Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 3 мин

О новом Госсовете и новой конфигурации власти

Владимир Путин сможет по-царски отойти от утомительного ежедневного руководства

Владимир Путин направил в Госдуму законопроект о Госсовете и назначил трех январских еще сопредседателей рабочей группы по поправкам в Конституцию – Талию Хабриеву, Андрея Клишаса и Павла Крашенинникова – своими представителями при его рассмотрении. Замечу, что их всех, а также Дмитрия Медведева, бывшего председателя правительства, а ныне зампреда другого конституционного органа, Совета безопасности, прочат в преемники Валерия Зорькина на посту председателя Конституционного суда. Законопроект открыл второй пакет поправок в законодательсво в связи с принятием новой Конституции, он конституирует новый государственный орган и олицетворяет заявленную «единую систему публичной власти».

С момента объявления конституционной реформы в январе, и даже раньше, когда только обсуждались варианты сохранения власти в руках Владимира Путина по завершении его последнего, как тогда считалось, президентского срока в 2024 г., именно Госсовет, а точнее, председательство в нем и одновременно в Совбезе, рассматривались как наиболее подходящие опции. Но в марте, когда была принята поправка об аннулировании предыдущих президентских сроков, сценарий с Госсоветом перестал быть и основным, и наиболее обсуждаемым.

Ожидания относительно ключевой роли Госсовета в готовящейся и отчасти уже осуществляемой трансформации политической системы, основаны далеко не только на слухах.

Во-первых, т. н. расширенные заседания президиума Госсовета, представляющие собой по составу примерно то, что описано в новом законопроекте, а именно сбор всего руководства правительства и администрации президента вместе со значительным числом губернаторов, профильными руководителями комитетов Госдумы и статусными экспертами, проводятся регулярно – с ноября 2018 г. Последнее такое заседание прошло в режиме видеоконференции 28 сентября.

Во-вторых, одним из двух главных центров оперативного управления и контроля за ситуацией с пандемией ковида, наряду с координационным комитетом и оперативным штабом в правительстве, стала рабочая группа Госсовета во главе с московским мэром Сергеем Собяниным.

В-третьих, управление по обеспечению деятельности Госсовета, которое было существенно расширено летом 2018 г., получило функции не только работы с экспертами и социологическими опросам, но даже проведения губернаторских выборов и стало теперь одним из наиболее влиятельных в Кремле. Глава управления – Александр Харичев, человек, наиболее близкий к первому замруководителя администрации президента Сергею Кириенко. Секретарем Госсовета много лет работает доверенный помощник Владимира Путина Игорь Левитин, бывший некогда министром транспорта и знакомый с президентом, как утверждают, еще по полукриминальному бизнесу в Петербурге.

Долгожданный законопроект о Госсовете не добавил ясности в отношении планов Владимира Путина и трансформации политической системы. Скорее, наоборот. Вместо декларируемой институционализации он, скорее, ведет к обратному. Существующий порядок формирования и функционирования президиума Госсовета – а важен, скорее, этот рабочий орган, а не большой церемониальный, – четко определяет состав президиума (по одному губернатору от каждого федерального округа), и регламентирует его работу, включая проведение ежемесячных заседаний. По новому законопроекту, состав самого Госсовета существенно, и, главное, неопределенно, расширяется, поскольку помимо «представителей политических партий, имеющих фракции в Госдуме, и представителей местного самоуправления», президент вправе в него включить «иных лиц», а по поводу президиума сказано только, что его персональный состав определяется президентом. Иными словами, вместо того, чтобы добавить ясности, законопроект, наоборот, ее убавляет, расширяя свободу действий президента.

Президент вправе создавать комиссии, рабочие группы, а также «иные» рабочие органы Госсовета. Причем в комиссии, создаваемые по направлениям деятельности Госсовета, могут входить и не входящие в Госсовет лица. Секретарь Госсовета назначается из числа его членов, но поскольку президент вправе назначать в Госсовет кого он захочет, то и секретарем может быть тот, кого захочет президент. А поскольку в состав Госсовета входят и председатель правительства, и председатели обеих палат парламента, место этого органа оказывается над главными органами как исполнительной, так и представительной власти.

Одним из важных следствий принятия нового федерального конституционного закона, о котором было сказано в процессе обсуждения законопроекта, станет возможность назначения членов федерального правительства главами регионов или федеральных территорий – еще одной новации Конституции, закон о которых пока не предъявлен. Если совмещение постов губернатора и члена правительства – скорее статусная опция для пары-тройки наиболее влиятельных региональных глав вроде татарстанского Рустама Минниханова, то прямое руководство членами правительства федеральными территориями, – вариант вполне осуществимый. Пока, однако, нет ясности, каков характер и размер этих будущих особо значимых для Москвы экстерриториальных кусков, – будут ли они, условно говоря, как Сколково, или большими территориями нового освоения, например в Арктике.

Очень многое будет зависеть и от того, кого Владимир Путин включит в состав президиума Госсовета, и от того, кого назначит его секретарем. О Госсовете если сейчас говорят, то скорее уничижительно, подчеркивая, что он не может отщипнуть от функционала других институтов, описанных в Конституции. Ему и не нужно, – Госсовет претендует на то, чтобы стать коллективным телом президента. Свои полномочия ему попользоваться будет давать президент, сохраняя за собой право вмешаться в любой момент. В каком-то смысле такая модель управления уже обкатывается – начиная с марта.

Окончательной ясности по поводу того, как трансформация режима будет выглядеть дальше и в институциональном, и в персональном плане, еще нет, поэтому пока новый закон лишь обеспечивает Владимиру Путину максимальную свободу рук. Можно, к примеру, себе представить, что Кремль – в парадигме прежней заготовки с осуществлением Владимиром Путиным верховной власти через председательство в силовом Совбезе и гражданском президиуме Госсовета – видит два эти совета двумя головами российского орла. Только теперь Путин, не уйдя с поста президента, а сохранив его и отойдя только от утомительного ежедневного руководства, становится царем и будет державной короной над этими двумя головами.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.