Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Мнение
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Почему премию памяти Нобеля присудили за теорию аукционов

Это самая важная тема в экономической теории последних сорока лет

В 2020 г. Нобелевский комитет по экономике как будто решил ни о чем не думать и ничего не обсуждать. Коллеги отправились в кладовку, где на полке с надписью «классика» хранится несколько папок, в каждой из которых материалы для абсолютно заслуженной премии. Золото экономической науки, которое по разным причинам не пригодилось в последние годы. Фундаментальный вклад, уже не раз оцененный комитетом в прежние годы.

Премия стэнфордским экономистам Полу Милгрому и Бобу Уилсону за «новые результаты в теории аукционов и создание новых форматов аукционов» в точности такая. Нет более важной темы в экономической теории последних сорока лет, чем теория аукционов. Нет темы, с помощью которой проще иллюстрировать практические приложения абстрактной экономической теории, – на аукционах, организованных по правилам, разработанным лауреатами, размещено активов на десятки миллиардов долларов. Нет сомнений, что Милгром и Уилсон – заслуженные лауреаты: их имена были в топе претендентов и двадцать, и десять лет назад. 

Аукцион проводится для того, чтобы что-то продать в ситуации, когда продавец не знает, сколько готовы заплатить за его товар. Если бы он знал, сколько готова заплатить та сторона, которой товар нужнее всего, аукцион был бы не нужен – можно было бы продать товар такому участнику по максимальной цене. Но готовность платить оценить трудно – у участниц есть все стимулы скрывать, сколько они готовы заплатить! И это если участницы знают, сколько они хотят заплатить, а они знают не всегда. Например, сколько готова заплатить фирма, торгующаяся за участок, на котором можно добывать нефть? Эта цена зависит от многих факторов – от неразведанных запасов нефти на участке, от технологий, от будущих цен на рынке нефти. Сколько готова заплатить фирма, торгующаяся за лицензии на радиоспектр, который можно использовать для мобильной связи или телевизионных трансляций?

Одно из первых научных открытий Милгрома – серия моделей, которая позволяет анализировать, как раскрытие информации влияет на результаты аукциона. Например, представьте, что аукционный дом – Sotheby's или Christie's – перед продажей картины узнал что-то от своих экспертов о картине. О чем-то, что серьезно влияет на цену – снижает ее. Нужно раскрывать такую информацию? Модель Милгрома и Роберта Вебера показывает, что продавцу выгодно с самого начала создать такую систему, при которой раскрывается вся известная информация. Если участники аукциона будут подозревать, что продавец что-то скрывает, они будут торговаться слишком осторожно. 

Современная теория аукционов началась с работ Уильяма Викри, получившего Нобелевскую премию в 1996 г., в 1960-е. К началу 1980-х теория аукционов стала центральной темой всей экономической теории. Модель аукциона – это то место, где соединяются две основные модели  понятий экономической науки. Во-первых, модель спроса и предложения – самый первый инструмент любого экономиста. Во-вторых, модель информации и стимулов – поведение экономических субъектов зависит от частной информации, которой они владеют. Милгром и Уилсон внесли большой вклад в теорию одновременно с Эриком Маскиным и Роджером Майерсоном, лауреатами-2007, но знаменитыми их сделала именно практика. 

Главное приложение теории аукционов в 1980-е – 1990-е – это многомиллиардные аукционы Федеральной комиссии по коммуникациям, американского регулятора рынка радиоспектра. В далекие 1960-е нобелевский лауреат – 91 Рональд Коуз предложил создать рынок радиочастот и продавать права на их использование. Милгром и Уилсон стали научными консультантами реального рынка – аукционов, на которых одновременно продавалось множество лицензий, покрывающих определенные частоты и территорию. Нужно было решать самые разные технически задачи, опираясь на соображения, которые вытекали из абстрактных моделей теоретиков.  Как сделать так, чтобы лицензии достались тем, кто сможет их использовать с максимальной прибылью? (Прибыль была не главной задачей продавца.) Как заставить участников делать ставки? (Выгодно придерживать свою ставку, чтобы посмотреть, как и на что ставят другие.) Как избежать сговора или раздела рынка? (Не удалось – на многих аукционах участники успешно сигнализировали друг другу о своем интересе.) 

Уже после того как теория аукционов стала центральной частью экономической теории и принесла миллиарды долларов организаторам аукционов радиоспектра, Милгром и Уилсон продолжали получать новые результаты.

Милгром стал создателем, вместе с целой группой стэнфордцев, крупной практической разработки аукциона нового поколения –«комбинаторного аукциона». В нем участники могут делать ставки не на отдельные лицензии, а на целые пакеты, набор разных лицензий в разных местах, причем набор можно создавать практически произвольно. Иначе – если можно делать ставки только на отдельные лицензии – возникает проблема. Представьте, что для эффективной работы фирме нужен некоторый масштаб – если будет куплено меньше 10 лицензий, то лучше и не входить на рынок. Если бы не было возможности делать ставки на большие пакеты, такая фирма торговалась бы на аукционе чрезвычайно осторожно, опасаясь остаться с девятью лицензиями на руках. Но если делать ставки на пакеты, приходится постоянно следить за тем, чтобы ставки разных участников хорошо сходились друг с другом, – нельзя же продать одну лицензию дважды и все лицензии должны быть проданы. Это сложная техническая задача, которую решает «комбинаторный аукцион».

Боб Уилсон за это время воспитал несколько поколений учеников и, кроме того, стал постепенно автором «доктрины Уилсона»: правила хорошо организованного аукциона не должны опираться на специфические предположения о том, как устроены предпочтения участников. Рассказывая студентам, как решить задачу по теории аукционов, мы обычно предполагаем, что прибыль фирмы-участницы – это случайная величина, имеющая какое-то вероятностное распределение. Сделав такое предположение, можно рассчитать оптимальную стратегию и ожидаемую прибыль. На занятии по экономической теории важно, чтобы задача имела точное, красивое решение – интеграл было легко посчитать, решение было единственным и т. п. Но странно было бы делать те же упрощающие предположения на практике. Доктрина Уилсона состоит как раз в этом – правильно сделанный аукцион должен работать независимо от того, насколько хорошо организаторы могут угадать, сколько готовы заплатить участники.

Интересно, что у Милгрома и Уилсона есть статья, положившая начало совсем другой ветви современной экономической теории – теории репутации. Когда крупная фирма выбирает ценовую политику, выбор влияет не только на прибыль текущего года, но и на то, как себя будут вести конкуренты, старые и новые, в будущем. Ценовая война может снизить прибыль в этом году, но может оказаться выгодной в долгосрочной перспективе – если будущий конкурент, подумав, откажется входить на рынок, опасаясь созданной репутации. Статья Милгрома и Уилсона с двумя другими коллегами открыла целое направление, но об этом, наверное, в другой раз. Сегодня экономическая наука отмечает премию по теории аукционов. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.