Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 2 мин
Обновлено:

Новая вирусная нормальность экономики

Более 100 экспертов пытались поставить диагноз коронакризису

Кризис, вызванный пандемией коронавируса, не похож ни на один прошлый кризис. Он не просто затормозит рост экономики, но и поменяет жизнь людей. Как именно – попытались ответить авторы исследования «Общество и пандемия. Опыт и уроки борьбы с COVID-19 в России», выпущенного под эгидой РАНХиГС.

Новая нормальность

К коронакризису мировая экономика подошла плохо подготовленной, говорится в исследовании. И развитые, и многие развивающиеся страны оказались в «ловушке ликвидности» – их возможности стимулировать экономику традиционными монетарными методами были или исчерпаны, или сильно ограничены. Казавшиеся еще несколько лет назад неортодоксальными меры денежно-кредитной политики – выкуп активов центробанками, отрицательные процентные ставки – бывший председатель ФРС Бен Бернанке назвал «новой нормальностью».

Фискальные власти тоже были стеснены в средствах. За время кризиса 2007–2009 гг. корпоративный сектор и государства накопили большие долги. И сейчас долговые риски бизнеса выросли, а возможности властей и дальше наращивать расходы для реабилитации экономики после коронакризиса ограничены. В 2020 г. мировой госдолг достигнет рекордных 100% мирового ВВП, заявила директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева.

Квантовый скачок

Главная проблема кризиса связана даже не с обвалом мировой экономики. В отличие от кризиса 2007–2009 гг. это не одномоментное падение, а импульс, который приведет к «квантовому скачку» в социальной и экономической системах всего мира, пишут авторы исследования. И возврат в прежнее состояние будет уже невозможен. 

В ближайшие годы человечеству придется столкнуться с несколькими вызовами

Технологический сдвиг

Он произойдет во всех сферах, и самый очевидный пример – рост безналичных платежей.

Структурное изменение мировой торговли

  • Деглобализация будет только усиливаться. И не только в сфере торговли: из-за роста безработицы и нагрузки на социальную систему будет сворачиваться международная миграция, в том числе трудовая. Пандемия крайне негативно сказывается на экономической глобализации, указывал профессор Гарварда и один из ведущих исследователей глобализации Ден Родрик: об этом свидетельствуют отток капитала с развивающихся рынков, сокращение мировой торговли, в том числе из-за уже не столь явной экспортной ориентации китайской экономики.
  • Изменение ценовых и структурных пропорций. Изменение потребительского поведения приведет к тому, что компаниям придется менять производство, некоторые отрасли ждет радикальная реструктуризация или они могут даже просто исчезнуть.

 Социально-культурные изменения

Эти изменения будут самыми тяжелыми и труднопредсказуемыми. Но именно они станут оказывать наиболее сильное влияние на все сферы жизни. Как себя поведут отдельные люди и общество, когда будут сняты ограничения на свободу передвижения, совершенно не ясно, но эти изменения могут иметь не только социальные, но и политические последствия.

Коронакризис привел к тому, что реальность оказалась в ситуации «шока от настоящего», а не «шока от будущего». Новая нормальность – это мир нестабильности, неопределенности, сложности и неоднозначности.

Что делать?

  • Обеспечить предсказуемость политики и поддерживать ранее начатые инвестиционные проекты, в том числе за счет резервов фонда национального благосостояния и госгарантий для частного бизнеса. Совет наращивать госинвестиции давали аналитики МВФ: неожиданное увеличение госинвестиций на 1% ВВП может увеличить выпуск на 0,25–0,5% в первый год, а в следующие годы эффект будет даже больше. Влияние на занятость – создание от 20 млн до 33 млн рабочих мест. В России, правда, мультипликативный эффект ниже, писала экономист Марианна Белова из Финансового университета, ссылаясь на данные Минэкономразвития. Увеличение инвестиций в инфраструктуру на 1% ВВП в первый год дает прирост производства на 0,25% и только через четыре года – на 0,5%.
  • Поддерживать бедные слои населения и безработных. По оценкам Всемирного банка, к началу июня пандемия привела к глобальной потере 4,3 млн лет жизни (непрожитых лет погибших от коронавируса) и 68,2 млн дополнительных лет бедности. Расчеты проводились для 150 стран (бедными признавались люди с доходом в $1,9 в день).

В России от кризиса пока сильнее всего страдает средний класс. По расчетам экспертов Высшей школы экономики, кризис привел к тому, что 6,1% работающих людей, относящихся к среднему классу, перешли в категорию бедных.

  • Оценить ошибки госуправления, которые власти совершили в кризис. Например, насколько целесообразным был пропускной режим и всеобщая самоизоляция, почему не удалось оперативно эвакуировать застрявших за рубежом людей, изучить регулирование штрафов за нарушение ограничений.

 Экономисты ставят несколько задач правительству – развивать цифровые сервисы, проводить дебюрократизацию и усиливать межведомственное взаимодействие.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.