Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 5 мин
Обновлено:

Депутатам Госдумы предложено заняться абсурдным делом

Группа поддержки Ивана Сафронова направила обращение ко всем депутатам

Инициативная группа в поддержку бывшего журналиста газет «Коммерсантъ» и «Ведомости», советника гендиректора госкорпорации «Роскосмос» Ивана Сафронова направила сегодня именные обращения каждому депутату Госдумы – с просьбой обратить внимание на его дело.

«Группа рассчитывает, что депутаты подумают, как пересмотреть и конкретизировать 275 статью УК, чтобы такие натянутые дела, как дело Сафронова, никогда не повторялись. И используют свои возможности «представительной власти», чтобы донести информацию об абсурдности дела – и многих других таких дел – до первых лиц государства», – заявил VTimes член инициативной группы Максим Иванов: законотворчество – ответственность именно парламентариев.

Член инициативной группы Максим Иванов:

– Депутаты по щелчку сделали в свое время статьи Уголовного кодекса о госизмене резиновыми, а теперь легко закрывают глаза на результаты своей работы. Понятно, что неспроста. Не каждый депутат или сенатор захочет связываться с ФСБ – я помню, как все боялись комментировать дело арестованной (а потом отпущенной) домохозяйки Светланы Давыдовой. Пора бы более внимательно посмотреть на правоприменительную практику. Статья 275 Уголовного кодекса больше вредит конкретным гражданам, чем помогает обеспечивать абстрактную государственную безопасность.

К обращению приложены созданные партией «Яблоко» открытки в поддержку Сафронова и всех политзаключенных. Иванов объяснил, что формат подачи личных обращений к каждому из депутатов выбран из-за того, что все госорганы закрыты от посетителей. По закону ответ на обращения должен прийти в течение 30 дней с момента их регистрации.

Позже аналогичные обращения будут направлены членам Совета Федерации и руководству администрации президента.

Журналист Иван Сафронов, с мая 2020 г. – советник гендиректора «Роскосмоса», был задержан 7 июля и с того дня содержится в сизо «Лефортово». Сафронову предъявлено обвинение по статье 275 Уголовного кодекса (государственная измена), которая предполагает лишение свободы на срок до 20 лет. По версии ФСБ, Сафронов был завербован чешской спецслужбой в 2012 г. для сбора и передачи информации о военно-техническом сотрудничестве России со странами Африки, а также о деятельности Вооруженных сил России на Ближнем Востоке. Сафронов вину отрицает и связывает свое преследование с журналистскими материалами.

Защита журналиста подчеркивает, что с момента ареста следствие не представило общественности никаких доказательств вины Сафронова.

Что за 275-я статья?

Стоит пояснить, что есть статья 283 «Разглашение государственной тайны», в ней поясняется, что разгласить ее может любой человек, не только ее носитель. Есть также статья 276 «Шпионаж», под нее попадают граждане других стран.

Статья 275 определяет госизмену как шпионаж, а также выдачу гостайны иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям. Также госизменой считается оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации. Измена характеризуется некой регулярной налаженной деятельностью.

Глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков:

– Статья стала считаться резиновой после внесенных в нее в ноябре 2012 г. изменений. В ней появились международные организации наравне с иностранными государствами. Когда ее принимали в нынешнем виде, юристы грустно шутили, что жалобы в ЕСПЧ могут быть расценены как госизмена, если власти сочтут, что изложенная в ней информация под это попадает, потому что ЕСПЧ – международная организация.

Такие поправки их авторы объясняли тем, что иностранные спецслужбы якобы активно используют в России неправительственные организации: тогда же началась атака на НКО – иностранных агентов.

До 2012 г. под госизменой понималось содействие иностранным государствам или организациям «в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности» России. По этой статье привлекались в основном лица с допуском к гостайне. Кроме того, тогда из статьи убрали формулировку «в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности».

Глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков:

– Теперь целью должна быть не враждебная деятельность в ущерб внешней безопасности, а просто деятельность, направленная против безопасности. Грубо говоря, любая деятельность, даже дружественная, если направлена против безопасности. И не против внешней безопасности, а против любой – например, внутренней продовольственной безопасности РФ.

Правительство в своем отзыве на законопроект писало, что наличие формулировки о «враждебной деятельности» осложняло следственные действия: защита часто использовала ссылку на недоказанность факта проведения именно враждебной деятельности. Теперь же делать это не обязательно. Как показывает практика, даже умысел следствие не всегда усматривает. В 2018 г. были задержаны супруги из Калининграда Антонина Зимина и Константин Антоновец: они в 2015 г. отправили свои свадебные фотографии заграничным друзьям, а один из гостей оказался оперативником ФСБ. Следствие утверждает, что это способствовало раскрытию личности сотрудника ФСБ и, следовательно, супруги совершили госизмену. Дело продолжается до сих пор.

Ст. 275 УК предусматривает срок от 12 до 20 лет лишения свободы.

Кто оказался под прицелом

Как писала «Медиазона» со ссылкой на данные Верховного суда, число приговоров по статьям, связанным с деятельностью контрразведки, за последние 10 лет выросло более чем в пять раз. В прошлом году по составам статей 275, 276 и 283 вынесли более 60 приговоров, в 2016 г. – более 40, тогда как в 2009–2011 гг. их было от 10 до 20 в год.
Правозащитники неоднократно отмечали, что формулировка статьи позволяет привлечь к ответственности практически любого человека – ведь консультированием представителей иностранного государства (посольства, например) или организаций занимаются многие эксперты и журналисты.

Как ранее писал в колонке для VTimes управляющий партнер адвокатского бюро КИАП Андрей Корельский, закон не раскрывает содержание понятия «консультационная или иная помощь»: все зависит от того, как их истолкуют правоохранительные органы и суд. Например, в зоне опасности могут быть сотрудники инжиниринговой компании, если она без разрешения российских властей укажет иностранным разработчикам на возможность усовершенствовать оборудование, используемое в военных целях.  При этом человек может быть осужден за госизмену, даже если передача им сведений иностранному лицу не причинила России никакого урона.

Адвокат «Правозащиты Открытки» Олег Елисеев отмечает, что состав преступления в статье сформулирован так, что под него попадает любой контакт любого гражданина России с иностранцем.

Адвокат «Правозащиты Открытки» Олег Елисеев:

– Пример: журналист пишет статью, и ему стали известны некие сведения. У него нет возможности проверить их на секретность: ведь список засекреченных данных сам засекречен. Нельзя быть уверенным, что твой собеседник не представляет какую-нибудь международную организацию. Нередко под статью 275 попадают ученые, которые для своей работы должны публиковаться в международных изданиях. Выходит, статью 275 можно натянуть на любого из нас, законопослушный гражданин не имеет шанса гарантировать себе, что он не попадет под действие закона.

Эксперт согласен с тем, что статью 275 необходимо конкретизировать, и допускает, что она может быть объединена со статьей о гостайне.

Адвокат «Правозащиты Открытки» Олег Елисеев:

– Наличие в законе фразы «консультативная помощь» размывает статью и количество дел по ней. Одно дело, если человек отвечает за тайну, доверенную ему по работе и разглашенную им, это должно быть наказуемо, но, как мы видим в последнее время, привлекаются те, кто не давал согласия на работу с тайной.

Сложности в суде

Основная претензия к делу Сафронова – секретность и отсутствие каких-либо данных со стороны следствия.

Адвокат Сафронова из «Команды 29» Иван Павлов:

– ФСБ предоставляет суду доказательства, которые не предъявляют нам, невозможно оценить их достоверность и логические выводы. Иван ходатайствовал о предъявлении ему сообщений или писем, в которых он якобы что-то разгласил, однако следователь отказался ознакомить защиту с этими сведениями.

Ряд общественных организаций и коллег Сафронова писали обращения в госорганы с требованием рассекретить процесс.

Глава СПЧ Валерий Фадеев:

– Конечно, обвинение каким-то образом должно предъявить это обществу – не раскрывая тайны следствия и своих оперативных разработок. Но они должны что-то предъявить, чтобы общество поняло, в чем дело, хотя бы без деталей.

Важно отметить, что судьи, которые рассматривают дела, связанные с гостайной, имеют соответствующий доступ, который выдает сама ФСБ. При проведении следственных действий ФСБ в рамках расследования может проводить экспертизы, которые по итогу выполняются также аффилированными с силовиками структурами. Защита аналогичной возможности практически не имеет.

Адвокат «Правозащиты Открытки» Олег Елисеев:

– Мы знакомимся с материалами следствия, но есть проблема: мы не имеем права копировать сведения, делать выписки. Если мы хотим направить материалы эксперту, это возможно только с согласия следователя, что затрудняет работу. Опровергнуть обвинение из-за секретности дела гораздо сложнее.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.