Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

МГУ закрывает мировую культуру

Институт, основанный Вячеславом Ивановым, может прекратить существование

Умение продать себя становится залогом выживания научных школ, что показала ситуация с Институтом мировой культуры (ИМК) МГУ им. М. В. Ломоносова. Сегодня он находится под угрозой закрытия, а попытки придать этому гласность вызывают ответный вопрос: способны ли сегодня капсульные научные подразделения находить ресурсы для развития без поддержки вуза-донора?

Иеротопию, науку о создании сакральных пространств, придумал и 20 лет продвигает на базе ИМК заведующий отделом древностей Алексей Лидов. Именно он сообщил в социальных сетях, что институту грозит ликвидация. Коллеги его занимаются столь же узкоспециализированными исследованиями типа этнолингвистики – изучением мертвых и умирающих языков как культурного достояния.

Тридцать лет назад плеяду перспективных ученых объединил под крышей МГУ выдающийся лингвист и семиотик Вячеслав Всеволодович Иванов. Он возглавлял ИМК почти все эти 30 лет, вплоть до ухода из жизни в 2017 г. В те времена, когда сама семиотика считалась инновацией, Иванов был одним из основателей московско-тартусской семиотической школы вместе с Юрием Лотманом (выдающимся литературоведом и культурологом) и Борисом Успенским (выдающимся лингвистом и историком культуры), у ИМК было свое издание – «Антропология культуры». Оно издавалось до тех пор, пока МГУ не прекратил выделять на это деньги.

У института три года нет директора, а теперь появилась перспектива расформирования. К октябрю штат сократился вдвое: 10 совместителям не продлили контракты, а еще трое ждут утверждения результатов весеннего конкурса. ИМК не ведет преподавательскую деятельность, не наращивает индекс цитируемости в РИНЦ, не обеспечивает МГУ весомыми грантами, не особо способствует укреплению позиций вуза в международных рейтингах. Камерные структурные подразделения в вузовском мире – первые кандидаты на оптимизацию. О существовании Института мировой культуры МГУ общественность узнала только в предсмертной его ситуации.

Недостаток коммуникации

С просьбой присвоить ИМК имя Вячеслава Иванова сотрудники обратились к ректору Виктору Садовничему неделю назад. В коллективном письме они также просят не закрывать ИМК, назначить директора и перезаключить контракты с уволенными совместителями.

Алексей Лидов:

– Мы не приносим денег университету. Раньше обращались с просьбой создать при институте международную аспирантуру, поскольку у нас уникальные специалисты, но проректор по финансовой части ответил, что в уставе ИМК этого не записано. Что нам остается? Податься на кафедры, на факультет? А кому там нужен сложившийся институт со своей спецификой? Если им достанутся ставки недобитых людей, их просто разберут.

На должность нового директора коллектив предлагал две кандидатуры, ни одна не была утверждена. Претенденты сомневаются, что процедура выдвижения вообще имела место.

Заместитель директора Института славяноведения РАН Федор Успенский, сын Бориса Успенского:

– Три года назад мне предложили стать директором ИМК. Подкупило, что меня выдвинул коллектив. На каком-то этапе выяснилось, что я не единственный кандидат и что коллектив таким же образом предложил кандидатуру Николая Николаевича Казанского (академик РАН, 68 лет, живет и работает в Петербурге. – VTimes), которого я очень хорошо знаю. И все это на уровне телефонных разговоров. Боюсь, моя кандидатура так и осталась в головах сотрудников, потому что формального выдвижения, видимо, не было. На днях позвонили с вопросом, можно ли заявить меня как директора в коллективном письме. Я при всем уважении отказался.

Алексей Лидов объясняет, что встретиться с ректором ему сложнее, чем с президентом России Владимиром Путиным, и что курирующий проректор Андрей Федянин исключает заботу о судьбе ИМК из своих компетенций. Ученый объясняет, что интерес ректора МГУ к ИМК невелик, потому что еще в начале нулевых годов у него испортились отношения с Вячеславом Ивановым.

Алексей Лидов:

– Виктор Садовничий создал ИМК под Иванова в те годы, когда Вячеслав Всеволодович был суперзвездой, не только академической, но и политической. Он был депутатом Верховного совета первого созыва и членом Межрегиональной депутатской группы Сахарова, был лично знаком с Ельциным и имел его высочайшее покровительство. Для Садовничего в начале 1990-х гг. это была политически важная фигура. Ситуация радикально поменялась в путинскую эпоху, когда Иванов перешел в оппозицию и начал жестко критиковать власть. Последние годы он жил в Лос-Анджелесе. Но все бумаги наши он подписывал, к тому же периодически приезжал в Россию и развивал бурную деятельность.

За рубежом Вячеслав Иванов активно работал по совместительству, как теперь говорят, на удаленке, он дистанционно возглавлял в России не одну, а несколько школ в разных вузах, например Русскую антропологическую школу в РГГУ, незаметно растворившуюся в факультетских структурах два года назад.

«Проблема в том, что мы не пиарились»

Триггером ректорского внимания к ИМК стала реформа МГУ, заявленная еще в апреле. Согласно плану 42 факультета университета предстояло объединить «вокруг прорывных направлений» в 14 научных школ, для укрупнения специальностей и для борьбы с дублированием программ подготовки.

Междисциплинарность всегда была спецификой ИМК, но в классическом университете ей недостало места. Не нашлось и ставок совместителям. Это известные ученые – Татьяна Бородай, Пиама Гайденко, Наталья Злыднева, Владимир Кляус, Светлана Лучицкая, Мария Завьялова, Александр Марков, Моника Спивак, Михаил Даниэль. Основные места их работы – тот же МГУ, институты РАН, Высшая школа экономики, РГГУ, ГМИИ им. А.С. Пушкина. Они не высказывали публичного недовольства, так что общественный резонанс был минимален.

Заместитель председателя профсоюза «Университетская солидарность» в Высшей школе экономики Илья Гурьянов:

– Судя по документам, которые были переданы нам уволенными сотрудниками ИМК, трудовое законодательство нарушено не было, поскольку у десяти из них (это 40% штата) срок трудового договора уже истек, а вуз вправе его не продлевать. Еще три сотрудника прошли конкурс, но результаты не были утверждены, что дает им повод обратиться в суд.

В майском указе президента в национальном проекте «Образование» предлагалось средние зарплаты университетских работников довести до 200% от зарплат по региону. Минобрнауки комментировало, что сотрудников с неполной нагрузкой быть не должно. Но руководители вузов, чтобы не портить отчетность по целевым показателям, зачастую переводят сотрудников на долю ставки. Это вынуждает искать подработку на стороне.

Илья Гурьянов:

– В силу возраста и статуса это не те люди, которые должны что-то просить и доказывать. Им есть где самореализоваться. Они знают себе цену. Но даже если они не хотят возвращаться в ИМК, это не повод закрывать институт. Ставки необходимо сохранить, объявить на них конкурс, назначить директора, определить рабочие задачи и, исходя из этого, сформировать новую команду, набрать молодых исследователей и не начинать с нуля, а развивать наработки института, академическую преемственность, продолжать традиции, заложенные отечественными гуманитариями с мировыми именами.

В сферу компетенций научных работников сегодня должны входить навыки самопрезентации, этого требует система отчетности: НИОКРы, индекс цитирования, аффилиация статей – все учитывается в эффективном контракте и при распределении субсидий. «Проблема в том, что люди занимались наукой, но совершенно не занимались пиаром», – уверен Андрей Лидов.

Бывший сотрудник ИМК, доктор филологических наук Моника Спивак:

– Уметь себя подать – это для всех ученых сейчас актуально. Лишь для какого-то сумасшедшего гениального математика Перельмана это может быть не важно. Вопрос в том, насколько твои отчеты удовлетворяют даже не начальство вуза, а некую счетную палату. Индексы цитирования были придуманы для математических наук и не очень работают в гуманитарных знаниях. Требуется определенное количество статей, что не отражает реального веса и авторитета специалиста в гуманитарной области. В ВШЭ, например, действует система прямого стимулирования – ты пишешь статью в рецензируемый журнал и получаешь больше денег. В этом есть своя логика, хотя и очень ненаучная. Но это работает.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.