Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 4 мин
Обновлено:

Чиновники предлагают бизнесу поделиться прибылью за имущество

У правительства появился новый вариант реформы налога на имущество

Правительство обсуждает два варианта реформы налога на имущество, конструкцию которого чиновники и бизнес не могут определить вот уже много лет. Задача – снизить риски налоговых претензий, избежать роста нагрузки на компании и потерь бюджета – пока оказывается нерешаемой.

Поручение найти приемлемое решение дал первый вице-премьер Андрей Белоусов – об этом говорится в копии протокола совещания в начале сентября, с которым ознакомились VTimеs. Подлинность документа подтвердили федеральный чиновник и два человека, близких к участникам совещания. 

Первый вариант реформы – ввести единый пониженный налог для всего имущества компаний и взимать его не только с недвижимости, но и с оборудования (сейчас оно от налога освобождено). Второй – полностью отменить налог на имущество, увеличив налог на прибыль. Такие предложения будут обсуждаться в Минэкономразвития, говорят два собеседника VTimes. До сих пор рассматривался только первый вариант. О нем говорилось, в частности, в Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021–2023 гг.

Представитель Белоусова переадресовал вопросы VTimes в Минэкономразвития, представитель которого отказался от комментариев. Минфин, по словам его представителя, прорабатывает только один вариант – ввести единый пониженный налог на имущество, как предлагал бизнес. 

Движимое недвижимое имущество  

Споры о налоге на имущество тянутся уже много лет. Налог на новое движимое имущество был отменен в конце 2012 г., чтобы стимулировать модернизацию производств и покупку оборудования. Но в 2017 г. чиновники решили изменить правила и дать регионам право выбирать – сохранить льготу или вернуть налог. Сохранили льготу единицы, например Москва, Московская и Ивановская области. Это возмутило бизнес, который напомнил президенту Владимиру Путину о моратории на рост налоговой нагрузки до 2019 г. С 2019 г. был повышен НДС, и власти решили компенсировать потери бизнеса, снова отменив налог на оборудование.

Но бизнес снова оказался недоволен – из-за споров с налоговиками, какое имущество считать движимым, а какое недвижимым. Уточнить размытые формулировки Гражданского кодекса пыталось Минэкономразвития, но его законопроект так и не был принят, так что споры продолжаются. В протоколе совещания у Белоусова, например, предлагается точно определить, что кабеля связи – имущество движимое. Номенклатура телеком-оборудования – это сотни позиций и одним кабелем точно не обойтись, говорит партнер Dentons Василий Марков.

Споров очень много, рассказывает партнер Taxology Алексей Артюх. Ассоциация «Русская сталь» (ее возглавляет основной акционер НЛМК Владимир Лисин) жаловалась, что иногда претензии касаются до половины оборудования. Именно НЛМК был одним из наиболее пострадавших из-за споров с Федеральной налоговой службой (ФНС). Представитель компании отказался от комментариев.

Суды в основном поддерживают налоговиков, говорят опрошенные юристы. Одно из таких дел («Лесозавода 25») дошло до Верховного суда, и он встал на сторону бизнеса. Но дело касалось только внутрицехового оборудования, теперь же массовыми стали споры по трубопроводам, трансформаторам, котлам, технологическим проездам и т. д., рассказывает Артюх. Случается, что инспекции называют недвижимым имуществом все, что «не на колесах», говорит партнер ФБК Галина Акчурина. Те, кто инвестировал в производство, столкнулись с претензиями на сотни миллионов, которые не учитывались в инвестпрограммах, замечает управляющий партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин.  Цена вопроса для бизнеса – 1,2–2,2% стоимости имущества, т. е. с каждого миллиарда 12–20 млн руб. в год, сетует сотрудник крупной промышленной компании.

В судах споров немного и их число не растет, спорит федеральный чиновник, те же дела, которые есть, в основном касаются специфичных объектов. VTimes ждут ответа представителя ФНС.  

Чего хочет бизнес

Бизнес предлагал разные варианты решения проблемы. Например, ввести единый налог или вовсе предоставить компаниям право самим выбирать, как платить налог. Как сейчас – по ставке до 2,2% с недвижимости и не платить с оборудования или по единой ставке 1,1%. Но компании не смогли договориться ни с Минфином, ни между собой. У всех разные объекты, у нефтяников огромный фонд движимого имущества, у металлургов меньше, говорит Артюх. По сути, бизнес добивается просто снижения налоговой нагрузки, говорил ранее федеральный чиновник. Представитель РСПП отказался от комментариев.

Теперь бизнес лучше готов к переговорам, знает человек, близкий к одному из участников совещания в правительстве. Если налог на движимое и недвижимое имущество будет единым, то ставка должна быть 1%, а в случае повышения налога на прибыль он должен увеличиться до 20,2% с 20%, рассказывает он. Справедливая ставка – 1,1%, говорит сотрудник крупной промышленной компании, но при условии освобождения от налога транспорта и имущества с маленьким сроком эксплуатации, так как по нему никогда не было споров. У всех разное соотношение движимого и недвижимого имущества и всегда будут проигравшие, но при ставке 1,1% негативный эффект для них будет не таким болезненным, считает собеседник VTimes. Минфин такой вариант не устраивает, говорит чиновник, ставка должна быть не ниже 1,7%. Определить ее еще предстоит, говорит представитель Минфина, но важно, чтобы не выросла налоговая нагрузка на бизнес и не упали доходы регионов.

Имущество или прибыль

Оба варианта реформы плохие, считает Костальгин, но худший – увеличить налог на прибыль. Если отменить налог на имущество, налог на прибыль и так вырастет без изменения ставки (20% налога на имущество можно вычесть при расчете налога на прибыль), говорит он. Рост налога на прибыль поставит многих в неравное положение, отмечает партнер KPMG Андрей Ермолаев. Есть компании, у которых нет имущества, но есть прибыль, и наоборот. Логика регулирующей функции налогов будет потеряна, это решит только фискальную задачу, поддерживает Марков. Перенос налогов на операционный бизнес – неэффективная мера, считает партнер BGP Litigation Александр Голиков, а восстановление даже пониженного налога на оборудование скажется на его обновлении. Лучше провести четкую границу между движимым и недвижимым имуществом, чтобы снизить число споров, предлагает он.

Если льгота для движимого имущества будет отменена, то можно немного повысить налог на прибыль, но вычитать из него налог на имущество, считает руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. Тогда компания с имуществом, но без прибыли минимальный налог все же заплатит, если же прибыль есть – налог на имущество будет незаметен, а региональный бюджет не пострадает.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.