Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 3 мин
Обновлено:

Россия подрастет по инерции

От коронакризиса экономику защитила ее слабость, указывает Счетная палата

Счетная палата опубликовала макроэкономический прогноз на 2020–2023 гг., подготовленный совместно с Институтом Гайдара. Он представлен в двух сценариях – базовом и консервативном, и оба не прочат российской экономике светлого будущего. Первый сценарий предполагает, что новые ограничения из-за пандемии вводиться не будут и основной удар экономика пережила во II квартале 2020 г. Консервативный прогноз предусматривает более разрушительную вторую волну пандемии, которая может продлиться до весны 2021 г. и вынудит страны, в том числе Россию, вводить новые жесткие ограничения, хотя и не такие масштабные, как весной.

Оба сценария пессимистичнее оценок Минэкономразвития, которое ждет падения российской экономики в 2020 г. на 3,9%. Счетная палата считает, что в базовом сценарии ВВП снизится на 4,2%, а в консервативном – на 4,8%.

Пессимистичнее прогнозы аудитора и на следующие годы. Если Минэкономразвития ждет, что без ускорения распространения коронавируса российская экономика вырастет в 2021 г. на 3,3%, то Счетная палата прогнозирует рост всего на 2,2%. «Эффект базы» провального 2020-го не приведет к сильному отскоку, так как падение было относительно небольшим, объясняют авторы прогноза. В 2022–2023 гг. темпы роста ускорятся, но только до 2,5 и 2,7% соответственно (у Минэкономразвития – 3,4 и 3%). Данных о структурных реформах, которые могли бы стимулировать рост выше 3%, Счетная палата не обнаружила. 

При консервативном сценарии восстановление растянется на два года – только в 2022 г. темпы роста превысят 2,4%, а уже в 2023 г. снова упадут до 1,5–2%. То есть до того уровня, который многие экономисты, а также Центробанк называют потолком роста российской экономики. Часть денег, заложенных на достижение национальных целей, предусмотренных экономической программой президента  Владимира Путина, придется потратить на новые антикризисные меры, пишет Счетная палата. На докризисный уровень 2019 г. экономика в этом случае вернется только к концу 2023 г. 

Старая модель

Главная проблема предстоящих трех лет – модель роста экономики, предупреждают аудиторы. Реальные доходы населения в обоих сценариях все три года будут расти быстрее, чем до кризиса (на 2% в базовом). С одной стороны, это хорошо, но с другой, – свидетельствует о сохранении роста за счет потребительского спроса, а не инвестиций. Модель роста, основанная на потреблении, работала, пока доходы поддерживались ростом цен на нефть, неоднократно предупреждали экономисты. Когда он прекратился, стала очевидна необходимость перехода к инвестиционной модели. Такую цель ставит себе и правительство – к 2030 г. инвестиции должны вырасти минимум на 70% по сравнению с 2020 г. 

Потребление домохозяйств будет расти даже быстрее реальных доходов людей благодаря повышению доступности кредита и снижению привлекательности сбережений из-за низких ставок, указывают Счетная палата и эксперты Института Гайдара. Инвестиции же будут расти только на 3,5–4%. Такая модель не сможет стать серьезным драйвером экономики, поскольку значительная часть потребительского спроса идет на покупку импортных товаров и услуг.

Для повышения структурных темпов роста экономики авторы прогноза предлагают наращивать производительные расходы бюджета (на образование, здравоохранение, инфраструктуру) и снижать издержки, которые бизнес несет при инвестициях, внедрении новых технологий и выходе на внешние рынки.

 

Несчастье помогло

Эксперты уже неоднократно указывали, что именно структурные проблемы российской экономики помогли ей пережить коронакризис. Об этом пишет и Счетная палата. Относительно небольшое падение российской экономики по сравнению со многими странами Европы и с США она объясняет несколькими причинами.

  • Относительно короткий карантин. Жесткие ограничения действовали только полтора месяца (с апреля по середину мая) в отличие от многих стран, где карантин длился дольше.
  • Структурные особенности экономики. Доля отраслей, производящих конечные товары и услуги для населения – именно они пострадали сильнее всего, – в России ниже, чем в других странах. Слабо развит малый и средний бизнес, который принял на себя основной удар коронакризиса.
  • Антрикризисные меры правительства. По оценкам Счетной палаты, на поддержку населения пришлась примерно треть антикризисных расходов, что особенно помогло людям с низкими доходами. Отсутствие массовой безработицы и рост реальных заработных плат стимулировали банки наращивать кредитование. Спрос на заемные деньги растет в связи со снижением процентных ставок.
  • На Россию почти не повлиял спад мировой экономики, а «исторические параллели сработали не в полной мере». На экспорт оказала влияние в первую очередь ситуация на рынках нефти (соглашение ОПЕК+ об ограничении добычи) и газа (из-за аномально теплой зимы в Европе), то есть факторы, не зависящие напрямую от темпов спада мировой экономики. Неэнергетический экспорт из России снизился в пределах 5% – гораздо меньше, чем в кризис 2008–2009 гг. В отличие от тех лет кризис, вызванный коронавирусом, ударил сильнее всего по товарам конечного потребления, которых почти нет в российском экспорте.

«Минэкономразвития внимательно следит за развитием ситуации в российской и мировой экономике, пока нет оснований пересматривать сценарные условия прогноза», — сообщил представитель министерства.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.