Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Эксклюзив
Время прочтения: 5 мин

Хороших вариантов для реформы НДФЛ в России пока нет

Но чиновники допускают, что ближе к 2024 году реформа продолжится

Эксперты, называющие повышение НДФЛ лишь пробным шаром, могут оказаться правы. Так же считают и многие чиновники финансово-экономического блока, опрошенные VTimes, ­– второй шар может последовать ближе к 2024 г. Пока новая реформа всерьез не рассматривается, но к вопросу прогрессивной шкалы могут вернуться в любой момент, говорит один из собеседников VTimes. Об этом варианте не забывают, добавляет другой чиновник, хотя обсуждать его предметно пока рано.

Представитель Минфина отрицает обсуждение каких-либо изменений кроме уже одобренного повышения НДФЛ до 15%. Об этом же говорит и чиновник аппарата правительства (его представитель отказался от комментариев). Официального обсуждения и правда нет, но общий консенсус таков – к вопросу еще вернутся, замечает один из опрошенных чиновников.

В 2020 г., спустя почти 20 лет после введения плоской шкалы НДФЛ, российские власти начали возвращаться к прогрессивному налогу. С 2021 г. с доходов свыше 5 млн руб. придется платить налог по ставке 15%, а не 13%. Исключения, которые предлагает предусмотреть Минфин, – доходы от продажи имущества (кроме ценных бумаг), а также страховые выплаты.

Общество восприняло изменения позитивно и, если эксперимент с повышением налога пройдет успешно, можно будет возобновить реформу, когда это понадобится, подытоживает чиновник.

Новая шкала справедливости

Население действительно восприняло реформу позитивно, показывают опросы.

  • Четыре из пяти респондентов назвали единую ставку налога в 13% несправедливой, свидетельствует опрос, проведенный Фондом «Общественное мнение». С марта 2017 г. по октябрь 2020 г. доля таких людей выросла на 5 процентных пунктов до 79%. За единую ставку высказался только 21% респондентов.
  • 63% респондентов, опрошенных ВЦИОМом, поддержали повышение НДФЛ. Богатые должны платить больше, деньги пойдут на решение социальных проблем, это справедливое решение, перечислили они аргументы в пользу повышения налога.

Главное, что волнует людей в налоговой политике, – справедливость налогообложения и кто именно получит выгоду от перераспределения нагрузки, пишет профессор Гарварда Стефани Станчева.

Не тот инструмент

Неравенство доходов в России велико, что беспокоит и экономический, и политической блок властей, которые по-своему пытаются удовлетворить запрос общества на справедливость. В интервью VTimes декан экономического факультета МГУ Александр Аузан называл слова президента о повышении НДФЛ обещанием справедливости. 

Но перераспределение налоговой нагрузки – далеко не лучший инструмент для борьбы с бедностью, считают экономисты. Каналы перераспределения доходов в России «забиты» и работают значительно хуже, чем в ЕС, писал Маурицио Буссоло из Всемирного банка.

Еще большее повышение ставки НДФЛ для обеспеченных или богатых может показаться справедливым кому-то из малообеспеченных людей, но не сделает их богаче, говорит Александра Суслина из Экономической экспертной группы. Чтобы улучшить их благосостояние, повышение налога на богатых должно сопровождаться введением вычета для бедных, отмечает она. Такие идеи рассматривались в Минфине в 2017 г. и в правительстве в конце 2019 г. Ради поддержки малоимущих и тем самым – потребления власти обсуждали введение всеобщего налогового вычета в размере 1 или 1,5 прожиточного минимума при повышении ставки до 16%, что обошлось бы государству в астрономическую сумму 1–1,5 трлн руб., оценивали чиновники. Теперь расходы будут даже выше. К концу II квартала за чертой бедности жили 19,9 млн человек – на 1,3 млн больше, чем годом ранее. Для введения такого вычета придется серьезно повышать ставку налога на людей, зарабатывающих гораздо меньше 5 млн руб., предупреждает Суслина, что ударит по среднему классу. По расчетам Высшей школы экономики, кризис уже привел к тому, что 6,1% работающих людей, относящихся к среднему классу, перешли в категорию бедных.

У подавляющего большинства дотационных регионов не хватит денег на серьезную реформу НДФЛ (он поступает в их бюджеты), а основная цель федерального бюджета, который мог бы реформу оплатить, – выйти в профицит, говорит главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. К тому же увеличение налогов на труд лишит страну привлекательности для трудовых мигрантов, считает он: Россия с точки зрения рынка труда всегда была своеобразным офшором.

Сократить расходы государства могла бы адресность вычета, отмечает эксперт Института налогового менеджмента Высшей школы экономики Владимир Саськов: чтобы его могли получить только действительно нуждающиеся люди. Техническая возможность для этого есть – Федеральная налоговая служба создает реестр населения, в котором должны быть собраны данные о домохозяйствах, необходимые для адресной социальной поддержки.

« Но необлагаемый вычет только для малоимущих может создать «ловушку бедности», рассуждает старший научный сотрудник Лаборатории исследований бюджетной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Сергей Белев »

«Вы зарабатываете тысячу рублей, и вас не трогают. Но если вы зарабатываете две тысячи, то платите налог и с первой, и со второй. И людям становится менее выгодно зарабатывать больше», – объясняет Белев. Такое уже было в социальной политике: те, кто начинал хорошо зарабатывать, лишались пособия, вспоминает он. Еще один риск – часть выгоды может достаться работодателям, которые будут пытаться экономить на зарплатах, сокращая их на сумму вычета, считает Саськов.

МВФ и ОЭСР предлагают более сложные варианты реформ. Например, вводить прогрессивный налог на наследство, повышать изъятия из доходов от капитала и других активов. А также учитывать особенности экономики, например для сокращения безработицы среди молодежи – снижать налог на доходы молодых людей, только вышедших на рынок труда.

Но серьезное повышение налоговой нагрузки на капитал повысит и риски его оттока. Рост налогов на инвестиционные доходы снизит инвестиционную активность, считает Саськов, а рост налогов на наследование стимулирует бизнесменов еще чаще оформлять наследство за границей.

Снизить регрессию налоговой системы можно не только с помощью налогов на доходы, напоминает бывший федеральный чиновник, но и, например, НДС. Сейчас действует льготная ставка в 10% на отдельные виды товаров, но она распространяется как на дорогие, так и на дешевые товары, нужно делать ее более адресной. Работать с косвенными налогами (НДС и акцизами) призывал и Всемирный банк – они регрессивны и потому ведут к некоторому росту неравенства. Но государство действует пока с точностью наоборот – повысило общую ставку НДС с 2019 г., ударив по наименее обеспеченным, и сохранило пониженную ставку для всех льготных товаров, независимо от их цены.

Серьезные изменения налоговой шкалы, которые охватят широкие слои населения, могут  создать и политические риски. Такие налоговые реформы поддерживаются большинством населения, только если выигрывают люди со средними доходами, выяснили Феликс Бирбрауэр из Кельнского университета, Пьер Бойер из Политехнической школы и Андреас Пейчл из Мюнхенского университета, проанализировав 394 реформы, проведенные с 2000 г. в 33 странах ОЭСР. 

Помощь по адресу

Многие экономические исследования свидетельствуют о большей пользе прямых выплат для борьбы с бедностью, нежели налоговых послаблений. Так, профессор Гарварда и автор классического учебника по макроэкономике Грегори Мэнкью, защищая этот тезис, объяснял, что, например, снижение подоходного налога ничем не поможет людям, которые теряют работу. Нужна адресная поддержка малоимущих, в первую очередь семьей с детьми, отмечает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова. Необходимо сделать социальную помощь адресной и рассчитывать ее по домохозяйству, говорил премьер-министр Михаил Мишустин вскоре после своего назначения: можно определить федеральную формулу бедности, затем рассчитать ее для каждого региона, а потом довести помощь до конечного потребителя через социальные контракты.

«Cоздание более справедливой и адресной системы социальной поддержки <…> должно стать приоритетом уже краткосрочной повестки», – говорится в докладе «Общество и пандемия», выпущенном под эгидой РАНХиГС. 

«Адресная социальная поддержка» – это такой святой Грааль, который все специалисты по соцполитике ищут, но никак не могут найти, – рассуждает Белев. – Есть много примеров, когда помощь получают не те, кто в ней нуждается, а те, кто хорошо разбирается в системе соцподдержки и умеет ею пользоваться. В этом плане нужно лучше контролировать базы данных, и цифровизация социальной сферы, думаю, поможет эту проблему решить».

Что делают другие страны

До коронакризиса страны ОЭСР в основном снижали налоговую нагрузку на доходы людей. Большинство предпочитали уменьшать общую ставку или налог для людей с низкими и средними доходами, например, так поступили Исландия, Греция, Франция. Некоторые страны снизили налоги и для богатых, например Нидерланды и Швеция. Стало меньше стран, повышавших верхнюю границу ставок, хотя были и исключения – например, Турция и Чили увеличили максимальный подоходный налог до 40%.

Но кризис может кардинально изменить стратегию правительств. О необходимости повышать максимальные ставки подоходного налога, а также увеличивать налоги на имущество и богатство, использовать разные «солидарные надбавки» писали эксперты Международного валютного фонда и Всемирного банка. Обсуждается серьезное повышение налога с доходов от продажи активов в Великобритании.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.