Используются материалы Financial Times Financial Times

Поддержите VTimes, чтобы мы могли работать для вас.
Время прочтения: 3 мин
Обновлено:

Власти не ждут второй волны эпидемии: ее нет ни в каком сценарии

Но восстановление российской экономики уже замедляется, говорят эксперты

Ускоренный рост числа заболевших ковидом и замедление восстановления мировой экономики – ключевые риски для российской экономики. На них основан консервативный сценарий обновленного макроэкономического прогноза на 2020–2023 гг., который опубликовало Минэкономразвития. Но даже в нем министерство не ждет второй волны эпидемии, хотя «она остается ключевым источником риска для параметров прогноза».

И в базовом, и в консервативном сценариях в 2020 г. падение российской экономики будет не таким сильным, как чиновники ждали летом, – на 3,9%. Но дальнейшее восстановление будет зависеть от того, реализуются ли риски. Если распространение коронавируса не ускорится, а мировая экономика будет быстро восстанавливаться, то российская – вырастет на 3,3% в 2021 г. и на столько же в 2022 и 2023 гг. Если риски реализуются, то рост экономики не будет быстрей 3% все три года.

Скептики не видят и 3%, оптимистам 3% мало

Основные вопросы – к довольно оптимистическим ожиданиям на 2022-2023 гг., говорит главный экономист Российского фонда прямых инвестиций Дмитрий Полевой, а также консервативному прогнозу, который не сильно отличается от базового.

Оба варианта прогноза малореалистические, выражает скепсис главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. За ними стоят крайне оптимистичная оценка роста реальных доходов населения, считает она, но такого роста (на 3% в 2021 г. и 2,4–2,5% в 2022–2023 гг.) не было даже в докризисный 2013 г. и электоральный 2018 г. В условиях сохранения удаленной работы, сокращения затрат крупного бизнеса, шансов, что доходы будут расти так быстро, нет, говорит Орлова. Восстановление экономики будет даже более быстрым, не согласен главный экономист «ВТБ капитала» Александр Исаков. Он прогнозирует 4% в 2021 г. в условиях роста добычи нефти и нормализации инвестиционного и потребительского спроса из-за резкого снижения неопределенности. В следующем году можно ожидать хорошего роста – около 3,5%. Но это рост – на фоне низкой базы 2020 г., указывал ранее главный экономист Сбербанка Антон Струченевский.

Логично рассмотреть более стрессовые условия, и вряд ли экономика России на них отреагирует столь сдержанно, как ожидает Минэкономразвития, считает Полевой.

Плавное восстановление или вообще – угроза спада

В некоторых странах вторая волна эпидемии уже началась, рост числа новых случаев заражения вирусом резко ускоряется во всем мире, в том числе в России. Израиль уже ввел повторный карантин, власти многих стран вновь устанавливают различные ограничения. Мэрия Москвы посоветовала компаниям вернуть часть работников на удаленную работу и также восстановила часть противоэпидемических ограничений. Повторные вспышки вируса замедлят восстановление глобальной экономики на 2–3 п.п. по сравнению с базовым прогнозом (спад на 4,5% в 2020 г. и рост на 5% в 2021 г.), предсказывает ОЭСР.

Восстановление российской экономики уже замедляется. После фронтального падения в апреле, активного восстановления в мае-июле, в августе экономика вернулась в предкризисное состояние. Экономика во многом отыграла временные факторы восстановления, говорила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина: восстановление пойдет более плавно. Скорее речь идет не о более плавном восстановлении, а риске нового спада, говорят экономисты.

В августе Россия заметно нарастила добычу нефти и газа, пишут аналитики «Локо-инвест», но слабость потребительского спроса перекрыла нефтегазовое восстановление – продажи автомобилей снизились после сильного роста в июле, розничная торговля продолжила падать ускоренными темпами. Спрос слабеет из-за сокращения бюджетного импульса, объясняют аналитики. Пик бюджетного стимулирования пришелся на начало лета, но теперь ненефтегазовый дефицит начал сокращаться, как и расходование бюджетных средств. Отставание денежных потоков в экономике от «нормального» уровня усилилось в середине сентября, обратил внимание ЦБ.

Промышленное производство в августе по сравнению с июлем выросло на 0,5% после роста месяцем ранее на 0,9%. В ближайшее время рост производства может остановиться, предупреждает замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. Рост экспортных заказов уже сошел на нет, промышленность подпитывается лишь за счет внутреннего спроса, и на фоне низких запасов предприятия начнут работать на склад, объясняет он. При отсутствии роста загрузки производственных мощностей инвестиционный спрос в экономике будет еще сильнее слабеть, ждет Миронов.

Инвестиции обещали вернуться

Сокращение инвестиционного спроса со стороны девяти крупнейших компаний с госучастием относительно плана может лишить экономику около 270 млрд руб., оценивал первый вице-премьер Андрей Белоусов: это может вызвать по цепочке сокращение производства и неплатежи у производителей инвестиционных товаров.

Уже перед началом кризиса экономика испытывала острую потребность в инвестициях. Если за 1999–2010 гг. в среднем инвестиции росли на 9,7%, то в 2011–2019 гг. – всего на 1,9%. В кризисном II квартале 2020 г. инвестиции упали на 7,6% в годовом выражении. Пока падение не дотягивает до максимальных спадов двух предыдущих рецессий – во II-м квартале 2009 г. и III квартале 2015 г., но риск в том, что нынешний кризис отличается от всех остальных. Экономика падает быстрее инвестиций и, если не нивелировать рост неопределенности, посткризисное восстановление инвестиционной активности может затянуться, предупреждают аналитики Центра развития Высшей школы экономики. Рост налогов с 2021 г. только ухудшит ситуацию, что может отразится на инвестициях, говорит Орлова.

Инвестиции вернутся к росту в 2021 г., ждет Минэкономразвития в обоих вариантах прогноза. Но с учетом сокращения расходов бюджета, инерционного принятия решений компаний и ограничений, обусловленных соглашением с ОПЕК, восстановление будет умеренным. В 2022 и 2023 гг. рост инвестиций ускорятся по базовому прогнозу до 5,3% и 5,1% соответственно. Основным источником роста экономики останется внутренний спрос (рост расходов домохозяйств будет около 3%). Структура же экономики существенно не изменится за исключением небольшого сокращения доли добычи полезных ископаемых.

Спасибо, что читаете эту статью!

Поддержите VTimes, чтобы мы могли продолжать работать для вас.

На этом сайте используются средства веб-аналитики, файлы cookie и другие аналогичные технологии. Также могут обрабатываться ваши персональные данные. Подробности в Политике конфиденциальности.

Для работы с сайтом подтвердите, что вы ознакомились и согласны с условиями Политики.