Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Эксклюзив
Время прочтения: 2 мин
Обновлено:

Сечин хочет торговать квотами из сделки ОПЕК+

«Роснефть» могла бы платить другим нефтяникам, чтобы они снижали добычу вместо нее

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин предложил изменить правило пропорционального сокращения добычи для российских нефтяных компаний в рамках сделки ОПЕК+, рассказали VTimes два человека, близких к правительству и человек, близкий к администрации президента. Свои предложения Сечин изложил в письме президенту Владимиру Путину, говорит один из них. Оно было направлено еще весной, добавляют два собеседника. VTimes направила запрос представителю президента Дмитрию Пескову. 

Нефтяная пропорция

В апреле, спустя месяц после обвала цен на нефть из-за пандемиии, Россия вернулась в сделку ОПЕК+. Условия оказались беспрецедентными. В мае – июне страна должна была сократить добычу на 19% к февралю, с июля (позднее срок был сдвинут на август) – сократить разрыв примерно до 14% и затем постепенно наращивать добычу до мая 2022 г. Впервые Россия заключила сделку с ОПЕК+ в конце 2016 г., а затем продлевала ее действие. Но добыча снизилась только в 2017 г. на символические 0,1%, а затем росла. По итогам 2020 г. она может упасть на 10% до 510 млн т, говорил министр энергетики Александр Новак. 

Российские компании сократят производство пропорционально своей добыче, объявил Новак после заключения сделки ОПЕК+. Основной удар должна была принять «Роснефть», которая добывает 40% российской нефти.

Чтобы смягчить удар для компании, Сечин предлагал разрешить нефтяникам продавать свои квоты (обязательства по снижению производства), говорят все источники VTimes. У некоторых независимых компаний добыча и так падает, и «Роснефть» могла бы покупать у них дополнительные выбывшие объемы, сохраняя собственную добычу, объясняют они логику идеи. Как должна формироваться цена на квоты, собседники не говорят. 

Одновременно Сечин предложил присвоить «Роснефти» статус оператора квот, чтобы она могла управлять распределением объемов. Представитель «Роснефти» отказался от комментариев.

Предложение руководителя «Роснефти» пока не поддержано, следует из статистики ЦДУ ТЭК: в мае – июле госкомпания сократила добычу примерно на 19% к уровню февраля, а с августа снизила разрыв до предусмотренных сделкой 14%. Так же поступили «Лукойл», «Татнефть», «Сургутнефтегаз», компании Михаила Гуцериева и др.

Минэнерго выступило против предложения Сечина: торговлю квотами слишком сложно организовать, говорит один из собеседников VTimes. Для этого пришлось бы создать специальную нормативную базу, решить организационные моменты с распределением квот. Формально Минэнерго не может влиять на частные компании. Сделка с ОПЕК+ «пацанская»: в ней нет обязательств, и нет «квот» как товара, который можно продать, нефтяники сокращают добычу на добровольной основе.

VTimes направили запросы в Минэнерго и аппарат профильного вице-премьера Юрия Борисова.

Золотое сечение

Из-за сделки ОПЕК+ у «Роснефти» возникли проблемы с поставками сырья на внутренний рынок и экспорт, об этом она уведомила Минэнерго, сообщило Reuters в мае. «Роснефть» это опровергала. Компания строго выполнит все свои обязательства по заключенным контрактам на поставку нефти и нефтепродуктов перед российскими и международными контрагентами, заявляла «Роснефть». 

В мае – июле она должна была сократить суточную добычу нефти примерно на 117 000 т, это сопоставимо с квотами крупнейших частных компаний: «Лукойла» (42 000 т/с), «Сургутнефтегаза» (31 000), активов Михаила Гуцериева (7900 т), следует из данных ЦДУ ТЭК.

Естественным образом добыча падает в основном у мелких независимых компаний и покупка этих квот была бы почти незаметна для «Роснефти», считает гендиректор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих компаний (Ассонефть) Елена Корзун. При текущих ценах около $40 за баррель и слабом рубле добыча у крупных игроков падать не должна, подтверждает cтарший директор  Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. 

Корзун считает идею Сечина слишком сложной в исполнении и малоэффективной. Кроме того, у «Роснефти» неминуемо возникнет конфликт интересов, если она станет оператором распределения квот, добавляет она.

И сделка ОПЕК+, и договоренности российского правительства с нефтяными компаниями носят понятийный характер, не ясно, зачем его нужно формализовать, говорит заместитель директора по энергетическому направлению Интитута энрегетики и финансов Алексей Белогорьев. По его словам, все и так работает: в России нефтяная отрасль устроена как развитая олигополия с сильным присутствием государства и частный бизнес всегда прислушивается к мнению правительства.

Статья изменена, редакция приносит извинения.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.