяне на подступах к Шуше, имеющей особое, символическое значение для обоих народов. Древнюю крепость Шуши называли «Карабахским Иерусалимом», напоминает известный британский специалист по Кавказу Томас де Ваал. Взятие азербайджанцами Шуши, возвышающейся над всей окружающей местностью, означало бы серьезный психологический перелом в войне, от нее столица НКР Степанакерт на траектории прямого артиллерийского выстрела...

И Баку, и Ереван регулярно докладывают о готовности к переговорам и к гуманитарному перемирию, но уже трижды, назначенное на 10, 18 и 26 октября, оно срывалось всего через несколько часов, и стороны с завидным постоянством обвиняют в этом друг друга. Исходя из обстановки на фронте, малоутешительной для армян, кажется, что именно они меньше всего были бы заинтересованы в продолжении боевых действий. На поле боя остаются неубранными сотни трупов.

Что касается переговоров, то и к ним обе стороны готовы по-разному. В обширном интервью «Интерфаксу» 28 октября президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что ждет, как на встрече министров иностранных дел Армении и Азербайджана с сопредседателями Минской группы ОБСЕ в Женеве 29 октября армянский министр «будет выкручиваться», объясняя «неадекватное, иррациональное, опасное поведение премьер-министра Армении». Однако выкручиваться не пришлось, азербайджанский министр не появился в Женеве, встреча перенесена на сегодня, 30 октября, и будет закрыта для прессы.

Но в интервью Алиев пространно изложил свою позицию на будущих переговорах. Напомнив о базовых принципах урегулирования, сформулированных более 10 лет назад Минской группой, где на первом этапе Азербайджану должны быть возвращены пять районов, а затем на втором этапе – Лачинский, Кельбаджарский и часть Агдамского района и «в принципе, возврат всех азербайджанских беженцев в места изначального пребывания», Алиев великодушно заметил, что Баку «облегчит задачу посредникам», поскольку первый этап уже реализован, и «сразу должен наступить» второй этап. Никакого референдума в Нагорном Карабахе не будет, категорически заявил Алиев, впрочем, как и волеизъявления, связанного с самоопределением его населения.

Так в Баку с исчерпывающей ясностью опровергли доводы тех наивных наблюдателей, в том числе автора этих строк, что войной в нынешние просвещенные времена не могут и, более того, не должны решаться вопросы территориальной целостности государств при однозначном их примате над принципом национального самоопределения. Азербайджан в тесном сотрудничестве с Турцией доказал обратное, во всяком случае на Южном Кавказе. Означает ли это, что регион имеет лишь условное отношение к «просвещенной» Европе – вопрос открытый. Как и ее просвещенность.

Несколько странной попыткой угодить обеим воюющим сторонам выглядел экспромт президента России Владимира Путина на форуме ВТБ «Россия зовет» – он отвечал на вопрос о Нагорном Карабахе. Сперва президент сообщил, что причиной конфликта, начавшегося еще в советские времена, стали «этнические столкновения сначала в Сумгаите, в Азербайджане, потом в самом Нагорном Карабахе». И упрекнул руководство СССР, не «принявшее никаких действенных мер», чтобы обеспечить безопасность людей, из-за чего «армяне взялись за оружие, и сделали это сами».

Затем Путин напомнил о позиции Азербайджана, требующего возвращения семи находящихся под контролем Армении районов, не вдаваясь в причины того, почему это произошло, и не давая этому оценки.

«У каждого своя правда», – по-бытовому рассудил хозяин Кремля и напомнил о тех же базовых принципах Минской группы, выработанных для урегулирования конфликта и поддержанных Москвой: о возможности передачи Азербайджану пяти (плюс двух) районов с обеспечением определенного режима зоны Карабаха, взаимодействия с Арменией и т. д.

Предлагая учитывать этот баланс интересов, Владимир Путин надеется достичь примирения вокруг Карабаха. Странно, что ему к этому моменту не сообщили, что Азербайджан при поддержке «братской» Турции уже практически решил вопрос с пятью районами и категорически не готов обеспечить «определенный режим зоны Карабаха и взаимодействие с Арменией».

Не ясно, каким видится в Кремле достижение компромисса. Отмечу, что азербайджанский официоз вообще не упоминает о путинских рассуждениях, цитируя только его слова о необходимости того самого компромисса.

Ситуация выглядит сегодня в лучшем случае тупиковой, в худшем – угрожающей обострением, если произойдет интернационализация войны. Ильхам Алиев предупредил, что в случае иностранного вмешательства в конфликт могут быть использованы турецкие истребители F-16. Кому, кроме России, могут быть адресованы эти угрозы и кто, кроме президента самой Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, мог уполномочить президента Азербайджана сделать это заявление?

Случайно или нет, но на следующий день после этой воинственной алиевской эскапады состоялся телефонный разговор Владимира Путина и Эрдогана. Их версии содержания разговора разнятся. В российской речь шла о стремлении к миру на Южном Кавказе, а турецкая, которую изложил сам Эрдоган, такая: мол, он предложил Путину надавить на Ереван, а сам надавит на Баку. Так и выглядит упрощенный формат будущего карабахского урегулирования, предлагаемый тюркским тандемом: 2+2.

Именно о нем и говорил в интервью «Интерфаксу» Ильхам Алиев. Исключить, что так и случится, я не берусь. Путину с Эрдоганом, как известно, работать не «просто приятно, с таким партнером надежно работается». Российский президент сам признался в этом неделю назад на Валдайском форуме.

Надо сказать, что участие в разных форумах Владимиру Путину особенно удается в последнее время.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.