Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 3 мин

Катастрофа на Камчатке может быть реакцией природы на действия человека

Greenpeace опубликовала первые результаты своих проб с Камчатки

Российское отделение Greenpeace опубликовало первые результаты исследования своих проб с Камчатки, где в сентябре произошла экологическая катастрофа — массово погибли придонные животные, а серферы жаловались на самочувствие.

В пробах морской и речной воды, а также организмах моллюсков и крабов обнаружены компоненты нефтяных фракций, жирные кислоты и эфиры, хлорсодержащие и некоторые другие соединения, сообщает Greenpeace. О превышении предельно допустимой концентрации нефтепродуктов и фенолов сразу говорили и местные лаборатории. Но разлив нефти не мог вызвать гибели донных животных, указывали эксперты: от нефтяной пленки страдают птицы и близкие к поверхности организмы.

Кроме того, в воде обнаружен диаллилсульфид, который может входить в том числе состав биопестицидов, пишет Greenpeace, а также соединения группы терпенов, производные жирных кислот и гексаэтиленгликоля.

Пестициды могли попасть в океан с Козельского полигона ядохимикатов, подозревали экологи. Но анализы Greenpeace не вполне подтверждают такую версию, поскольку, например, не выявлен ДДТ и вообще наличие цианидов и хлорорганических пестицидов. Исследования проб на компоненты ракетного топлива (гептила) пока не завершены.

В пробах также установлено присутствие некоторых металлов, в том числе соединений ртути, бора, ванадия, селена на уровне предельно допустимой концентрации. «Понятно, что вода там грязная. Но сказать, что произошло, пока нельзя, и, возможно, однозначного научно подтвержденного ответа мы так и не получим»,— сказал VTimes директор программ Greenpeace Иван Блоков.

Ни одно из установленных в пробах госорганов или Greenpeace соединений само по себе или в выявленных концентрациях не могло вызвать наблюдаемые серьезные последствия, констатирует организация. Экологи оставляют в работе обе группы версий:

  • техногенные — попадание в воду пестицидов (в том числе с Козельского полигона), ракетного топлива или окислителя, сброс вредных веществ с судов, воздействие захороненных на дне океана вредных веществ;
  • природные — массовое цветение токсичных водорослей, вызвавшее так называемый «красный прилив»; вулканическая и геотермическая активность.

В пробах воды были обнаружены микроводоросли — динофлагелляты, рассказал VTimes старший научный сотрудник лаборатории экологии Института океанологии РАН Филипп Сапожников. Их массивное цветение в прибрежной зоне подтверждается наблюдением повышенной концентрации пигментов (фотосинтетических и сопутствующих) на спутниковых снимках. Выделяемые ими токсины вполне могли повлиять на серферов — но не на донных беспозвоночных, поскольку эти токсины в гораздо больше степени воздействуют на теплокровных, рассказывает он. Морские беспозвоночные могут накапливать токсины в тканях, и становятся опасными для человека, употребившего их в пищу, но сами при этом страдают незначительно.

Придонные и донные организмы могли умереть от недостатка кислорода — это «каскадный замор», когда в процессе цветения одни виды доминирующих водорослей сменяют другие, а прежние доминанты отмирают и выпадают на дно в виде хлопьев, покрытых бактериями (так называемый «морской снег»), рассказал Сапожников. Эти бактерии потребляют кислород. В результате донная фауна задыхается, умирает и ее тоже поедают бактерии — вторая ступень каскада замора. Третья ступень — когда кислорода в придонной воде становится совсем мало, от гипоксии начинают погибать придонные рыбы и двустворчатые моллюски. Такие заморы происходят на огромной части прибрежной акватории, замечает он.

Умершие от гипоксии организмы в целом выглядят неестественно и могут соответствовать описаниям блогеров, говоривишх, что погибшие осьминоги, моллюски, черви и другие морские животные – скрюченные, как будто вареные, описывает Сапожников.

Но и в этом случае надо ответить на вопрос, что вызвало такой сильный «красный прилив». «Такого масштабного мора придонных организмов из-за «красного прилива» я не видел ни на Камчатке, ни в других местах. Поэтому исключать техногенную составляющую рано», — заявил замдиректора Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН Алексей Озеров, выступая на обсуждении в Общественной палате.

Обычно сильное цветение водорослей связывают с потеплением воды. Но по данным космических наблюдений, значительных повышений температуры за последние месяцы не зафиксировано, замечает Блоков. Сейчас вторая волна цветения водорослей на Камчатке, первая — весной, когда вода нагревается, вторая  — перед осенним похолоданием, продолжает Сапожников. За последние годы глобальное потепление незначительно подняло температуру воды в морях, что могло сказаться на интенсивности размножения водорослей, полагает он.

Для «красного прилива» нужны благоприятные условия — в чистой воде водоросли будут размножаться умеренно, объясняет Сапожников: «Вероятно, мы наблюдаем природный ответ на антропогенное воздействие». По пробам видно, что в воду поступило огромное количество фосфатов, железа, аммония и даже фенолов. Железо и фенолы могут стимулировать рост и размножение  водорослей. Но как именно они попали в воду, до сих пор непонятно — припортовый район, произойти могло многое, добавить загрязнения могло судно, которое сливало балластные воды, что в целом делать запрещено, рассуждает Сапожников. Но балластных вод одного корабля вряд ли хватило бы на 40 км береговой линии. Так что, вполне возможно, что дожди смыли загрязняющие вещества с берега, заключает он.

Исследования, проводившееся на днях научным судном у берегов Камчатки, подтвердило гибель 90-95% донных организмов, заявил Озеров. Проблема очень большая: отравление от Авачинского залива пошло на юг, теперь выброс мертвой придонной фауны фиксируется у мыса Лопатка, констатировал он. На космических снимках у входа в Авачинскую бухту видно пятно диаметром 7-8 км, в котором содержание хлорофилла, по сравнению с обычным для воды океана, меньше на порядок — это совершенно новые данные, подчеркнул Озеров. А если нарушено одно из звеньев природной цепи океана, его место занимает другая группа, например, микроводоросли динофлагелляты. Причиной, по его словам, могли стать стоки из озера Приливное, рядом с которым находится городская свалка Петропавловска-Камчатского.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.