Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 3 мин
Обновлено:

Правительство занимается налоговым маневрированием

За три года оно рассчитывает собрать дополнительные 2 трлн рублей

Коронавирус стал настоящим испытанием для мировой экономики – ее ждет самый сильный спад за послевоенный период, констатирует Минфин в Основных направлениях налоговой, бюджетной и таможенно-тарифной политики на 2021–2023 гг. (документ внесен в Госдуму вместе с проектом бюджета). Нефтяной рынок тоже пережил самое резкое за всю историю падение спроса, пишет Минфин, – и предупреждает: впереди тоже трудные времена.

«Достижение пикового спроса на нефть до пандемии считалось вопросом отдаленного будущего и приходилось на 2035 г. или позже, а спрос на природный газ, как ожидалось, не достигал пика даже в отдаленной перспективе», – говорится в Основных направлениях. Но это «считалось» может оказаться в прошлом.

В 2025 году или вообще никогда

Минфин ссылается на обзор компании BP, где говорится о существенном сдвиге в стратегии потребления нефти». Переход международных компаний на углеродную нейтральность свидетельствует о растущем запросе на снижение выбросов парниковых газов, что может быть достигнуто только за счет сокращения потребления угля и нефти (и в меньшей степени природного газа). Даже инерционный сценарий аналитиков нефтяного гиганта, предполагает, что пик мирового спроса на нефть будет достигнут уже в 2025 г., в двух других сценариях спрос уже никогда не восстановится до уровня 2019 г.

Заявления BP, а также Shell о переходе на возобновляемые источники энергии вызвали недовольство российской госкомпании «Роснефть». Ее первый вице-президент Дидье Касимиро обвинил конкурентов, что они создают «экзистенциальный кризис» для поставок нефти, пишет FT.

Для российского бюджета долгосрочное падение цен на нефть несет серьезные риски. Даже средний ценовой шок – снижение цен на нефть до $25-30 за баррель в течение 3–5 лет – приведет к выпадающим нефтегазовым доходам в 4–11% ВВП. Худший сценарий – если цены на нефть не превысят $10 за баррель – тогда в течение 10 лет бюджет потеряет 42,9% ВВП нефтегазовых доходов.

Угроза может оказаться реальной. Помимо декарбонизации против рынка нефти могут играть и изменения потребительских привычек, ускорившиеся в связи с пандемией коронавируса, ссылается Минфин на обзор BP: например, переход на удаленную работу части сотрудников может структурно снизить спрос на топливо. Резко растет и плата за выбросы. Согласно самому жесткому сценарию «нулевых выбросов углекислого газа», спрос на нефть за 30 лет в 2050 г. упадет на 78%.

Где взять денег

Минфин предлагает свой ответ на нефтяной вызов – пересмотреть налоговые льготы для нефтяных компаний. С 2013 по 2019 гг. доля льготируемой добычи выросла с 26,7% до 46,3%, вместе с ней росли и выпадающие доходы бюджета – с 0,4 трлн до 1,4 трлн руб. Добыча же не росла, как и инвестиции. Несмотря на рост EBITDA сектора на 6,1% в реальном выражении инвестиции за шесть лет увеличились всего на 0,3%. В итоге рентные доходы, пишет Минфин, перераспределялись от людей к недропользователям. Изменение льгот, по его замыслу, серьезно пополнит бюджет. Например, отмена льготы по НДПИ для месторождений с выработанностью более 80% и их перевод на режим налога на добавленный доход принесет в 2020 г. 80 млрд руб., отмена льгот при добыче и экспорте сверхвязкой нефти – 96 млрд, изменения режима НДД – 95 млрд.

Изменение налогообложения нефтяных компаний – лишь часть налогового маневра, описанного в Основных направлениях: весной для малого и среднего бизнеса были снижены налоги на труд, уже одобрено повышение нагрузки на офшорный капитал, а вскорости правительство рассчитывает добиться повышения НДПИ на майнинг. Кроме того, будет повышен до 15% НДФЛ на доходы свыше 5 млн в год, будет взиматься налог на процентный доход от вкладов, ускорена индексация акциза на табачные изделия. Всего за 2020 – 2023 гг. такие изменения принесут бюджету 2 трлн руб.

Льготы в обмен на прибыль

Минфин рассчитывает повысить отдачу и от расходов бюджета. Министерство уже несколько лет оценивает, насколько эффективны налоговые льготы. Если льготы регионов окажутся бессмысленными – прибыль бизнеса и доходы бюджета не вырастут, то это будет учтено при распределении трансфертов.

Минфин вновь предлагает оценить, насколько налоговые расходы, помогают выполнять госпрограммы, и востребованы ли льготы компаниями и людьми. Ежегодно налоговые расходы бюджета превышают 3 трлн руб., а в 2023 г. по прогнозам Минфина они достигнут почти 5 трлн. Доля налоговых расходов в общих тратах на госпрограммы существенно различается, следует из отчета министерства: в основном они идут на развитие энергетики – более 1 трлн руб., далее следуют льготы на обеспечение людей доступным жильем, на развитие здравоохранения и др., впрочем, их сумма существенно меньше.

Минфин предлагает пересматривать льготы, если:

  • она не соответствует целям госпрограмм;
  • не вносят серьезного вклада в их выполнение;
  • слабо востребованы, не окупаются;
  • их можно заменить более дешевыми льготами.

Впрочем, когда министерство закончит оценку эффективности льгот, в документе не сказано.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.